Олени и коровы угрожают самому большому в мире живому организму

Ученые обеспокоены состоянием леса Пандо в штате Юта — клональной колонии тополя, которую считают самым большим организмом на Земле. Молодую поросль деревьев поедают дикие олени и пасущиеся коровы.

Лес Пандо, известный также как «Дрожащий гигант», представляет собой часть национального леса Фишлейк на западной окраине плато Колорадо в южно-центральной части штата Юта, примерно в 1,6 км к юго-западу от озера Фиш-Лейк. Лес занимает 43,6 га. Он состоит из более чем 47 тысяч генетически идентичных надземных стволов тополя осинообразного (Populus tremuloides), происходящих от одного подземного родительского клона и объединенных общей корневой системой. Суммарный вес деревьев оценивается в 6000 тонн, поэтому лес Пандо считают самым крупным на Земле организмом по сухому весу.

Подобные колониальные организмы не так уж редки среди растений и грибов, хотя они нечасто достигают столь внушительных размеров. Известно растущее на морском дне растение посидония океанская (Posidonia oceanica), которое формирует целые подводные луга. Широкую известность получил «Огромный опёнок» из штата Мичиган — грибница опёнка тонконогого на площади в 15 гектаров. Общий вес этого организма оценивается в 40 тонн. Его конкурент из Орегона — грибница опёнка темного — занимает площадь более 8,8 квадратных километра. Но чаще клональные колонии представляют собой небольшие группы рядом растущих деревьев, кустарников или травянистых растений. Отдельные деревья такой колонии ботаники обозначают термином «рамет». Клональные группы тополя осинообразного в Северной Америке очень распространены, но обычно их площадь не превышает 0,1 гектара.

Лес Пандо был идентифицирован в 1976 году Джерри Кемперманом и Бертоном Барнсом, обратившими внимание на идентичные характеристики деревьев. В 1992 году Майкл Грант, Джеффри Миттон и Ян Линхарт из Университета Колорадо в Боулдере повторно исследовали лес и описали его как единый организм на основе морфологических характеристик деревьев. Тогда лес получил название Пандо от латинского слова «я распространяюсь». В 2008 году Дженнифер Де Вуди, Кэрол Роу, Валери Хипкинс и Карен Мок из Университета штата Юта и Университета Саутгемптона подтвердили генетическую идентичность тополей.

В 2018 году исследователи из Университета штата Юта Пол Роджерс и Даррен Макэвой завершили первую всестороннюю оценку леса Пандо. Они обнаружили, что пасущиеся олени (чернохвостый олень и вапити) и, в меньшей степени, крупный рогатый скот наносят вред деревьям, ограничивая рост новых побегов. По мере того, как старые стволы засыхали, новые не могли заменить их, так как съедались животными. Пандо медленно умирал.

Администрация национального леса Фиш-Лейк, Лесная служба США и организация Western Aspen Alliance приняли меры в ответ на эти угрозы. Часть леса Пандо была огорожена, чтобы не допустить проникновения оленей и коров. Нынешнее исследование Пола Роджерса было посвящено проверке эффективности этих мер и прогнозу дальнейшей судьбы леса. Состояние деревьев оценивалось на 64 площадках как в огороженной, так и в неогороженной частях.

«Похоже, Пандо идет по трем различным экологическим путям в зависимости от того, какие меры предпринимаются на конкретном участке, — рассказывает Пол Роджерс. — Около 16 % площади надлежащим образом огорожено от пасущихся животных, новые побеги тополя, успешно пережившие первые годы, превращаются в новые деревья. Но более трети ограждений пришло в негодность и лишь недавно были усилены. Здесь старых и умирающих деревьев всё еще больше, чем молодых. А на участках, которые остаются неогороженными (примерно 50 % насаждений), по-прежнему сосредоточены олени и крупный рогатый скот, уничтожающие большую часть молодых побегов. Зрелые стволы отмирают без замены, открывая верхний ярус и позволяя большему количеству солнечного света достигать лесной подстилки, что меняет состав растений. Эти неогороженные территории переживают самый быстрый спад, в то время как огороженные территории идут своим собственным курсом — фактически разрушая этот уникальный, исторически однородный лес. Я думаю, что если мы попытаемся спасти организм только с помощью заборов, мы обнаружим, что пытаемся создать что-то вроде зоопарка в дикой природе. Хотя стратегия ограждения имеет благие намерения, в конечном итоге нам нужно будет решить основные проблемы, связанные с тем, что в этом ландшафте слишком много пасущихся оленей и крупного рогатого скота».

Исследование опубликовано в журнале Conservation Science and Practice.

Обсудите с коллегами

11:00

Исчезновение лягушек из-за смертельной болезни влечет вспышки малярии среди людей

PRO SCIENCE
09:00

Большой якорь римских времен поднят со дна у берегов Англии

PRO SCIENCE
27.09

Динозавры России. Прошлое, настоящее, будущее

PRO SCIENCE
27.09

Химики поняли, как увеличить срок годности лекарства от эпилепсии

PRO SCIENCE
26.09

Путеводный нейрон

PRO SCIENCE
26.09

Найденной в Висконсине долбленой лодке оказалось три тысячи лет

PRO SCIENCE
Настоящий безвиз