Человек дня: Сергей Стечкин

6 сентября 1920 года родился Сергей Стечкин, выдающийся математик, основатель научной школы в теории функций.

 

Личное дело

Сергей Стечкин. Фото из семейного архива

Сергей Борисович Стечкин (1920—1995) родился в Москве. Его отец Борис Стечкин (1891—1969) был академиком АН СССР, создал теорию воздушно-реактивных двигателей и опытные образцы таких двигателей. Мать математика — Ирина Стечкина (урожденная Шилова) была дочерью основателя физической химии в России, создателя теории и практики противохимической защиты Николая Шилова.

Сергей получил начальное образование с домашними учителями, после чего пошел сразу в третий класс школы №59, созданной на базе Медведниковской гимназии. Эту школу окончил гроссмейстер Юрий Авербах, а также известные математики и физики Владимир Арнольд, Виктор Маслов, Юрий Рыжов, Вениамин Мясников и многие другие.

В 1930 году по «делу промпартии» был арестован отец Стечкина. Благодаря заступничеству известного академика Сергея Чаплыгина его досрочно освободили в 1931 году, однако в 1937-м Борис Стечкин был вновь арестован. На свободу вышел в 1943-м - он был нужен для строительства первого в стране завода воздушно-реактивных двигателей.

Окончив школу с похвальным листом в 1938 году, Стечкин подал документы на механико-математический факультет МГУ, однако из-за ареста отца ему было отказано. Поступил в Горьковский (ныне Нижегородский) государственный университет, где окончил первый курс физико-математического факультета. После этого благодаря содействию Чаплыгина перевелся на мехмат МГУ.

В начале войны Стечкин был членом пожарной охраны университета, тушил зажигательные бомбы. Вспоминал, что однажды падающая «зажигалка» сбила с него кепку. Был награжден медалью «За оборону Москвы».

В 1943—1946 годах читал лекции в Военной академии бронетанковых и механизированных войск, где «сумел заставить работать учащихся и добился поэтому хороших результатов».

С 1944 по 1947 год учился в аспирантуре у Дмитрия Меньшова, в 1948 году защитил в МГУ кандидатскую диссертацию на тему: «О порядке наилучших приближений непрерывных функций». В 1958 году защитил докторскую диссертацию на тему «Исследования по теории степенных и тригонометрических рядов».

После аспирантуры два года трудился в НИИ Академии артиллерийских наук, а с 1949 года работал в отделе теории функций Математического института им. В. А. Стеклова.

В 1956 году основал Свердловское отделение Математического института им. В. А. Стеклова, позднее превратившегося в Институт математики и механики Уральского отделения РАН, стал его первым директором.

В 1967 году Стечкин вернулся в Москву, где до конца жизни работал в Математическом институте им. В. А. Стеклова, а также преподавал на механико-математическом факультете МГУ.

Организовал журнал «Математические заметки» Академии наук СССР, более 20 лет был его главным редактором.

Скончался от рака 22 ноября 1995 года. Похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве.

 

Чем знаменит

Известный математик и преподаватель второй половины ХХ века. Его исследования были посвящены теории приближения функций, тригонометрическим и ортогональным рядам, экстремальным свойствам функций.

Стечкин доказал критерий абсолютной сходимости рядов Фурье индивидуальных функций, вместе с учениками построил теорию наилучшего приближения неограниченных линейных операторов ограниченными.

Совместно с Николаем Ефимовым разработал геометрическую теорию приближений в банаховых пространствах.

 

О чем надо знать

Вернувшись из Свердловска в Москву, ученый старался поддерживать связь с уральскими математиками, для этого начал проводить летние научные школы по теории функций. Первая такая школа прошла в 1971 году вблизи Свердловска. Затем они проводились почти ежегодно, в основном, на Урале. Последний раз Стечкин участвовал в летней школе в 1995 году. После его смерти традиция летних школ продолжилась, летние семинары стали посвящать памяти математика.

 

Прямая речь

О Стечкине-преподавателе (Владимир Губайловский, из романа «Учитель цинизма»): «На первой же лекции по матанализу наш профессор Сергей Борисович Стечкин слегка встряхнул аудиторию: "Вот вы тут сидите и думаете, что будете заниматься математикой. Хочу вас огорчить. Математикой из вас будет заниматься человек пять, не больше, а у остальных будет совсем другая судьба. Большинство станет программистами".

Мы не поверили ему. А он, конечно, оказался прав. <...>

Сергей Борисович — иначе Сербор, его у нас по-другому и не называли, — объяснив, что мы никакие не математики и стать ими у нас шансов почти нет, на этом не остановился. Он запретил записывать свои лекции: "Процесс записи вас будет отвлекать от сути дела. Когда надо будет что-то записать, я вам скажу: итак, дальше записываем".

Однажды он пришел на лекцию в красной рубахе и сел на стол. "Поздравьте меня, у меня родилась дочь". Мы обалдели и устроили ему овацию. Сербор казался нам глубоким стариком, хотя ему было всего 58 лет. Он женился на своей аспирантке. И неудивительно, что молодая женщина влюбилась в него. Мы все были немного влюблены в своего профессора.

Он поражал какой-то необыкновенной внутренней свободой. Например, приходил на экзамен (вот на экзамене к нему лучше было не попадать), разворачивал "L’Humanitе", доставал розовую мыльницу, которую носил с собой в качестве пепельницы, и закуривал длиннейшую сигарету "Ява-100". Мы-то курили что попроще и покрепче. А у него эта бесконечная сигарета держалась в специальной складке на нижней губе — он мог открыть рот, а сигарета не падала. Это был такой фирменный трюк».

О действительных числах (там же): «На лекции, которая завершала изложение теории действительного числа, Стечкин сказал: "О том, что такое число, думали умнейшие люди на протяжении тысячелетий. Существует множество определений числа. Но я вам этого определения давать не буду. Я скажу иначе: действительное число — это элемент множества действительных чисел".

Боюсь, что даже самые умные и эрудированные из нас ни сном ни духом не ведали ни о Платоне, ни о Канте, ни о Гегеле, и потому подробности тысячелетних страстей вокруг понятия "число" в аудитории 14-08 в этот день и час были известны ровно одному человеку — самому профессору Стечкину. И он это отлично понимал. К кому он обращался, давая свою глубокую формулировку? Как ни странно, в частности — ко мне. Но не к тому безусому и безбородому первокурснику, который сидел как на иголках, поскольку очень торопился то ли на свидание, то ли за пивом. А к тому человеку, который через тридцать с лишним лет, когда самого Стечкина уже не будет на этой Земле, припомнит его слова, задумается над ними и что-то поймет в окружающей действительности. <…>

Давая определение множества действительных чисел, мы описываем некоторый набор объектов, подчиняющихся строгой аксиоматике, — объектов, которые находятся друг с другом в формально-строгой системе отношений. Если совокупность объектов образует множество действительных чисел, любой элемент такой совокупности и есть число. И нет необходимости доискиваться каких-то внешних, философских дефиниций, вроде того что единица есть единое, а один плюс один — многое.

Фактически наш профессор предложил метод осмысления мира, а не только чисел, а мы этого просто не могли охватить своими куриными мозгами».

 

4 факта о Сергее Стечкине

  • Поначалу увлекался шахматами, в возрасте 13-14 лет заинтересовался математикой. В последнем классе, как вспоминал гроссмейстер Юрий Авербах, Стечкин предложил ему забрать любые шахматные книги, а оставшиеся решил обменять у букиниста на математические.
  • Около полувека читал обязательные и специальные курсы студентам-математикам в Москве и Свердловске. В его личном архиве были найдены эссе «Заговóры духа» и «О культуре», посвященные лекторскому искусству.
  • В 1993 году Стечкину была присуждена премия им. П. Л. Чебышева Российской академии наук. Этой премией ученый очень гордился.
  • Стечкин был дважды женат. В 1949 году женился на Екатерине Трифоновой — в то время студентке мехмата, имевшей II мужской разряд по шахматам. В 1950 году у супругов родился сын Борис Стечкин, позднее ставший академиком Российской академии космонавтики. В начале семидесятых годов этот брак распался. В 1978 году Стечкин женился вновь — на аспирантке Татьяне Радославовой, тоже математике. В браке родились две дочери — Александра и Валерия. Ученый любил путешествовать с детьми: дочерей брал на летние математические школы, а с сыном в последние годы ездил в загранкомандировки.

 

Материалы о Сергее Стечкине:

Справка сайта Peoples.ru

Биография ученого в Википедии

Биография на сайте института математики и механики им. Н. Н. Красовского

Обсудите с коллегами

20:27

Инстинктивная реакция

19:56

Собянин в камуфляже

19:35

«Сталинские сроки пошли»

18:59

Ловушка памяти

18:18

Мобилизация и рынок труда

18:17

Вина и ответственность

Меркачева о приговоре Сафронову