Человек дня: Федор Гааз

4 сентября 1780 года родился Федор Гааз, врач, филантроп, «святой доктор».

 

Личное дело

Федор Петрович Гааз (при рождении Фридрих-Иосиф Гааз, 1780—1853) родился в городке Бад-Мюнстерайфель на западе Германии в большой и небогатой семье аптекаря. Окончил католическую церковную школу в Кельне, затем изучал германистику, философию и медицину в Йенском и Геттингенском университетах. В Венском университете окончил курс медицинских наук, после чего работал в Вене врачом по глазным болезням. Вылечил жену находившегося там российского князя Николая Репнина-Волконского, после чего по приглашению последнего в 1802 году прибыл в Москву в качестве домашнего врача Репниных-Волконских.

О немецком докторе быстро узнали, он получил обширную частную практику. Помимо этого Гааз бесплатно лечил бедных в Преображенской, Староекатерининской и Павловской больницах. За что по настоянию императрицы Марии Федоровны был награжден орденом Святого Владимира IV степени, которым очень гордился. В 1807 году был назначен главным врачом Павловской больницы, в которой практиковал и как терапевт.

В 1809 и 1810 годах совершил две поездки на Кавказ, во время которых изучал минеральные источники. Открыл источники Железноводска и Ессентуков. По итогам поездки выпустил отчет «Мое посещение Александровских вод» — первое и наиболее полное описание горячих родников Кавказских Минеральных Вод.

Во время Отечественной войны 1812 года был хирургом в Русской армии. Лечил раненых под Смоленском, в Бородино, в сгоревшей Москве. Вместе с армией дошел до Парижа. После окончания заграничного похода вышел в отставку, уехал в родной город к умирающему отцу. После смерти родителя вернулся в Москву, где следующие десять лет был главным врачом Павловской больницы. В 1825 году по рекомендации генерал-губернатора Москвы Дмитрия Голицына стал главным врачом города.

За год пребывания в должности навел чистоту во всех больничных учреждениях, также были починены и избавлены от мышей аптекарские склады, в их штат включили кошек. У Гааза появились и недоброжелатели, писавшие в доносах, что главный врач растрачивает казенные деньги и занимается вздорными проектами.

Не стерпев кляуз, через год Гааз уволился и вновь вернулся к врачебной практике. Он приобрел дом в центре Москвы, купил усадьбу в подмосковном Тишково, завел в ней суконную фабрику. Его белоснежные рысаки были одними из лучших в городе. Врач много читал, переписывался с философом Фридрихом Шеллингом.

В 1827 году был назначен главным врачом московских тюрем, также вошел в новоучрежденный комитет попечительства о тюрьмах. Следующие четверть века Гааз посвятил улучшению жизни российских заключенных.

Он добился освобождения от кандалов стариков и больных, а также отмены в Москве практики приковывания по несколько ссыльных к железному пруту. На одном таком пруте месяцами должны были идти рядом заключенные разного возраста, пола и состояния здоровья.

Гааз также смог добиться отмены бритья головы у женщин. Благодаря ему появились тюремная больница и школа для детей арестантов.

Он придумал и внедрил в Москве легкие кандалы для арестантов. Гааз сам оплатил перековку заключенных в такие кандалы и, велев себя заковать, прошел с ними этап, чтобы убедиться в правильности собственных расчетов.

На благотворительность пошли все сбережения доктора, а также его подмосковное имение и особняк в Москве. В народе за такую самоотверженность его прозвали «святым доктором».

Федор Гааз скончался 16 августа 1853 года, был похоронен за казенный счет на Введенском кладбище в Москве. В последний путь доктора и мецената провожали около 20 тысяч горожан.

 

Чем знаменит

Федор Гааз

Знаменитый врач, подвижник и филантроп, ставший легендой и прозванный «святым доктором» еще при жизни. Все свои деньги и имущество Гааз пожертвовал на помощь заключенным, на устройство Полицейской больницы для бесприютных, заболевших на улице, на школу для арестантских детей. Также он добивался пересмотра несправедливых приговоров и запрета помещикам ссылать своих крепостных.

 

О чем надо знать

Во многих начинаниях Гаазу помогал митрополит московский Филарет (Дроздов), который заступался, когда на доктора приходили жалобы. Филарет также состоял в московском отделении тюремного комитета. Один раз во время заседания, когда Гааз в очередной раз доказывал, что некоторые заключенные-рецидивисты не так виновны, как их наказывает суд, митрополит возразил: «Что вы все защищаете рецидивистов, без вины в тюрьму не сажают». Гааз ответил главе Русской православной церкви: «А как же Христос? Вы забыли о Христе!». Присутствующие опешили от такой дерзости, а Филарет сказал: «Федор Петрович, в этот момент не я Христа забыл, а это Христос меня покинул».

 

Прямая речь

О человеческих слабостях (цит. по А. Ф. Кони): «Человек редко думает и действует в гармоническом соответствии с тем, чем он занят; образ его мыслей и действий обыкновенно определяется совокупностью обстоятельств… Признавать эту зависимость человека от обстоятельств не значит отрицать в нем способность правильно судить о вещах сообразно их существу или считать за ничто вообще волю человека. Это было бы равносильно признанию человека — этого чудного творения — несчастным автоматом. Но указывать на эту зависимость необходимо уже для того, чтобы напомнить, как редки между людьми настоящие люди. Эта зависимость требует снисходительного отношения к человеческим заблуждениям и слабостям. В этом снисхождении, конечно, мало лестного для человечества, но упреки и порицания по поводу такой зависимости были бы и несправедливы, и жестоки».

Гааз своим критикам (там же): «В чем вред моих действий? В том ли, что некоторые из оставленных [в московском пересыльном госпитале] арестантов умерли в тюремной больнице, а не в дороге? что здоровье других сохранено? что душевные недуги некоторых по возможности исправлены? Арестанты выходят из Москвы, не слыша говоримого в других местах: "Идите дальше, там можете просить". Материнское попечение о них может отогреть их оледеневшее сердце и вызвать в них теплую признательность!».

О пересыльной тюрьме (там же, жена английского посла леди Блумфильд): «Мы были [в сентябре 1847 года] в пересыльной тюрьме на Воробьевых горах... Тюрьма — жалкая постройка, состоявшая из нескольких деревянных домов, построенных в 1831 году, во время холеры, чтобы не пускать преступников в зараженный город. Мы вошли в комнату, где их осматривал доктор Гааз. Этот чудесный человек посвятил себя им уже восемнадцать лет и приобрел среди них большое влияние и авторитет. Он разговаривал с ними, утешал их, увещевал, выслушивал их жалобы и внушал им упование на милость Бога, многим раздавая книги. <…> Когда я вошла в тюрьму, один арестант стоял на коленях перед Гаазом и, не желая встать, рыдал надрывающим душу образом. Его история очень любопытна. Он был сослан в Сибирь за убийство, и жена отказалась следовать за ним. Бежав из Сибири, он нашел на родине, в Белоруссии, жену замужем за другим. Его поймали, жестоко наказали и опять сослали. С отчаянием умолял он отдать ему жену. Несчастье было написано на лице его. Сколько ни уговаривал его Гааз, сколько ни образумлял с ласкою и участием, он оставался неутешен и плакал горько. Пред отходом партии была перекличка. Арестанты начали строиться, креститься на церковь; некоторые поклонились ей до земли, потом стали подходить к Гаазу, благословляли его, целовали ему руки и благодарили за все доброе, им сделанное. Он прощался с каждым, некоторых целуя, давая каждому совет и говоря ободряющие слова. Потом Гааз сказал мне, что всегда молится, чтобы, когда все соберутся пред Богом, начальство не было осуждено этими самыми преступниками и не понесло в свою очередь тяжелого наказания».

 

7 фактов о Федоре Гаазе

  • Гааз просыпался около шести утра, пил отвар из смородиновых листьев, молился в домашней католической церкви Петра и Павла. Затем с 6.30 до 8-9 часов проходил прием больных. После этого Гааз ехал в пересыльную тюрьму на Воробьевы горы, в 12 часов он там обедал овсяной или гречневой кашей и отправлялся в Бутырку. Потом объезжал свои больницы. Вернувшись вечером домой, молился, ужинал кашей и возвращался в больницу, где вел прием порой до 11 часов вечера.
  • Жены и своих детей у доктора не было, но был приемный сын — еврейский сирота Лейб Норман. Юношей он был призван из Литвы на военное поселение, но по дороге заболел и оказался в полиции, откуда Гааз его вытащил. Впоследствии Норман работал врачом в Рязани.
  • Во многом на свои деньги Гааз перестроил Бутырскую тюрьму. Впервые в камерах этого «тюремного замка» были сделаны окна, появился умывальник, канализация, нары (до этого спали на полу). В тюрьме были построены мастерские, одна из которых — столярная — работает до сих пор, там делают табуретки.
  • Написал и издал за свой счет небольшую книжку «Азбука христианского благонравия. Об оставлении бранных и укоризненных слов и вообще неприличных на счет ближнего, или О начатках любви». Дарил ее арестантам, идущим этапом в Сибирь.
  • Гааз стал прототипом доктора в «Рассказе старшего садовника» Чехова. О нем Чехов не раз вспоминал, рассказывая о путешествии на «кандальный остров» Сахалин, где он услышал немало историй о «святом докторе».
  • Римско-католическая церковь с 2011 года начала процесс причисления Гааза к лику блаженных. 9 января 2016 года во время торжественной Мессы в Кафедральном соборе в Москве была открыта епархиальная стадия процесса канонизации.
  • Девизом доктора стали слова, позаимствованные у апостола Павла: «Спешите делать добро!». Они высечены на его надгробии на Введенском кладбище. Ограда могилы Гааза обрамлена арестантскими, «гаазовскими» кандалами.

 

Материалы о Федоре Гаазе:

Биография в Википедии

А. П. Шикман «Деятели отечественной истории»

Биографическая справка портала Foru.ru

Биография на Mgarsky-monastery.org

А. Ф. Кони «Федор Петрович Гааз»

Обсудите с коллегами

20:27

Инстинктивная реакция

19:56

Собянин в камуфляже

19:35

«Сталинские сроки пошли»

18:59

Ловушка памяти

18:18

Мобилизация и рынок труда

18:17

Вина и ответственность

Томас Орлик о перспективах экономики Китая