Владимир Ипатьев

21 ноября 1867 года родился великий химик Владимир Ипатьев.

 

Личное дело

Владимир Николаевич Ипатьев (1867— 1952) родился в Москве, в семье архитектора Николая Алексеевича Ипатьева и Анны Дмитриевны Глики. Детство и юность провел в собственном доме отца на Пресне. В 8 лет был отдан в 5-ю Классическую Московскую Гимназию на Поварской улице, но проучился там недолго. После того, как у матери был обнаружен туберкулез и ее отправили на лечение в Крым, Владимир перешел во второй класс 3-й военной московской гимназии. Поначалу мальчик не отличался успехами в учебе, но в 6-м классе вдруг заинтересовался химией, прочитав небольшую главу, посвященную химическим явлениям, в учебнике физики. Сведения, извлеченные из нее, по воспоминаниям Ипатьева, буквально потрясли его: «Помню, больше всего меня заинтересовали законы постоянства состава и кратных отношений, а также атомистическая теория строения вещества. Мне казалось, что я впервые посмотрел на мир открытыми глазами, и мне захотелось учиться, чтобы полнее и лучше его понять». Обстоятельства сложились так, что, получив гимназический аттестат, Владимир не поступил в высшее учебное заведение, где мог бы всерьез заниматься химией. В 1885 году он поступил в Александровское (пехотное) военное училище в Москве. Преподавания «невоенного» предмета — химии — там практически не велось. Ипатьев самостоятельно учился по «Курсу неорганической химии» А. Кольбе, переведенному с немецкого, который в то время он служил основным учебником для осваивающих основы химии.

Затем последовало Михайловское артиллерийское училище в Петербурге, куда он перевелся через два месяца; здесь Владимир продолжал увлеченно заниматься химией, а его «путеводителями» стали «Основы химии» Д.И. Менделеева и «Аналитическая химия» Н.А. Меншуткина. Окончил училище в 1887 году с отличием.

В 1889 году Ипатьев выдержал сложные конкурсные экзамены в Михайловскую артиллерийскую академию. По воспоминаниям современников, он привел экзаменаторов в изумление уровнем своих знаний по химии.  

Вскоре его пригласили участвовать в анализах сталей и чугунов на Колпинском и Обуховском заводах, где слушатели академии проходили практику. И уже в 1890 году Ипатьева приняли в Русское физико-химическое общество. По возрасту он оказался самым молодым его членом.

На одном из заседаний общества Ипатьев встретился с крупным металлургом Д.К.Черновым и под его руководством занялся химическими исследованиями структуры стали. В этом же году он познакомился с Д.И. Менделеевым и Д.П.Коноваловым. Менделеев весьма лестно отозвался о докладе Ипатьева, который тот сделал в феврале 1892 года.

В мае 1892 года Ипатьев с блеском окончил академию. Возможно, благожелательное внимание «светил» русской химии способствовало тому, что его оставили в академии в должности «репетитора» для подготовки к преподавательской деятельности.

По окончании академии году был оставлен там репетитором и помощником заведующего химической лабораторией. В том же году работал по органической химии в Санкт-Петербургском университете в лаборатории профессора А. Е. Фаворского. В одной из бесед он сказал Ипатьеву: «Нигде вы не научитесь так точно мыслить и рационально ставить опыты, как при изучении органической химии». Эта фраза пробудила интерес Ипатьева к новой области знаний. Фаворский подсказал ему и тему диссертации: действие брома на третичные спирты и присоединение бромистого водорода к алленам и двузамещенным ацетиленам.

В 1895 году Ипатьев защитил диссертацию «О действии брома на третичные спирты и бромистого водорода на ацетиленовые и алленовые углеводороды» — первую в истории академии диссертацию по химии, после чего получил звание штатного преподавателя академии. За эту работу Русское физико-химическое общество присудило молодому ученому малую премию имени А. М. Бутлерова.

В лаборатории он начал цикл работ по изучению структуры изопрена. В частности, разработал ставшую общепринятой методику гидрогалогенирования изопрена. Достижения Ипатьева стали основой для решения Петербургской Академии наук отправить его в заграничную командировку. В 1896—1897 годах он работал в Мюнхене у будущего нобелевского лауреата профессора Байера, с которым сделал совместно работу о строении карона и о кароновой кислоте. После Мюнхена Ипатьев побывал во Франции, где познакомился с Марселеном Бертло и Шарлем Фриделем. В Париже он занимался проблемами изготовления бездымных порохов. Но, пожалуй, наиболее важным для Ипатьева оказалось то обстоятельство, что ему удалось получить представление о работах Поля Сабатье в области гетерогенного катализа.

В 1899 году Ипатьев защитил диссертации «Алленовые углеводороды, реакция хлористого нитрозола, нитрозаты и действие натрий-малонового эфира на дибромиды» и «Взрывчатые свойства тринитрокрезола и тринитронафталина», за что получил звание профессора академии.

Владимир Ипатьев в России и Поль Сабатье во Франции положили начало эпохе гетерогенного катализа в органической химии, проводившегося в экстремальных условиях.

Работы ученых развивались параллельно, дополняли друг друга. Сабатье большее внимание уделял подбору и приготовлению катализаторов, изучал влияние примесей на протекание реакций, тогда как температурный фактор в его исследованиях не играл первенствующей роли. Для Ипатьева объектом были пирогенетические реакции, а катализатор служил своеобразным «ограничителем» разрушающего эффекта тепла.

В январе 1901 года в Химическом обществе он сделал доклад «О двойном каталитическом разложений алкоголей», чем начал цикл своих фундаментальных исследований. Только за один год он опубликовал почти столько же статей, сколько за все предшествующее время. За короткий период ученый разработал новые «высокотемпературные» методы получения олефинов из спиртов и, в частности, этилена из винного спирта. В качестве катализатора с успехом применил глинозем А12О3. Впоследствии оксид алюминия сделался самым распространенным катализатором.

Ипатьев первым ввел в химическую практику, в частности в гетерогенном катализе, использование высоких давлений. Применение высокого давления потребовало революционной перестройки лабораторного оборудования. В 1904 году он сконструировал специальный аппарат — так называемую «бомбу Ипатьева», снабженную термометром и термопарой для измерения давления и температуры. Она стала прототипом применяемых ныне в химической практике автоклавов.

20  марта 1908 года  в Петербургском университете  Владимир Ипатьев защитил докторскую диссертацию «Каталитические реакции при высоких температурах и давлениях», в которой обобщил свои исследования 1901–1907 годов.

Важным достижением ученого стала полимеризация этилена, осуществленная в 1913 году.

В 1914 году Петербургская Академия наук избрала Ипатьева членом-корреспондентом, а спустя два года — академиком. В действительные члены его рекомендовали П.И.Вальден, Б.Б.Голицын и Н.С.Курнаков. Подчеркивая важность и новизну его исследований, они заявляли, что «работы Ипатьева отличаются большим разнообразием, нежели работы П.Сабатье, удостоивщегося в 1912 г. Нобелевской премии... Россия заняла в области изучения контактного катализа новую, более твердую, бесспорно совершенно самостоятельную позицию».

Для научных исследований Ипатьева по многим направлениям всегда была характерна ориентация на возможности их практического применения, причем в промышленном  масштабе. Эта особенность профессиональной деятельности, вкупе с военным образованием, определили его важную роль в истории России в период Первой мировой войны.

C началом войны знания и опыт генерала Ипатьева были мобилизованы на службу  России. В связи с острым дефицитом взрывчатых веществ, а также толуола и бензола для их производства комиссия под его председательством обследовала коксобензольные заводы, а в конце 1915 года уже началось строительство новых заводов, в том числе одного бензольнотолуольного с пиролизом нефти в Казани.

В связи с применением немцами отравляющих веществ Ипатьеву одновременно поручается работа по организации химзащиты войск. В 1916 году при Главном артиллерийском управлении был создан Химический комитет, председателем которого стал уже генерал-лейтенант Ипатьев. Он привлек к работе по организации химической  защиты и созданию противогазов ведущих российских химиков, сам бывал на фронте, проверяя эффективность защиты солдат в окопах от газовых  атак. 

Еще одной важнейшей задачей Комитета было расширение производства взрывчатых веществ отечественной химической промышленностью. Под руководством Ипатьева удалось добиться значительных успехов по строительству новых казенных заводов и расширению производства частных предприятий. При этом были освоены новые технологии — производство толуола из нефти, получение азотной кислоты из аммиака, вырабатывающегося попутно с бензолом при коксовании угля; были организованы производства фосгена и хлора.

В результате деятельности Комитета, общее производство взрывчатых веществ отечественной промышленностью выросло в 8 раз — от 330 тысяч пудов до 2,7 млн пудов в год. Практически деятельность Комитета и лично Ипатьева в годы войны рассматривается как основание отечественной химической промышленности, которая в довоенный период находилась в зачаточном состоянии.

Октябрьскую революцию ученый не принял, но, будучи патриотом, не уехал из страны, хотя знал, что крупнейшие зарубежные лаборатории встретят его с распростертыми объятиями. Но он остался, надеясь, что и при новой власти сможет продуктивно работать на благо страны.

Советское правительство скоро проявило к нему интерес. В 1919 году Ипатьева назначают председателем Технического совета химической промышленности при ВСНХ. В его руках сосредотачивается организация научных работ в области химии, фактическое управление химической промышленностью, проектирование новых химических институтов и предприятий. По его инициативе создается Добровольное общество помощи развитию химии и химической промышленности в СССР, организуется несколько химических исследовательских центров в СССР. В.И. Ленин называл Ипатьева «главой нашей химической промышленности».

Однако уже в середине 1920-х годов Ипатьев начинает ощущать, что над ним сгущаются тучи. После того как Лев Троцкий лишился влияния, Ипатьев, который был с ним в тесных деловых отношениях, вскоре почувствовал последствия этого. Его вывели из Президиума ВСНХ, а руководство Техническим советом поручили другому человеку. Празднование 60-летнего юбилея Ипатьева в 1927 году фактически оказалось последним «светлым пятном» жизни ученого на родине. Газеты помещали его портреты на первых полосах, его чествовали, как создателя советской химической промышленности.

Между тем былые контакты Ипатьева с Троцким приобретали все более зловещую окраску. Ипатьеву напоминают, что в свое время он отказался вступить в партию, хотя предложение исходило из высоких инстанций. Начались аресты его коллег и близких знакомых.

Начиная с 1927 года ученый работал также и за границей, в Германии, куда был приглашен немецкой фирмой Байрише Штикштофф Верке для постановки опытов по его  методу высоких давлений. С разрешения Правительства СССР ездил в Берлин три-четыре раза в год на 1-2 месяца для производства опытов, причем было условлено, что все достижения и открытия, которые Ипатьев сделал бы в Германии, должны быть переданы и запатентованы в СССР безвозмездно.

В июне 1930 года в Берлине состоялся Международный энергетический конгресс, в котором принимала участие и советская делегация. Ипатьев был включен в нее лишь благодаря случайности, но ему удалось получить разрешение и на выезд жены, нуждавшейся в лечении. Поскольку ему самому требовалась операция, он попросил правительство и Президиум Академии наук предоставить ему годичный отпуск для поправки здоровья. Потом отпуск был продлен еще на год. Между тем известия, которые приходили с Родины, становились все тревожнее... После того, как Ипатьев узнал из газет о раскрытии «контрреволюционной вредительской и шпионской организации в военной промышленности СССР», он решил не возвращаться в Советский Союз.

Сначала ученый попробовал обосноваться во Франции, где были вполне приличные условия для жизни и научной работы. Однако русская эмиграция отнеслась к нему недоброжелательно. Ему, бывшему генералу императорской армии, не могли простить сотрудничества с большевистским государством. В итоге в сентябре 1930 года чета Ипатьевых уехала в Соединенные Штаты Америки. 

В США Ипатьев занял должность профессора Северо-Западного университета в Чикаго и работал на «Universal Oil Products Company». Он и его студенты сделали настолько значительный вклад в органический синтез и перегонку нефти, что Ипатьев считается одним из основателей нефтехимии в США. Крупнейшим открытием стал в 1936 году каталитический крекинг, позволивший намного увеличить выход бензина при переработке нефти. Вторым прославившим его изобретением стал высокооктановый бензин, позволивший американским самолетам добиться решающего перевеса в скорости во время Второй мировой войны. Кроме того исследования Ипатьева позволили наладить производство всевозможных полимеров и пластмасс.

В 1937 году в США Владимиру Ипатьеву присудили титул «Человек года». В 1939 году он получил высшую награду Французского химического общества — медаль имени А. Лавуазье. В том же году  был избран членом Национальной академии наук США.

Двадцать с лишним лет Ипатьев проработал в должности профессора и директора Лаборатории катализа и высоких давлений Нортуэстернского университета близ Чикаго, ныне носящей его имя. Эта лаборатория была создана благодаря его собственным сбережениям. В ней он с успехом продолжал заниматься  фундаментальными исследованиями, в частности, изучал практически важные процессы циклизации олефинов. Открытия Ипатьева оказались весьма ценными для производства высокооктановых бензинов и авиационного топлива.

В день своего 70-летия на заседании Американского химического общества ученый сделал доклад «Катализ — химия будущего». Юбиляра поздравляли коллеги из 30 стран, но из отечественных химиков — только академик А.Е.Чичибабин, такой же «невозвращенец», как и он, приветствовал его из Франции.

Умер Владимир Ипатьев в ноябре 1952 года. Похоронен на русском кладбище в городе Джексон, штат Нью-Джерси

 

Чем знаменит

Владимир Ипатьев

Владимир Ипатьев по праву считается основателем химической промышленности как России, так и США.

Мало кто из русских ученых в двадцатом столетии удостоился стольких почетных титулов и научных наград, как Владимир Ипатьев: член Парижской Академии наук, Национальной Академии наук США; почетный член Немецкого и Югославского химических обществ, университетов Геттингена, Мюнхена, Страсбурга; «кавалер» медалей Лавуазье, Бертло, Гиббса. В России он стал одним из первых лауреатов премии им. В.И. Ленина и заслуженных деятелей науки и техники.

Открытые Ипатьевым каталитические реакции при высоких температурах и давлениях внесли фундаментальный вклад в химическую науку. Этой проблемой он занимался на протяжении всей жизни, а полученные им результаты стали принципиально новыми достижениями в учении о катализе. Особенно ценными оказались его открытия для производства высокооктановых бензинов и авиационного топлива, а также полиэтилена.

Творческое наследие ученого составляют около 400 научных статей и несколько десятков книг, на его счету более 200 изобретений.

 

О чем надо знать

Первое время после отъезда Владимир Ипатьев не терял надежды вернуться в СССР. Посылал результаты своих исследований в советские журналы; отправлял в химические институты на родину лабораторное оборудование и реагенты; беседовал с приезжавшими в командировку коллегами-земляками. Президиум Академии наук СССР все требовательнее призывал Ипатьева возвратиться. Но в стране уже начинался «большой террор», и ученый не мог не понимать, что его ждет – бывшего царского генерала, к тому же довольно тесно общавшегося в свое время с Троцким. 1 декабря 1936 года он направил в АН СССР письмо, содержавшее вежливый отказ.

23 декабря 1936 года состоялось Общее собрание академии, посвященное развитию химии в СССР. На его последнем заседании 29 декабря Ипатьев большинством голосов был лишен звания действительного члена АН СССР (вместе с А. Е. Чичибабиным). Там же его сын Владимир, также талантливый химик, как следует из протокола заседания, отрекся от отца (спустя много лет выяснилось, что слова сына от отказе от отца в протоколе фактически были фальсифицированы).

5 января 1937 года ученый был лишен гражданства СССР. Изымались все его опубликованные работы, ссылки на них были запрещены. На многие годы имя Владимира Ипатьева было вычеркнуто из истории российской науки.

При этом сам Ипатьев до самой смерти мечтал вернуться на родину. В 1944 году он сделал попытку похлопотать о возвращении: через посла Андрея Громыко он передал соответствующую просьбу советскому правительству. Ответ был отрицательным. Громыко описывал в своих мемуарах, как гениальный ученый плакал у него в приемной, бессильно повторяя: «Поймите, мне нет жизни без России». После этого Ипатьевы еще дважды обращались в Посольство СССР с просьбой разрешить им вернуться – и оба раза получили отказ. В результате великий российский химик умер на чужбине, так и не увидев снова родины.

22 марта 1990 года Общее собрание АН СССР приняло постановление о восстановлении (посмертно) в членах Академии наук СССР ряда учёных, в том числе и Владимира Ипатьева.

 

Прямая речь

О своей работе: «Заканчивая описание про изведенных  мною  опытов  по  катализу,    опытов,  которых  потребовалось  более тысячи только для того, чтобы разъяснить некоторые вопросы каталитических реакций,  я  заранее  предвижу,  какая  громадная  работа  предстоит  еще  для  того, чтобы была надлежащим образом освещена эта "химия будущего"».

Об эмиграции: «...У меня самого в душе до конца моей жизни останется горькое чувство: почему сложились так обстоятельства, что я все-таки принужден был остаться в чужой для меня стране, сделаться ее гражданином и работать на ее пользу в течение последних лет моей жизни».

Специалист по истории химической науки и философии химии профессор  В.И. Кузнецов об Ипатьеве: «Ипатьев  был  одним  из  тех  очень немногих  естествоиспытателей,  которые  соединяли  в  себе  уникальные способности  прокладывать  новые  пути  в фундаментальных  исследованиях, с одной стороны, и создавать новые виды материального производства на этой основе, – с другой. Из химиков к числу таких ученых можно отнести, пожалуй, М.В. Ломоносова, А. Лавуазье, Д.И. Менделеева, В. Нернста, Ф. Габора, А. Муассона, Н.Н. Семенова и еще с десяток других исследователей»

Лауреат Нобелевской премии Р. Вильштеттер о Владимире Ипатьеве: «Никогда за всю историю химии в ней не появлялся более великий человек, чем Ипатьев».. 

 

9 фактов о Владимире Ипатьеве

  • Поскольку Ипатьев окончил военное учебное заведение, он считался военнослужащим и регулярно «повышался в чинах»: в 1904 году его произвели в полковники, в 1910 году - в генерал-майоры. А перед самой революцией он получил звание генерал-лейтенанта. Он стал первым русским генералом, имевшим степень доктора наук по химии.
  • Младший брат Владимира Ипатьева – Николай Ипатьев - в 1906 году после службы в армии вышел в отставку и поселился в Екатеринбурге, где приобрел особняк. Именно в этом особняке – «доме Ипатьева» - в 1918 году была расстреляна царская семья.
  • В 1945 году Владимир Ипатьев издал в США двухтомник мемуаров «Жизнь одного химика. Воспоминания».
  • На работу в свою лабораторию в США Ипатьев приглашал только русских или американцев, знающих русский язык.
  • Продавая свои многочисленные патенты на изобретения, Владимир Ипатьев всегда оговаривал право СССР пользоваться ими безвозмездно.
  • Ученый настолько чувствовал себя в Америке чужим, что не хотел иметь в этой стране ни дома, ни даже машины, и ездил на работу в лабораторию и университет на автобусе, хотя стал весьма состоятельным человеком. До конца дней он с женой жил в гостинице близ Чикаго (штат Иллинойс).
  • На могильной плите Ипатьева выбиты слова: «Русский гений Владимир Николаевич Ипатьев. Изобретатель октанового бензина».
  •  Со  своей  супругой  Варварой  Дмитриевной (в девичестве – Ермаковой) Владимир Ипатьев прожил в любви и согласии более пятидесяти лет. Овдовев, она умерла  на  девятый  день после смерти мужа.
  • У Владимира Ипатьева было три сына и дочь: Дмитрий, Николай, Владимир и Анна. Дмитрий погиб во время Первой мировой войны. Николай участвовал в белом движении, эмигрировал и умер в Африке, испытывая изобретённое им лекарство от желтой лихорадки. Он так и не простил отцу сотрудничества с советской властью и во время случайной встречи в Париже в 20-х годах отказался пожать ему руку. Владимир Владимирович Ипатьев, также талантливый химик, был арестован после бегства отца из СССР и вышел на свободу только в 1946 году. Дочь Анна также осталась в СССР. Уже живя в США, Ипатьевы удочерили двух русских девочек.

 

Материалы о Владимире Ипатьеве

Жизнь одного химика. Воспоминания.

Деятельность В.Н. Ипатьева. П.Н. Боруцкий

Трифонов Д. Н. Триумф и трагедия Владимира Ипатьева

Статья о Владимире Ипатьеве в Википедии 

Обсудите с коллегами

09:22

В Челябинске неизвестные сожгли машину журналистки Znak.com

09:01

В мире коронавирусом заразились более 59 млн человек, около 1,4 млн умерли

08:45

Несколько СМИ назвали Рогозина «гробовщиком российского космоса». Он подал на них в суд

08:09

Путин наградил ветерана из Петербурга, которая собрала 4,5 млн рублей для семей врачей, умерших от коронавируса

07:37

Бывшего гендиректора издательства «Известия» приговорили к шести годам колонии по делу о мошенничестве

07:30

Hi-Tech: цифровая «Пятерочка» и база биометрических данных россиян

За сутки коронавирусом заразились более 622 тыс. человек. Общее число заражений превысило 57,5 млн