Гонения советской власти на Русскую церковь были таковы, что не то что сказать о своей вере, но даже молча следовать ей было подвигом. Прославленные в лике святых новомученики и исповедники не поступились ничем: верили, молились и безропотно шли на свои голгофы.

«Полит.ру» вспоминает тех, кто отдал свою жизнь за веру и чьими молитвами жива Русская церковь — даже если кроме имени до нас почти ничего не дошло.

Публикации подготовлены Кириллом Харатьяном (включен российскими властями в реестр иностранных агентов).

Священномученик Владимир Моринский

Владимир Моринский из Санкт-Петербурга, из семьи певчего архиерейского хора. Мальчик рано осиротел, был отдан на воспитание в патронажный частный церковный хор. В 1903 году 20-летний Владимир Моринский вместе с церковным хором переехал в Москву, пел в московских храмах.

С 1910 года преподавал пение. В 1912 году получил место учителя пения в городе Клину Московской губернии, одновременно в течение полугода был регентом соборного хора. Затем переехал в село Спас-Квашонки Калязинского уезда Тверской губернии. Там преподавал пение в местной школе, возглавлял церковный хор.

В 1916 году был призван в армию, служил рядовым в 238-м запасном стрелковом пехотном полку в Орле. В 1917 году вернулся в Москву, преподавал пение в школах. С 1924 года работал в различных советских учреждениях, пел в церковном хоре и готовился к принятию священного сана. Детей у него не было, они с женой взяли на воспитание мальчика-сироту.

27 июля 1934 года был рукоположен во диакона, в августе — во священника ко храму мучеников Адриана и Наталии в городе Лосиноостровске под Москвой (ныне в черте Москвы). Ревностно исполнял обязанности пастыря, вскоре стал известен как усердный молитвенник и подвижник. Позднее на следствии по делу отца Владимира свидетели рассказывали, что по молитвам священника происходили исцеления.

1 апреля 1935 года был арестован, заключен в Бутырскую тюрьму, обвинен в том, что «систематически проводил антисоветскую агитацию, занимался кликушеством, распространял провокационные слухи о гонении на православную церковь в СССР». Виновным себя не признал. 8 июня Особым совещанием при НКВД СССР приговорен к трем годам ИТЛ. Отбывал срок в Бурминском отделении Карагандинского лагеря, где работал заведующим фуражным складом.

1 сентября 1937 года был арестован в лагере в ходе следствия по групповому делу епископа священномученика Дамаскина (Цедрика), обвинен в том, что «будучи заключенным и отбывая наказание в Карлаге НКВД... продолжал свою контрреволюционную деятельность, выражавшуюся в том, что собирались... Цедрик, Моринский и Лилов и устраивали пение молитв в здании почтовой экспедиции, с Горячевым неоднократно устраивали чтение вечерних молитв, а также убеждали заключенного не отказываться от священного сана».

Виновным в «контрреволюционной деятельности» себя не признал. На допросе заявил: «Своих убеждений предавать не собираюсь, и буду верить до конца своей жизни. Я с этим родился, так с этим и умру».

Постановлением тройки УНКВД по Карагандинской области от 10 сентября приговорен к расстрелу.

Расстрелян 15 сентября 1937 года по в один день с епископом Дамаскиным (Цедриком), протоиереем Евфимием Горячевым и др.

Обсудите с коллегами

20:27

Инстинктивная реакция

19:56

Собянин в камуфляже

19:35

«Сталинские сроки пошли»

18:59

Ловушка памяти

18:18

Мобилизация и рынок труда

18:17

Вина и ответственность

Священномученик Иоанн Смоличев