Гонения советской власти на Русскую церковь были таковы, что не то что сказать о своей вере, но даже молча следовать ей было подвигом. Прославленные в лике святых новомученики и исповедники не поступились ничем: верили, молились и безропотно шли на свои голгофы.

«Полит.ру» вспоминает тех, кто отдал свою жизнь за веру и чьими молитвами жива Русская церковь — даже если кроме имени до нас почти ничего не дошло.

Публикации подготовлены Кириллом Харатьяном (включен российскими властями в реестр иностранных агентов).

Преподобномученик Николай Ащепьев

Максим Ащепьев — крестьянский сын из деревни Новониколаевка Елизаветинского уезда Херсонской губернии. С 1912 года 34-летний Максим Ащепьев — насельник Свято-Троицкого Селенгинского мужского монастыря, в котором был рукоположен во иеромонаха. Служил до закрытия монастыря в 1924 году.

После закрытия монастыря в 1924-1928 годах жил в монастырском скиту на озере Катокиль. Возведен в сан игумена.

В начале 1929 года работал у крестьянина в селе Покровка, в том же году работал сторожем церкви на ст. Архара Амурской обл., затем переехал в Петропавловск-Камчатский. 7 сентября 1929 года был арестован в Петропавловске-Камчатском за «участие в контрреволюционной группировке».

23 декабря того же года приговорен к трем годам лагерей. Наказание отбывал в ИТЛ под Хабаровском.

После освобождения с 1933 года проживал в г. Бобринец Кировоградской обл.

В июне 1934 года переехал в село Шурское Ростовского района Ярославской обл., затем — в село Вексицы того же района. 18 мая 1935 года был арестован в Ростове по обвинению в «участии в контрреволюционной группировке». Проходил по групповому делу «дело игумена Николая (Ащепьева). Ростов, 1935 г.». 16 сентября 1935 года был приговорен к трем годам лагерей. Был направлен в Бидаикское отделение Карлага, где работал на складе горючего.

В августе 1937 года был арестован в лагере по обвинению: «участие в к/р монархической церковной группировке, нелегальные молитвенные собрания, служили панихиду по расстрелянным, клевета на конституцию СССР». Проходил по групповому делу «Дело митрополита Евгения (Зернова) и др., Караганда, 1937 г.». Из материалов обвинения: «Осужденный за к/р деятельность на воле, являясь по своему социальному положению, так и идеологически религиозным фанатиком... не только не изменил своих убеждений, но и, находясь в заключении, продолжал свою антисоветскую деятельность, проводя среди заключенных лагеря к/р религиозную агитацию и распространяя провокационные измышления, направленные на дискредитацию политики Советской власти и коммунистической партии».

Виновным себя не признал. 20 сентября 1937 года тройкой при УНКВД по Карагандинской обл. был приговорен к расстрелу.

Приговор был приведен в исполнение, но даты его исполнения в деле нет.

Обсудите с коллегами

20:27

Инстинктивная реакция

19:56

Собянин в камуфляже

19:35

«Сталинские сроки пошли»

18:59

Ловушка памяти

18:18

Мобилизация и рынок труда

18:17

Вина и ответственность

Преподобномученик Евгений Выжва