Гонения советской власти на Русскую церковь были таковы, что не то что сказать о своей вере, но даже молча следовать ей было подвигом. Прославленные в лике святых новомученики и исповедники не поступились ничем: верили, молились и безропотно шли на свои голгофы.

«Полит.ру» вспоминает тех, кто отдал свою жизнь за веру и чьими молитвами жива Русская церковь — даже если кроме имени до нас почти ничего не дошло.

Публикации подготовлены Кириллом Харатьяном (включен российскими властями в реестр иностранных агентов).

Священномученик Михаил Тихоницкий

Михаил Тихоницкий — сын псаломщика из села Ошеть Нолинского уезда Вятской губернии. Помогал отцу читать и петь на клиросе. Учитель, Александр Добринский, отзывался о нем как об ученике довольно хороших способностей, ревностного прилежания и удовлетворительных успехов.

В 1868 году 22-летний Михаил Тихоницкий окончил полный курс Вятской духовной семинарии. Женился и в том же 1868 году был рукоположен в сан диакона, а в 1870 году — во священника, к Ильинской единоверческой церкви Ижевского Завода.

Незадолго до этого храм был отдан единоверцам, и молодой священник стал подвизаться на поприще проповеди Слова Божия и обращения из раскола прихожан. Многих людей он удержал от заблуждений, многих раскольников вернул в лоно церкви.

В 1872 году был переведен в село Подрелье Вятской губернии, где он также преподавателем в сельском земском училище. Благочинный писал: «Ревностен в проповедании Слова Божия и разъяснения учения святой церкви. Располагает к ней зараженных расколом прихожан. По многотрудной пастырской деятельности заслуживает внимания епархиального начальства».

Через некоторое время о. Михаил был переведен с семьей в село Быстрица. По просьбе прихожан стараниями о.Михаила была построена каменная ограда с решеткой и воротами вокруг Троицкой церкви (и сейчас украшает церковь). В Быстрице о.Михаил продолжал учить детей Закону Божию в сельском училище. По-доброму отзывались о нем учителя и ученики: «Законоучитель священник Михаил Тихоницкий усердный и опытный преподаватель Закона Божия, уроки преподает ученикам самым простым, понятным для детей языком. При спрашивании урока внимание его не останавливается на одном ученике, а относится ко всем». В 1875 году умерла годовалая дочь о.Михаила, в 1880 г. — новорожденный сын.

С 1881 года служил в Троицком храме города Орлова Вятской губернии, где также преподавал Закон Божий в Татианинской женской гимназии. В том ж егоду овдовел, в следующем — потерял еще одного сына. Трудами о.Михаила в 1883 году был полностью перестроен интерьер церкви и украшен новым иконостасом. Переезжая из прихода в приход, о. Михаил всегда довольствовался малым. Всегда проживал в церковном доме, не получал никакого жалования, а только пользовался добровольной платой прихожан за требы.

В 1885 году о.Михаил стал членом братства святителя Николая Чудотворца и депутатом окружных и епархиальных съездов. В 1898 году был переведен в Вознесенскую церковь г. Орлова. Маленькая Вознесенская церковь расположена посреди старинного городского кладбища.

Из воспоминаний сына Елпидифора: «Старенький священник истово вел церковные службы. Бывало, перед Светлым Праздником, всю Страстную не выходил из церкви. За неделю целодневных молитв он, худенький, казалось, становился еще тоньше, воздушнее». Второй сын, митрополит Владимир (Тихоницкий), вспоминал впоследствии: «Мой батюшка был монахом не по званию, а по жизни. О. Михаил служил ежедневно в 6 часов утреню и Божественную литургию, а до собора надо было еще версты две пройти пешком во всякую погоду. После богослужения о.Михаил спешил в церковные училища, где он преподавал Закон Божий и возвращался домой только к обеду».

В 1913 году о. Михаил был назначен настоятелем Казанского собора г. Орлова, духовником городского духовенства, благочинным церквей г.Орлова. При этом он не оставлял учительские труды в Орловской женской гимназии. Был возведен в сан протоиерея.

15 февраля 1918 года о. Михаил зачитал послание патриарха Тихона за Божественной литургией в Казанском соборе г.Орлова. Вечером того же дня он был посажен под домашний арест. Через два дня следственная комиссия постановила передать дело в Ревтрибунал.

В вину о.Михаилу было поставлено только прочтение «контрреволюционного послания». На допросе о.Михаил показал, что виновным себя не признает. Защитники и свидетели стали защищать о.Михаила, рассказывая о его нравственных качествах, щедрости к бедным и бескорыстии. Он постоянно навещал больных и заключенных в городской тюрьме, приводил к покаянию, причащал Святых Христовых Таин. Несмотря на выступления свидетелей и защитников, Ревтрибунал признал о.Михаила виновным в контрреволюционном выступлении, но «считаясь с его преклонным возрастом, а также с двухнедельным домашним арестом, который он отбыл до суда, постановил: объявить на первый раз общественное порицание, предупредить, что если в дальнейшем он будет вести в пределах Орловского уезда агитацию контрреволюционного характера, Революционный Трибунал должен будет прибегнуть к более суровому наказанию».

5 сентября 1918 г. Чрезвычайная комиссия при Совнаркоме поручила комиссару комиссии Беляеву произвести обыск на квартире Тихоницких. В ЧК были доставлены: семь чайных серебряных ложек, одна столовая серебряная ложка и золотое чайное ситечко. Ничего запрещенного или подозрительного обнаружить не удалось. После обыска, по-видимому, о. Михаилу было предложено уехать из города, что он и сделал, не догадываясь о готовящейся провокации. На следующий день после отъезда о.Михаила из Орлова, 7 сентября 1918 г., комиссар ЧК Воробьев получил ордер на обыск и арест священника Тихоницкого, «проживающего в селе Русаново Левинской волости Орловского уезда». В ордере существует характерная запись: «задержать гражд. по усмотрению предъявителя в деревнях Левинской волости и по дороге». Так о. Михаилу вменялся побег от правосудия. Его арестовали на следующий день — 8 сентября 1918 г. в деревне Нижняя Едома Левинской волости в доме Прокопия Фокина. В протоколе обыска сделана запись: «Обыск без результата». И, тем не менее, трое человек: «священник отец Михаил, кулак деревни Едома Прокопий Фокин и Екатерина Халтурина из деревни Рябиничи» были арестованы. О. Михаила обвинили в «контрреволюционной деятельности». «На мой арест, — говорил о.Михаил, — я смотрел как на арест для расследования, так как я знал, что меня без суда не накажут, и был уверен, что освободят, ибо я все время учил народ только добру, а не плохому». На прошение дочери от 14 сентября 1918 г. комиссия не обратила внимания.

19 сентября 1918 года был проведен допрос, а 20 сентября «следователь Юревиц, произведя следствие по делу священника Тихоницкого, по обвинению его в контрреволюционной деятельности постановил: за распространение воззваний против власти свящ. Тихоницкого — расстрелять». В тот же день Юревиц написал председателю Орловской ЧК: «Прошу привести к исполнению приговора Тихоницкого расстрелом».

Расстрелян 20 сентября 1918 года в 9 часов вечера на городском кладбище г. Орлова, в составе группы из 30 человек.

Одна из гимназисток вспоминала: «Я видела с подругами гимназистками как о.Михаила вели на расстрел. Он шел, как всегда, неспешно, слегка опустив голову, и все молился вслух: „Господи, прости их, они не знают, что делают“, и только вот это все повторял. Он был одет в рясу, которую потом снял и бросил знакомой прихожанке, с просьбой передать домой. Конвоиры не препятствовали. Когда его довели до церкви, при которой была богадельня для престарелых, батюшка осенил себя крестным знамением и благословил здание. Его привели на кладбище. Заставили копать могилу. Торопили. Видимо, боялись, что придут люди на выручку. Старец трудился из последних сил, но выкопал не глубоко. Сказали: хватит. Отец Михаил попросил помолиться. После молитвы повернулся к конвоирам и стал ждать. Не разрешил связывать руки и завязывать глаза. Стоял прямо, как-то даже грозно. Прогремели выстрелы. Он упал в могилу, которую быстро стали засыпать. От страха мы боялись даже дышать, как будто неведомая сила прижала нас к земле. Дождались, когда все ушли, и убежали домой».

Могила о. Михаила стала местом благоговейного почитания, на ней по молитвам происходили исцеления.

Обсудите с коллегами

20:27

Инстинктивная реакция

19:56

Собянин в камуфляже

19:35

«Сталинские сроки пошли»

18:59

Ловушка памяти

18:18

Мобилизация и рынок труда

18:17

Вина и ответственность

Священномученик Александр Виноградов