Японские мифы

Издательство «Манн, Иванов и Фербер» представляет книгу специалиста по древней японской литературе Джошуа Фридмана из Университета Оклахомы «Японские мифы. От кицунэ и ёкаев до "Звонка" и "Наруто"» (перевод Ольги Чумичевой и Наталии Ивановой).

Во всем мире люди обожают «экспортную» японскую культуру — от манги и аниме до философии дзен. Но далеко не все ее поклонники знакомы с уникальной мифологией Японии, обогащенной синтоизмом, буддизмом и региональным фольклором. А ведь именно мифология во многом повлияла на современную японскую культуру.

«Японские мифы» — краткий путеводитель по японской мифологии: от самых ранних записанных легенд об Идзанаги и Идзанами с их божественными потомками и сотворением Японии до средневековых рассказов о мстительных призраках и современных реинкарнациях древних божеств как героев меха-аниме.

Мифология остается живым развивающимся явлением в японском обществе. Сегодня японцы воспринимают свои мифы совсем не так, как сто, а тем более тысячи лет назад. В этой книге не только излагаются сюжеты древних преданий, но и рассматривается их место в структуре японских религии, культуры и истории. Всё это поможет читателю понять глубокие связи между прошлым и настоящим в Японии, а также то, как живут и развиваются мифы.

Джошуа Фридман берет самые ранние письменные мифы в Кодзики и Нихон Сёки в качестве отправной точки и прослеживает развитие японской мифологии до послевоенного государственного синтоизма, подъема индустрии манги в 1960-х, J-horror и современных мифов. Фридман пересказывает легенды, которые встречаются во всех жанрах современной японской культуры: от авторского кино до известных видеоигр, таких как Okami.

Предлагаем прочитать фрагмент книги.

 

Эн-но Гёдзя: лесной колдун

Хроника «Сёку нихонги» («Продолжение хроник Японии», 797 г.) стала официальным дополнением к «Нихон сёки», охватывающим период с 696 по 791 год. В статье под 699 годом в «Сёку нихонги» есть запись о человеке по имени Эн-но Одзуну 役小角 (или Оцуну, или Оцуно; 634 — ок. 700 или 707): его приговорили к изгнанию за то, что практиковал черную магию. Там же можно прочитать короткий текст о самом Эн-но Одзуну. Он считался мастером колдовства, и у него было несколько учеников. Один из них обвинил учителя в том, что тот использует бесов, которые таскают ему воду и рубят дрова: колдун связал их заклятиями, требующими полного подчинения. «Черная магия» (в тексте стоит слово дзюдзуцу, буквально «приемы проклятия» — не стоит путать с боевым искусством, которое в Европе принято называть джиу-джитсу) подразумевала призыв мертвых, а также настоящих ками и других духов, чтобы те работали на колдуна или убивали по его приказу.

Эн-но Одзуну сослали в провинцию Кии (современная префектура Вакаяма), в район крутых лесистых гор к югу от котловины Нары. Это была священная область для многих ками, в частности тех, которым поклонялись в тройном святилище Кумано. Фактически это три отдельных храма, расстояние между которыми составляет около двадцати километров, но они считаются одним святилищем с тремя местами совершения ритуалов.

Святилище Кумано с древности было знаменитым центром паломничества, в горах на пути к нему всегда находили убежище аскеты. Таких людей называли ямабуси («тот, кто пал ниц на горе») или сюгэндзя («тот, кто практикует углубленные тренировки»). В этом районе горные аскеты были представителями причудливого смешения буддистских, синтоистских и даосских верований, известного как сюгэндо («Путь углубленных тренировок»).

Рассказы о ямабуси и их убежищах в горах Кии восходят к VII–VIII векам. Но начиная с IX века они утверждают, что эта практика восходит к легендарному основателю, известному под именем Эн-но Гёдзя 役行者, или Эн Подвижник.

Когда отшельников спрашивали, кто такой этот загадочный основатель сюгэндо, ямабуси отвечали: это не кто иной, как Эн-но Одзуну. Ранние предания изображали его как фигуру морально небезупречную, сообщали, что он связал заклятиями одного или нескольких горных божеств, принудив их служить ему, а когда его отправили в ссылку, прямо по небу улетел в Китай. Однако к концу эпохи Хэйан он превратился в однозначно позитивного персонажа. Отправленный в изгнание колдун почитался уже как основатель культа, соединив в себе черты буддиста-отшельника, даоса-алхимика и целителя, поклоняющегося ками.

 

Эн-но Гёдзя своей волей открывает гору Фудзи

Считалось, что Эн-но Гёдзя преодолел свою смертную природу и обитает в глубине гор Кии. Ямабуси и другие люди, практиковавшие сюгэндо, верили, что он стал ками, ступив одной ногой в мир буддистских божеств, а другой — в мир духов природы. Молящиеся уверяли, что он стал являться в обличье старика, одетого как типичный горный отшельник: длинная рубаха, деревянные четки, иногда соломенная шляпа или плащ. Иногда он являлся и как мальчик лет пяти, в одной набедренной повязке. Но, как бы он ни выглядел, Эн-но Гёдзя всегда ездил на большом черном быке.

Первоначально его почитали как источник благодетельной магии, эзотерических знаний или того и другого разом. Эн-но Гёдзя необязательно был горным ками, хотя являлся обычно в горах. Он стал буддистским божеством, но не утратил связи с эзотерическими персонами тантрического буддизма, сосредоточенного на скрытой природе реальности и пронизанного идеями, почерпнутыми из различных учений и школ.

Основным центром почитания сюгэндо была гора Ёсино на самой южной оконечности котловины Нары, там, где начинается дорога к святилищу Кумано. Храм Кимпусэн-дзи на горе Ёсино, расположенный высоко на северном склоне, с эпохи Хэйан стал главным религиозным центром сюгэндо. Гора Ёсино была знаменита и проводившимися на ней астрологическими ритуалами, которые совершали правители Японии в VII веке, а позднее ее стали считать обителью Майтреи (яп. Мироку), Будды Грядущего. Однако со временем связь Эн-но Гёдзя с этим местом способствовала почитанию ками этой горы, среди которых был и сам отшельник.

Вера в Эн-но Гёдзя и множество других божеств сюгэндо (независимо от их конфессионального происхождения) давала ямабуси огромную силу. Они могли связывать духов, исцелять от болезней, управлять природными стихиями, а с помощью особых физических и умственных тренировок поддерживать отличное здоровье до весьма преклонного возраста. За некоторые из этих талантов когда-то отправился в изгнание Эн-но Одзуну. Но, хотя ямабуси были фактически дикарями, жили вдали от цивилизации, они никогда не считались злыми, а в литературе зачастую представали как последняя надежда аристократов, страдающих от наложенного на них проклятия или тягостных обязательств. Эн-но Гёдзя тоже появляется в позднейшей японской литературе как персонаж таинственный, но благожелательный. Начиная со Средних веков в разных повестях он приходит к героям, чтобы дать совет-загадку или помочь кому-нибудь из ямабуси спасти какого-то несчастного. Времена Древнего царства, когда его сочли врагом двора и сослали, давно миновали.

Как и в случае с принцем Сётоку, сегодня не многие поклоняются Эн-но Гёдзя. Кое-кто еще практикует сюгэндо, а дорога к старинному святилищу Кумано стала вновь популярна после включения его в список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО. Однако настоящие ямабуси остались далеко в прошлом, да и было их не слишком много. Святилища Ёсино и Кумано теперь привлекают туристов, а образ средневекового ямабуси вошел в круг персонажей художественной литературы, манга и аниме. В отличие от принца Сётоку, Эн-но Гёдзя гораздо меньше знаком жителям современной Японии.

Сегодня многие знают, что это некое божество, но мало кто осведомлен о реальном человеке, чья жизнь стала основой для мифа, и уж совсем немногие могут объяснить, почему Эн-но Гёдзя стали поклоняться.

Обсудите с коллегами

11:00

Исчезновение лягушек из-за смертельной болезни влечет вспышки малярии среди людей

PRO SCIENCE
09:00

Большой якорь римских времен поднят со дна у берегов Англии

PRO SCIENCE
27.09

Динозавры России. Прошлое, настоящее, будущее

PRO SCIENCE
27.09

Химики поняли, как увеличить срок годности лекарства от эпилепсии

PRO SCIENCE
26.09

Путеводный нейрон

PRO SCIENCE
26.09

Найденной в Висконсине долбленой лодке оказалось три тысячи лет

PRO SCIENCE
Что мы знаем (и не знаем) о еде