Ответственность «элит», или Кто нас довел до жизни такой

В этом году будет впервые присуждена новая книжная премия «ПолитПросвет».

«После 24 февраля разговор о просвещении невозможен вне этического и политического контекста. Поэтому в этом году учреждена специальная награда "ПолитПросвет" — за книгу, посвященную текущему общественно-политическому процессу и помогающую понять его природу», — говорит Борис Зимин, глава Zimin Foundation, при поддержке которого вручается «ПолитПросвет».

На конкурс были присланы не только книги, но и циклы статей, мультимедийные проекты, подкасты и YouTube-шоу, однако отборочный комитет принял решение остановиться в этом году только на книжном формате: настолько значимыми оказались эти издания. В длинный список «ПолитПросвета» включены 10 книг российских издательств — из них в октябре жюри выберет 5 финалистов, а в декабре — лауреата.

Издательство «Захаров» представлено в списке книгой журналиста и политического обозревателя Александра Рыклина «Ответственность "элит", или Кто нас довел до жизни такой».

«Разрушить уже вполне устоявшийся миф об исторической неизбежности особого русского пути — такую цель я себе ставил, — пишет автор книги. — Апологеты теории о том, что в наших широтах никакая форма правления, кроме жестко авторитарной, не имела, не имеет и никогда не будет иметь шансов на успех, приводят на первый взгляд весьма убедительные аргументы. Дескать, народ-богоносец оказался не способен понять и принять все преимущества демократии и сам делегировал свои конституционные права узкой группе лиц. Я не согласен. Я думаю, что причиной нынешнего состояния дел в России стали люди, оказавшиеся у подножия власти еще в период ельцинского правления. Именно корыстолюбие и отсутствие стратегического мышления тогдашних "элит" привели страну к столь неутешительному сегодняшнему дню. Они же и выдумали вполне оправдывающий их действия миф об исторической неизбежности особого русского пути».

Предлагаем прочитать фрагмент книги, описывающий события сентября 1999 года.

 

Искусство пользоваться моментом как предвыборная технология

В Буйнакске, возле общежития, в котором проживали семьи военнослужащих 136-й мотострелковой бригады, 4 сентября взорвался старенький грузовик. Погибли 64 человека, в том числе 23 ребенка. Зато второй взрыв в Буйнаксе удалось предотвратить. Саперы разминировали грузовик, припаркованный возле здания военного госпиталя, и нашли в нем документы на имя Исы Зайнудтинова (позже он будет приговорен к пожизненному заключению). Тогда в новостях это имя еще не называлось, но информация об обнаруженных документах была обнародована. Прекрасно помню, как тогда, сидя перед телевизором, ухмыльнулся наш проводник, капитан, в компании которого мы смотрели тот новостной выпуск в холле гостиницы «Ленинград» в Махачкале. «Конечно! — сказал он. — Что всегда делает террорист перед тем, как покинуть заминированный автомобиль? Он вынимает из кармана паспорт и кладет его на сиденье…»

Второй взрыв произошел в Москве, 13 сентября. На улице Гурьянова, неподалеку от Каширского шоссе, взлетел на воздух кирпичный дом. Погибли 124 человека. Очередной грузовик взорвался 16 сентября возле жилого дома в Волгодонске. Там погибли 19 человек.

Мне кажется, вот о чем важно сказать. Понятно, что в тот страшный сентябрь вся страна находилась в подавленном, удручающем состоянии. Люди были в ужасе от происходящего, обменивались мнениями, строили версии. В какой-то из этих дней я говорил по телефону с правозащитником Александром Подрабинеком. Так вот, Александр тогда твердо и безапелляционно заявлял, что ни секунды не сомневается в причастности «конторы». Прекрасно помню, что я с ним спорил. У меня такой сценарий просто не укладывался в голове. Я, разумеется, не питал никаких иллюзий по поводу моральных принципов сотрудников нашей основной спецслужбы, но представить себе, что они пойдут на кровавые теракты в собственной стране, никак не мог. А потом случилась история с предотвращенным терактом в Рязани.

Вот отрывок из статьи журналиста Павла Волошина, опубликованной в «Новой газете»: «В 21:15 водитель футбольного клуба "Спартак" Алексей Картофельников, житель дома № 14/16 по улице Новоселов, позвонил в Октябрьское РОВД Рязани. Он сообщил, что 10 минут назад видел у подъезда своего дома, где на первом этаже находится круглосуточный магазин "День и ночь", "жигули" 5-й или 7-й модели белого цвета с московскими номерами Т 534 ВТ 77 RUS. Машина въехала во двор и остановилась. Мужчина и молодая женщина вышли из салона, спустились в подвал и через некоторое время вернулись. Потом машина подъехала вплотную к подвальной двери, и все трое начали перетаскивать внутрь какие-то мешки. Один из мужчин был с усами. Женщина была в тренировочном костюме. Затем все трое сели в машину и уехали».

Поскольку всё это случилось вечером 22 сентября, то есть через несколько дней после серии страшных взрывов в Москве и Волгодонске, вряд ли стоит удивляться тому, что милиция отреагировала молниеносно. В подвале указанного дома милиционеры обнаружили три мешка из-под сахара. Один из мешков оказался надрезан, внутри обнаружили взрывное устройство, по виду «нефабричного производства». Вскоре приехали сотрудники МЧС, которые и вынесли мешки.

Взрывное устройство было обезврежено за 15 минут, жильцов дома эвакуировали в ближайший кинотеатр. Экспресс-анализ содержания мешков показал наличие гексогена: к тому моменту значение этого термина знала уже вся страна. По словам жильцов, счастливым образом избежавших ужасной гибели, местный участковый позже рассказал им, что таймер был установлен на 5:30 утра.

Поскольку уже на следующее утро новость о предотвращенном злодеянии стала известна всей стране, официальные лица были вынуждены ее комментировать. Причем одним из первых о несостоявшемся теракте в Рязани заговорил тогдашний премьер-министр России Владимир Путин. Вечером 23 сентября в интервью программе «Вести» он сначала рассказывает об авиаударе по Грозному, состоявшемся в этот же день, а потом переходит к теме рязанского происшествия: «Что касается удара по аэропорту Грозного, то прокомментировать его не могу. Я знаю, что есть общая установка, что бандиты будут преследоваться там, где они находятся. Я просто совершенно не в курсе, но если они оказались в аэропорту, то значит — в аэропорту. Мне трудно добавить к тому, что уже было сказано… Что касается событий в Рязани. Я не думаю, что это какой-то прокол. Если эти мешки, в которых оказалась взрывчатка, были замечены — это значит, что все-таки плюс хотя бы есть в том, что население реагирует правильно на события, которые сегодня происходят в стране. Воспользуюсь вашим вопросом для того, чтобы поблагодарить население страны за это. Мы в неоплатном долгу перед людьми и за то, что не уберегли тех, кто погиб, и благодарны им за ту реакцию, которую мы наблюдаем. А эта реакция очень правильная. Никакой паники, никакого снисхождения бандитам. Это настрой на борьбу с ними до конца. До победы. Мы обязательно это сделаем».

А уже 24 сентября глава МВД Владимир Рушайло, выступая на Первом всероссийском совещании по борьбе с организованной преступностью, никаких сомнений по поводу того, что речь идет именно о предотвращенном теракте, не высказывает. Признавая ряд серьезных просчетов, он в то же время благодарит сотрудников рязанского ОВД. Ясно осознавая тот факт, что именно его ведомство спасло десятки жизней, Рушайло так завершает свое выступление: «Предотвращение новых терактов и наказание виновных в уже совершенных преступлениях — основная задача МВД России на данном этапе».

Но уже после Рушайло с абсолютно сенсационным заявлением выступает директор ФСБ Николай Патрушев. Он прямо отрицает версию, подтвержденную и премьером, и министром. «Во-первых, это не был взрыв, — говорит Патрушев, — во-вторых, не совсем четко сработали. Это было учение, там был сахар. Взрывчатого вещества не было».

Прекрасно помню растерянность — и собственную, и всех тех, с кем обсуждал в те дни происходящее. Ну, предположим, это «контора». Но не могли же они так грубо сработать? А если даже все-таки оперативный прокол, то почему сразу осторожно не предупредили остальных высокопоставленных коллег? Дескать, это было учение. Теперь ответ на этот вопрос мы знаем. Дело в том, что Николай Патрушев ждал, пока мешки с «белым веществом» окажутся у него в руках и он получит возможность на голубом глазу заявить, что внутри сахар. Потому что если бы в МВД или в МЧС провели тщательную экспертизу и установили наличие гексогена, было бы крайне затруднительно защищать версию об «учениях». Я думаю, в тот момент, сразу после заявления Патрушева, вся российская элита поняла, что на самом деле случилось, и в дальнейшем любые ее представители в ужасе отшатывались от этой темы, наотрез отказываясь ее комментировать.

Некоторое уже время назад, во время общения с достаточно молодой аудиторией, мы коснулись темы тех страшных терактов. И один из собеседников, парень лет двадцати пяти, спросил:

А как так могло выйти, что общество проглотило эту ситуацию? Она же абсолютно прозрачная, очевидная. Почему никто не возмущался, не писал?

Я ответил примерно следующее:

Во-первых, конечно, писали. «Новая газета», журнал «Итоги», телекомпания НТВ уделили этой теме большое внимание. А то, что у российского общества не нашлось адекватного ответа на столь страшное событие, требует отдельного подробного разговора.

Я думаю, основная причина отсутствия жесткой реакции элит на предотвращенный в Рязани теракт заключается вот в чем: в момент, когда Николай Патрушев произносил эти удивительные слова, дезавуируя заявления и Путина, и Рушайло, практически все представители всех групп влияния в буквальном смысле, извините, обосрались. Они замерли в ужасе, когда вмиг осознали, с чем им пришлось столкнуться. Что на российскую политическую сцену выдвигается сила, про которую они давно забыли. И называется она — «контора». Думаю, что причина именно в этом: люди банально испугались.

Что же касается формальных институций, которые, как нам кажется, не должны были упустить эту тему, не дать ей раствориться в бурном новостном потоке тех дней, то в первую очередь в голову приходит, конечно, Госдума. Однако до парламентских выборов оставалось всего два месяца, и, как уже тут говорилось, этот состав парламента научился взаимодействовать с разными группами влияния. Впрочем, следующий состав вернется к этой теме спустя полгода, прямо перед президентскими выборами, на которых триумфальную победу одержит Владимир Путин.

В середине марта 2000 года двое депутатов от фракции «Яблоко», Юрий Щекочихин и Сергей Иваненко, вынесли на голосование депутатский запрос «О факте обнаружения в городе Рязани 22 сентября 1999 года взрывчатого вещества». Щекочихин и Иваненко предприняли две попытки протащить этот документ через Госдуму, и обе они оказались провальными. Каждый раз против того, чтобы отправить запрос в Генпрокуратуру, голосовали «Единство», группа «Народный депутат», «Регионы России» и ЛДПР. В поддержку запроса выступили «Яблоко», СПС, КПРФ и Аграрно-промышленная группа (АПГ).

Огромную роль в расследовании реальных обстоятельств «учений в Рязани» сыграл телеканал НТВ. Программа Николая Николаева «Независимое расследование», посвященная этой теме, вышла в эфир 24 марта 2000 года, то есть за два дня до президентских выборов. Сказать, что она получилась скандальной, — ничего не сказать. Версия о том, что в Рязани проходили секретные учения ФСБ, была буквально уничтожена на глазах у всей страны.

В студии присутствовали представители ФСБ, жители Рязани, военные, взрывотехники. Полемика велась бурно, на повышенных тонах. Адвокат Павел Астахов (да, да — тот самый) в какой-то момент поднимется со своего места и воскликнет: «Если вы утверждаете, что в мешках был сахар, то уголовное дело по обвинению в терроризме должно быть прекращено! Но уголовное дело до сих пор не прекращено. Значит, там был не сахар».

А вот реплика эксперта-взрывника Рафаэля Гильманова: «Слушайте, гексоген совершенно невозможно перепутать с сахаром. Даже по внешнему виду они не похожи. (Об этом прямо в студии уверенно заявляли и жители заминированного дома. Дескать, они точно видели, что в мешках был не сахар.) История о том, что во время первой экспертизы перепачканный чемодан пиротехника "дал след", абсолютно неправдоподобная. Я уж не говорю об утверждении ФСБ о том, что саперы, вызванные на место происшествия, приняли муляж за настоящее взрывное устройство. Это смешно просто. Туда не дети приехали, а опытные профессионалы».

Принародный полный крах версии ФСБ имел свои последствия. С пророческой фактически репликой выступит Борис Немцов в программе Евгения Киселева «Итоги», которая шла в эфире в ночь после президентских выборов: «Я не знаю, что будет с НТВ после того, как один из авторов — по-моему, Николаев его фамилия — изложил свою версию взрывов в Москве и других городах.

Я думаю, что над НТВ нависла реальная угроза <...> Cчитаю своим долгом защищать НТВ, если будут какие-то попытки его закрыть. А я не исключаю, что такая возможность существует. По крайней мере, по отношению к ряду журналистов подобные попытки, может, не со стороны Путина, но со стороны его окружения делались».

Про эту реплику Бориса Ефимовича можно сказать только одно — она оказалась пророческой.

Но я бы обратил внимание, что уже в марте 2000 года Немцов говорит, что со стороны «окружения Путина» предпринимаются попытки давления на НТВ. Запомним это.

Ранее в рубрике «Медленное чтение» были представлены следующие книги, вошедшие в длинной список премии «Полит.Просвет»:

Лев Гудков. Возвратный тоталитаризм. В 2 т. — М.: Новое литературное обозрение, 2022.

Илья Жегулев. Ход царем. Тайная борьба за власть и влияние в современной России. От Ельцина до Путина. — М.: Говард Рорк, 2022.

Карин Клеман. Патриотизм снизу. «Как такое возможно, чтобы люди жили так бедно в богатой стране?». — М.: Новое литературное обозрение, 2021.

Иван Курилла. Битва за прошлое. Как политика меняет историю. — М. : Альпина Паблишер, 2022.

Евгения Лёзина. ХX век: проработка прошлого. Практики переходного правосудия и политика памяти в бывших диктатурах. Германия, Россия, страны Центральной и Восточной Европы. — М.: Новое литературное обозрение, 2021.

Жанна Немцова. Дочь своего отца. — М.: Бомбора, 2022.

Оксана Тимофеева. Это не то. — СПб.: Издательство Ивана Лимбаха, 2022.

Дмитрий Травин. Почему Россия отстала? — СПб.: Издательство Европейского университета в Санкт-Петербурге, 2021.

Михаил Фишман. Преемник. История Бориса Немцова и страны, в которой он не стал президентом. — М.: CORPUS, 2022.

 

Обсудите с коллегами

11:00

Исчезновение лягушек из-за смертельной болезни влечет вспышки малярии среди людей

PRO SCIENCE
09:00

Большой якорь римских времен поднят со дна у берегов Англии

PRO SCIENCE
27.09

Динозавры России. Прошлое, настоящее, будущее

PRO SCIENCE
27.09

Химики поняли, как увеличить срок годности лекарства от эпилепсии

PRO SCIENCE
26.09

Путеводный нейрон

PRO SCIENCE
26.09

Найденной в Висконсине долбленой лодке оказалось три тысячи лет

PRO SCIENCE
Почему Россия отстала?