Гонения советской власти на Русскую церковь были таковы, что не то что сказать о своей вере, но даже молча следовать ей было подвигом. Прославленные в лике святых новомученики и исповедники не поступились ничем: верили, молились и безропотно шли на свои голгофы.

«Полит.ру» вспоминает тех, кто отдал свою жизнь за веру и чьими молитвами жива Русская церковь — даже если кроме имени до нас почти ничего не дошло.

Публикации подготовлены Кириллом Харатьяном (включен российскими властями в реестр иностранных агентов).

Священномученик Николай Павлинов

Николай Павлинов — сын псаломщика села Бологое Бологовской волости Великолуцкого уезда Псковской губернии. Окончил в Великих Луках школу и духовное училище. В 1899 году 18-летний Николай Павлинов был назначен псаломщиком ко храму в селе Бологое.

В 1907 году переведен в Великие Луки. 24 мая 1911 года рукоположен во диакона к Троицкому храму. В 1921 году был переведен в храм Иоанна Предтечи в Твери. В марте 1928 года был рукоположен в сан священника митрополитом Тверским Серафимом (Александровым) и был назначен на должность настоятеля Богоявленского храма в селе Никитское недалеко от Твери. Этот приход был в то время захвачен обновленцами, и отца Николая направили сюда, поскольку он был известен священноначалию как непоколебимо придерживающийся православия. Приход присоединился к патриаршей Церкви, и отец Николай прослужил здесь полгода. Староста и псаломщик храма, сочувствовавшие обновленцам, были недовольны таким исходом дела и предпочли закрыть с помощью властей храм, после чего здание было отдано под школу.

15 сентября 1928 года отец Николай подал прошение за штат и стал странствовать. Несколько раз он приезжал в Москву и здесь останавливался при храмах у своих церковных знакомых. Питался он в это время подаянием.

Приехав в начале марта 1930 года в Москву, он утром 8 марта пришел к дверям Мосторга на Рогожской заставе и стал просить милостыню. Через час к этому месту, где собрался народ, подошел милиционер. Он увидел, что среди толпы стоит священник и что-то говорит, но слов не было слышно. Подойдя ближе, милиционер спросил: «Что вы здесь делаете?» — «Прошу подаяния. Шествую из одного города в другой», — ответил отец Николай. Милиционер потребовал, чтобы священник проследовал за ним, и доставил его в 43-е отделение милиции, где он сам служил помощником начальника.

В тот же день священник был допрошен, подтвердив во время допроса, что он действительно живет милостыней. На следующий день помощник начальника оперотдела Грундманд отправил служебную записку в 6-е отделение секретного отдела ОГПУ, где писал, что священник задержан за нищенство и что вокруг него собиралась толпа. В это время отец Николай содержался при комендатуре ОГПУ. 10 марта его допросил следователь ОГПУ Савельев. Отвечая на вопросы, отец Николай сказал: «С 1928 года я являюсь странствующим священником, ходя по разным местностям города Москвы и окрестностей, собирал милостыню. 8 марта, когда я стоял и собирал милостыню около магазина у Рогожской заставы, ко мне подошел милиционер и отправил в отделение милиции, где я и был арестован. Больше добавить ничего не могу».

20 марта следствие было закончено, и обвинение гласило: «Бродяжничая и собирая милостыню, вел агитацию о гонении на духовенство».

23 марта 1930 года Особое совещание при Коллегии ОГПУ приговорило отца Николая к трем годам ссылки в Северный край. На следующий день после приговора он был переведен в Бутырскую тюрьму, откуда с очередным этапом отправлен на север. По окончании срока ссылки отец Николай приехал в Тверь, и архиепископ Тверской Фаддей (Успенский) назначил его настоятелем в храм в селе Березино Тургиновского района Тверской области.

10 августа 1937 года он был арестован по обвинению в «антисоветской и контрреволюционной деятельности» и заключен в тюрьму в Твери.

Лжесвидетели — председатель и секретарь сельсовета, допрошенные 21 августа, показали, что священник будто бы поддерживал фашистский режим в Германии, занимался антисоветской и контрреволюционной деятельностью и под видом церковного служения запугивал население загробной жизнью и тем самым заставлял его бороться против советской власти. Священник якобы говорил: «Братья-мужики, боритесь против антихристов-коммунистов. Они направляют вас к тому, чтобы все на том свете переживали страшные муки. Помните, братья, что без святой Церкви нет действительной жизни. Церковь — это то святое место, где вы можете получить облегчение души, православная вера должна направлять вас на истинный путь. Молитесь Богу, и Он вам поможет».

В тот же день был допрошен сам священник.

— Вы обвиняетесь в контрреволюционной деятельности. Признаете себя виновным?
— Только в том, что среди колхозников проводил антисоветскую агитацию, чтобы в религиозные праздники колхозники не работали.
— Вы лжете. Следствие требует от вас правдивых показаний.
— Больше никакой антисоветской и контрреволюционной деятельности среди населения я не проводил.
— Расскажите, обвиняемый Павлинов, о вашем контрреволюционном выступлении в селе Березино.
— Примерно в начале 1937 года в селе Березино во время проработки вопроса о выборах в советы я выступил с тем, что в советы нужно выбирать людей религиозных, чтобы укрепить Церковь, этим самым уничтожить безбожную советскую власть.
— Что еще вы можете показать о своих контрреволюционных действиях?
— Больше показать ничего не могу, — ответил священник.

На этом допросы были закончены. 10 сентября тройка при УНКВД по Калининской обл. приговорила отца Николая к расстрелу.

Расстрелян 23 сентября 1937 года и погребен в общей безвестной могиле на окраине Твери.

Обсудите с коллегами

20:27

Инстинктивная реакция

19:56

Собянин в камуфляже

19:35

«Сталинские сроки пошли»

18:59

Ловушка памяти

18:18

Мобилизация и рынок труда

18:17

Вина и ответственность

Священномученик Петр Григорьев