Философия безмятежности. Тетрафармакос Эпикура

Издательство «Альпина нон-фикшн» представляет книгу английского философа Джона Селларса «Философия безмятежности. Тетрафармакос Эпикура» (перевод Татьяны Лисицыной).

История не была добра к древнегреческому философу Эпикуру: мало кого из мыслителей так превратно понимали потомки. Уже много веков эпикурейцами называют обжор, гедонистов, любителей пожить в свое удовольствие — и всё из-за того, что высшим благом в жизни философ считал наслаждение. Но в чем на самом деле состояло наслаждение для Эпикура, призывавшего довольствоваться малым и показывавшего своим ученикам путь к духовной безмятежности? Книга английского философа Джона Селларса правдиво и просто рассказывает о тетрафармакосе — эпикурейском учении, исцеляющем от тревог и страхов и основанном на атомистической теории.

Предлагаем прочитать фрагмент книги.

Объяснение всего

Мы пару раз уже упоминали, что Эпикур был атомистом. На самом деле атомизм лежал в основе всей его философии. Это невероятно простая и изящная теория, претендующая на объяснение буквально всего на свете — не только устройства физических тел, но и человеческого ума, механизмов восприятия, возникновения порядка из хаоса, подъема и упадка цивилизаций. Всё это изложено в прекрасной поэме Лукреция «О природе вещей». Как уже отмечалось, о самом Лукреции мы не знаем почти ничего, только что он жил в I веке до н. э. и, возможно, был членом большой общины эпикурейцев на побережье Неаполитанского залива, в которую также входили Филодем и, вероятно, Вергилий.

В Средние века уцелело совсем немного списков поэмы. Практически забытое произведение вновь увидело свет только в XV веке, когда Поджо Браччолини, папский секретарь, коллекционировавший редкие книги, обнаружил рукопись в одном из южнонемецких монастырей. Не мешкая, он послал ее своему флорентийскому другу. Тот сделал с нее несколько копий, которые ходили по рукам и способствовали росту интереса к учению эпикурейцев в эпоху Ренессанса. К сожалению, манускрипт, найденный Браччолини, был утерян, но уцелели еще две ранние копии, обе относящиеся к IX веку, которые сейчас хранятся в библиотеке Лейденского университета.

Перед нами достаточно странное произведение: поэма, начинающаяся с посвящения языческой богине, дает чисто натуралистическое объяснение… всему на свете. После того как среди геркуланских папирусов были найдены фрагменты трактата Эпикура «О природе», стало ясно, что Лукреций довольно точно следовал тексту греческого мыслителя и достоверно передал его идеи, переложив их в стихи на латыни. Лукреций дает нам полное представление об атомистической теории эпикурейцев, которая была основана на более раннем атомизме греческого философа Демокрита. Ее основная мысль заключается в том, что всё сущее состоит из атомов, своего рода строительных блоков природы, которые движутся в бесконечной пустоте. Лукреций говорит об этом так:

Ибо начала вещей во множестве, многоразлично
От бесконечных времен постоянным толчкам подвергаясь,
Тяжестью также своей гнетомые, носятся вечно,
Всячески между собой сочетаясь и всё испытуя1.

Сами атомы мыслились как неразрушимые (слово atomos буквально означает «неделимый»), они не были созданы и не могут быть уничтожены. Атомы бывают самой различной формы, и этим объясняется разнообразие, которое мы наблюдаем в природе. Они обладают весом, но не имеют ни цвета, ни вкуса, ни запаха, которые уже являются результатом взаимодействия между исходящими от объектов атомами и нашими органами чувств.

Лукреций без малейших колебаний объясняет каждую сторону человеческой жизни взаимодействием атомов. Как мы уже видели, он был убежден, что смерть, понимаемая как разрушение конкретного сочетания атомов, является концом человеческого существования. Простое объяснение через взаимодействие атомов можно также дать нашей душевной жизни и ощущениям. Лукреций пишет:

Так, если сладко одним, что другому становится горьким,
То у того, кому сладко, должны, прикасаяся нежно,
Гладкие очень тела расходиться по нёбным проходам;
Наоборот, у того, кому это же кажется терпким,
Грубые в поры идут семена крючковатого складу2.

Аналогичным образом можно объяснить и то, почему одни и те же растения оказываются ядовитыми для человека, но не для животных или почему больной человек иначе ощущает запахи. Хотя Лукреций не мог разобрать в своей поэме каждую мелочь, он был уверен, что когда-нибудь атомизм даст исчерпывающее объяснение всем аспектам нашего существования.

Чтобы получить представление о масштабах интеллектуальных замыслов Лукреция , стоит остановиться на изложенной им истории вселенной — от образования космоса через зарождение жизни на Земле к расцвету и упадку цивилизаций. Сквозь весь его рассказ проходит одна неизменная тема: всё в мире — и малое, и великое — подчинено принципам возникновения и разрушения. Хотя атомы сами по себе считаются неуничтожимыми, всё, что из них состоит, постоянно меняется и в какой-то момент распадается на части. Даже небо и земля, пишет Лукреций, в какой-то момент возникли и со временем разрушатся. Всё находится в постоянном изменении, которое является результатом бесконечного движения атомов. Так же и солнце, которое некоторые люди почитают как божество, излучая свет, постепенно распадается, «пламя теряя всегда, излученное ранее»3.

Если всё в мире беспрерывно меняется и в итоге перестанет существовать, значит, оно в какой-то момент появилось. Лукреций считает, что наш мир — относительно недавнее образование. Он возник в процессе случайных столкновений атомов, во время которых различные по весу земля и воздух отделились друг от друга, образовав планету и атмосферу. Лукреций попытался объяснить, как это произошло:

День ото дня, чем сильней и эфир раскаленный и солнце,
Распространяя лучи, отовсюду давили на землю,
Так что, под градом толчков на все ее крайние части,
Плотно сбивалась она, постепенно сгущаяся к центру4.

Хотя всё это чисто умозрительные рассуждения, современность мысли Лукреция порой изумляет. Он тоже прекрасно понимал ограниченность своих познаний и, предложив в одном месте целый ряд возможных объяснений движения небесных тел и затмений, скромно заключил, что определять, какое из них является истинным, «вовсе не должен тот, кто ощупью путь пролагает»5. Иногда — и в этом нет ничего удивительного — Лукреций сильно заблуждался, полагая, например, что солнце в действительности такого же размера, каким оно нам кажется, но современные теории о возникновении и гибели звезд и планет были в общих чертах предвосхищены нашим поэтом-эпикурейцем две тысячи лет назад. А если поэма Лукреция действительно основана на трактате Эпикура «О природе», то дань уважения за это следует воздать самому Эпикуру.

За теорией возникновения планет следует рассказ о развитии жизни на Земле — появлении сначала растений, а затем животных. В этот ранний период истории планеты, отмечает Лукреций, «много животных тогда поколений должно было сгинуть»6. Те же, что выжили, добились этого «или отвагой, или хитростью, или проворством»7. Животные, лишенные таких качеств, «другим доставались в добычу и в жертву»8. Короче говоря, Лукреций пишет о выживании наиболее приспособленных. Развитие видов животных, зависящее от случайных внешних обстоятельств, конечно, является просто отражением стихийного движения атомов, лежащего в основе всех более масштабных процессов.

Среди доисторических животных были и первые люди — гораздо более крепкие, нежели нынешние, жившие кочевой жизнью, подобно диким зверям. Они еще не умели использовать огонь. Лукреций описывает зарождение цивилизации: люди начали строить хижины, одеваться в шкуры, разводить огонь, создавать семьи. Ради взаимной безопасности они стали заключать союзы. Если бы этого не было, то весь человеческий род уж тогда бы пресекся:

И не могли бы досель поколенья его размножаться9.

Затем начал складываться язык, потом появились города, частная собственность и законы. В попытке понять окружающий мир, особенно небесные явления, люди придумали образы божеств, а вслед за этим возникла организованная религия.

Важной вехой в истории человечества было открытие меди и железа. Попытки Лукреция объяснить, как древние люди впервые использовали силу огня для плавки металла, очень умозрительны. Важно, однако, что перед нами не миф о Прометее, которому пришлось украсть огонь у богов. Такие вещи вполне можно объяснить натуралистично. Человеческие умения развивались с течением времени, первые люди продвигались вперед методом проб и ошибок, постепенно становясь опытнее. Для появления изящных искусств тоже не требовалось божественного вмешательства: пение птиц вдохновило людей на создание песен, а дуновение ветра в тростнике подсказало идею первых музыкальных инструментов.

Изучая историю человечества, Лукреций приходит к выводу о случайности и произвольности модных аксессуаров его эпохи:

…шкуры тогда, а золото ныне и пурпур
Жизнь отравляют людей заботой и войнами мучат10.

Примитивное желание укрыться шкурой, чтобы согреться, было, если рассуждать в категориях Эпикура, естественным и необходимым. Проблема состоит в том, что люди переносят это желание на «золотые и пурпурные» тоги римских полководцев, консулов, а позже и императора, ошибочно полагая, что они тоже необходимы. Из-за такого заблуждения

человеческий род понапрасну и тщетно хлопочет,
Вечно в заботах пустых проводя свою жизнь бесполезно
Лишь оттого, что не ведает он ни границ обладанья,
Ни предела, доколь наслаждение истое длится11.

Как мы видим, рассказ Лукреция о происхождении и развитии человечества имеет вполне практические выводы. Он служит сразу нескольким целям эпикурейцев. Во-первых, исключает из картины мира все сверхъестественные объяснения: они просто не требуются. Во-вторых, наглядно показывает, откуда взялись модные аксессуары современной ему цивилизации, попутно подчеркивая их случайный характер. Тем самым он дает понять, какие вещи служат для удовлетворения реальных нужд человека, а какие являются просто бесполезным украшением. Чтобы читатели не забывали, Лукреций периодически напоминает, что суть его поэмы не в космологии и антропологии, а в том, чтобы наставлять к благой жизни:

Тот же, кто в жизни себе кормилом взял истинный разум,
Тот обладает всегда богатством умеренной жизни;
Дух безмятежен его, и живет он, довольствуясь малым12.

Эти слова возвращают нас к центральным идеям эпикуреизма — простой жизни и спокойствию духа. Из текста Лукреция читатель выносит мысль о том, что для достижения блаженного состояния нужно разобраться в устройстве мира с бесстрастной научной позиции. Только тогда можно будет понять, что именно необходимо человеку для хорошей жизни и как избежать иррациональных страхов, которые так часто нас беспокоят.

1 Лукреций. О природе вещей. 5.187–190.

2 Лукреций. О природе вещей. 4.658–662.

3 Лукреций. О природе вещей. 5.304.

4 Лукреций. О природе вещей. 5.483–486.

5 Лукреций. О природе вещей. 5.533.

6 Лукреций. О природе вещей. 5.855.

7 Лукреций. О природе вещей. 5.859.

8 Лукреций. О природе вещей. 5.875.

9 Лукреций. О природе вещей. 5.1026–1027.

10 Лукреций. О природе вещей. 5.1423–24.

11 Лукреций. О природе вещей. 5.1420–1433.

12 Лукреций. О природе вещей. 5.1117–1119.

Обсудите с коллегами

14:00

Новый флуоресцирующий белок сочетает высокую стабильность со способностью менять цвет и интенсивность свечения

PRO SCIENCE
12:00

Начинается клиническое испытание универсальной вакцины от гриппа

PRO SCIENCE
10:00

Исследование ушей крокодилов может помочь людям со сниженным слухом

PRO SCIENCE
05.07

Второе начало (в искусстве и социокультурной истории)

PRO SCIENCE
05.07

Дом с фресками под термами Каракаллы впервые стал доступен для публики

PRO SCIENCE
05.07

Разнообразие рациона умеряет аппетит рачка гаммаруса

PRO SCIENCE
Разведчики внешних планет