Эпоха человека. Риторика и апатия антропоцена

Издательство «Новое литературное обозрение» представляет книгу польского философа Эвы Бинчик «Эпоха человека. Риторика и апатия антропоцена» (перевод Татьяны Пирусской).

Осмысляя последние столетия в истории Земли, естественные науки сходятся в том, что человек оказывает существенное влияние на облик планеты. В 2000 году американский биолог Юджин Ф. Стормер и голландский исследователь атмосферы Пауль Крутцен предложили обозначить современную геологическую эпоху термином «антропоцен» — то есть «эпоха человека». В книге Эва Бинчик подробно анализирует широкий спектр дискуссий вокруг этого понятия — одного из важнейших для нашего времени. Как сквозь призму антропоцена вербализуются основные философские дилеммы, аксиологические сомнения и опасения XXI века? Почему этот термин заставляет нас пересмотреть привычный способ мышления о природе? И есть ли возможность преодолеть апатию и беспомощность, неизбежно ассоциирующиеся с разговором об экологическом кризисе?

Предлагаем прочитать один из разделов книги.

 

Чисто геологический спор? Или идеологический тоже?

У чисто формального, на первый взгляд, геологического спора об антропоцене есть явное риторическое, политическое и даже идеологическое измерение. Это говорит нам, что мы живем в эпоху, когда природа становится предметом постоянной рефлексии. Как пишет Латур, «находиться на планете Земля во времена антропоцена не то же самое, что быть окруженным "природой" в эпоху модернизации»[1].

С риторической точки зрения определяющие критерии антропоцена должны носить геологический, а не, например, социальный или исторический характер. Новая историческая эпоха не вызвала бы такого резонанса, не заинтересовала бы никого так же, как новая геологическая эпоха. Одна из причин такого интереса состоит в том, что геология, будучи естественной наукой, придает дискуссии об антропоцене престиж и вес, приписываемые естествознанию. Преобладание в споре об антропоцене риторики точных наук — важный риторический ресурс. Это позволяет использовать их престиж для выстраивания политической и нормативной аргументации. К тому же, если антропоцен официально признают новой геологической эпохой, вся дискуссия по праву перейдет на планетарный, системный уровень.

Как я уже упоминала во введении, дискуссия о влиянии человека на планету в геологических категориях строится на последовательном анализе контраста между геологической временной шкалой и временной шкалой человеческой деятельности. Только демонстрация этого контраста дает сильный риторический эффект. В антропоцене внечеловеческая хронология переплетается с историей человека. Об этом свидетельствуют данные палеоклиматологии. Как выяснилось, на сегодня люди оказали на различные системы Земли такое воздействие, что изменили климат на сто тысяч лет. Поэтому влияние человека можно уже сейчас приравнять к колебаниям земной орбиты, определяющим циклы оледенения[2]. На мой взгляд, хотя наглядное противопоставление временных шкал возбуждает воображение философов и писателей, оно может стать и причиной равнодушия. Изменения, охватывающие сотни тысяч лет, могут казаться преодолимыми, что усугубляет апатию и отрицание. В частности, они могут совершенно не волновать политиков, которые мыслят в перспективе срока своих полномочий. Прагматики и реалисты, в свою очередь, часто думают, что, поскольку эти изменения произойдут нескоро, не стоит ломать над ними голову.

Полагаю, ключевое риторическое значение в данном контексте имеют часто звучащие в дискуссии об антропоцене утверждения, что мы имеем дело с «беспрецедентными» по своему масштабу и охвату изменениями, с «исключительной» или «совершенно неслыханной доселе» ситуацией. По словам уже упоминавшегося Стеффена, «сегодня мы живем в абсолютно новом мире»[3]. В другом тексте мы читаем, что «ничего подобного» эпохе антропоцена еще не бывало[4]. Об исключительности современной эпохи пишут и другие исследователи[5]. С точки зрения риторики в этих дискуссиях можно усмотреть своего рода эсхатологическое измерение. Эсхатологический аспект споров об антропоцене объясняется тем, что речь идет о необратимых процессах, нередко воспринимаемых как последний шанс приближающегося к последним временам человечества отвести от цивилизованного мира угрозу дестабилизации всех систем планеты[6]. К этой теме я еще вернусь.

Я бы хотела подчеркнуть, что само решение о критериях начала антропоцена — форма интерпретации, которая дает возможность возложить на кого-то вину и ответственность. Так как изменения, сопутствующие антропоцену и спровоцированные цепочкой человеческих решений, в корне отличаются от предшествующих изменений геологического плана, следует говорить уже не о безликом геологическом «факторе», как изначально формулировали свою идею Крутцен и Стормер, а о геологической «власти» человека[7]. Из этого тезиса автоматически вытекает разговор о коллективной ответственности.

Кто в ответе за резкие и неблагоприятные экологические изменения планетарного масштаба: только ли развитые страны, создатели ядерных технологий, герои промышленной революции, экономическая формация капитализма и колониальные империи или же в равной мере охотники и собиратели и прежние общины земледельцев и скотоводов? Если мы, например, согласимся с гипотезой раннего антропоцена, мы вынуждены будем признать, что эпоха беспрецедентного влияния человека на планету началась попросту с появлением homo sapiens. Значит, мы все несем ответственность[8]. Возможно, окажется даже, что терраформирование как преобразование планеты — «естественное» свойство нашего вида.

Официальное решение, связанное с определением начала антропоцена, может повлечь за собой нежелательные политические последствия, объясняющиеся, в частности, тем, что любые глобальные экологические изменения, равно как и изменение климата, будут признаны до определенной степени нормальными и неизбежными явлениями[9]. Иэн Ангус прямо говорит, что идея раннего антропоцена с точки зрения риторики привлекательна для консерваторов, вот почему ее продвигали исследователи, связанные с так называемым экомодернизмом (Breakthrough Institute)[10]. Они утверждали, что нам не нужны радикальные климатические и экологические меры, поскольку изменения последних десятилетий нельзя назвать исключительными, а влияние человека на различные системы планеты было заметно еще в эпоху позднего плейстоцена[11].

Хэмилтон, со своей стороны, обращает внимание, что принятие гипотезы раннего антропоцена послужило бы основанием руководствоваться привычными схемами, мешая проведению политики, направленной на сокращение вредоносных выбросов и защиту окружающей среды[12]. По мнению исследователя, большинство публикаций, посвященных стратиграфическим критериям и началу антропоцена, не затрагивают сути проблемы[13]. Нельзя сказать, что специалисты по стратиграфии остались довольны. Проблема заключается скорее в том, что вся существовавшая до сих пор геологическая периодизация и стандарты геологии и даже естественных наук в целом неминуемо окажутся под вопросом.

Более того, понятие антропоцена уже зажило своей жизнью в массовой культуре и в медиа — безотносительно к научным спорам. Не исключено, что ученые совершенно напрасно стремятся уточнить это понятие, пытаясь сформировать дискурс антропоцена. В то же время сам поиск начала разных эпох и процессов характерен для линейного мышления, склонного к систематизации. Как справедливо отмечают Сири Веланд и Аманда Х. Линч, подобная установка парадоксальным образом неприменима к эпохе антропоцена, когда осмысление нами времени и прогресса тоже претерпевает серьезные изменения[14].

Андреас Мальм и Альф Хорнборг в вызвавшей широкий резонанс статье «Геология человечества? Критика нарратива об антропоцене» (The Geology of Mankind? A Critique of the Anthropocene Narrative) возражают против того, чтобы дискуссия об антропоцене, неизбежно связанная с проблемой власти и ответственности, велась почти исключительно специалистами по точным наукам[15]. В своей статье Мальм и Хорнборг отсылают к одному из первых текстов Крутцена об антропоцене, носившему название «Геология человечества» (Geology of Mankind)[16]. По мнению авторов, в спорах об антропоцене действующим лицом неоправданно выступает человечество как таковое[17]. Они пишут: «В начале XXI века на долю 45 % беднейших обитателей планеты приходится 7 % выбросов парниковых газов, тогда как на долю 7 % наиболее состоятельных людей приходится 50 % всех выбросов; среднестатистический гражданин США — опять же, если вынести за скобки классовые различия внутри страны — является источником такого же количества выбросов, как и более пятисот жителей Эфиопии, Чада, Афганистана, Мали, Камбоджи или Бурунди»[18]. Причина антропоцена не в homo sapiens. В целом за уже выброшенное в атмосферу количество парниковых газов в ответе четырнадцать стран, в том числе Китай и Индия[19]. У каждого третьего обитателя планеты нет возможности пользоваться электричеством. Одна шестая (беднейшая) часть всего населения Земли вообще не причастна к выбросам парниковых газов. Если вычесть три миллиарда беднейших жителей Земли, темпы дестабилизации атмосферы и загрязнения окружающей среды по большому счету все равно не изменились бы[20]. Около 75 % мировой экономической деятельности приходится на государства, состоящие в ОЭСР — Организации экономического сотрудничества и развития. Очевидно, что главная причина изменений, которые привели к «великому ускорению», — потребление в развитых странах (а не прирост, например, населения в развивающихся)[21]. Резкий скачок количества выбросов парниковых газов произошел вовсе не там, где наблюдался наибольший демографический рост[22].

Изобретение и распространение паровой машины также произошли в определенных обстоятельствах. Важную роль на тот момент сыграли депопуляция Нового Света после периода Великих географических открытий и завоеваний, развитие рабовладельческой системы в Северной Америке, мировой спрос на дешевый хлопок и эксплуатация рабочей силы на английских рудниках и фабриках[23]. Речь шла о производстве, которое приносило прибыль правящим классам в условиях рынка, переживавшего постепенную глобализацию. Впрочем, то же самое происходило с более поздними открытиями и изобретениями: электричеством, двигателем внутреннего сгорания или технологиями переработки нефти. Если у истоков антропоцена стоит экономика, построенная на сжигании ископаемого топлива, то эту эпоху начал не человеческий род, а британская капиталистическая элита, наделенная авторитетом и властью. Как заметил Жан-Батист Фрессо, корень «антропос» в антропоцене обладает отчетливым английским акцентом, поэтому не исключено, что правильнее было бы говорить об «англоцене»[24]. Современные данные, касающиеся неравенства в доступе к различным благам и ресурсам, свидетельствуют, что для большинства жителей Земли обещания благополучия, сопряженного с использованием ископаемого топлива, так и остались обещаниями[25].

Я согласна с Мальмом и Хорнборгом, которые убедительно показывают, как естественно-научные нарративы об антропоцене, возлагающие ответственность за климатические изменения на вид homo sapiens, его природу или неизбежную эволюцию, ошибочно изображают явления, вызвавшие экологический кризис на планете, как естественные[26]. Идеология, которая стихийно формируется среди представителей естественных наук, участвующих в спорах об антропоцене, представляет собой абстрактный материализм, игнорирующий культурные и исторические объяснения. На это указывают, в частности, такие категории, как понятия общечеловеческого «предприятия» и однородной «цивилизации», или унифицированное «мы». Риторика, в рамках которой эти процессы подаются как естественные, ведет к тому, что мы действительно начинаем считать их неизбежными, естественными и не представляющими собой проблемы. В результате мы не размышляем, как их изменить. Уже само представление о безликой геологической силе ассоциируется с естественным процессом. Невозможно спорить с безликими геологическими факторами. Как отмечает другой автор, Дэниэл Хартли, Стеффен часто пишет о процессах, вызвавших «великое ускорение», как о неминуемых. По его мнению, им «помешали» две мировые войны, «задержав» указанные процессы на полвека[27], словно не был возможен альтернативный ход событий. Как мы увидим в восьмой и девятой главах, в нарративах, где такие процессы предстают как естественные, геоинженерия тоже изображена как решение, по сути, не связанное с политикой: или как чисто техническое, или как подражающее природным явлениям, например извержению вулкана. Склонность описывать события как естественные проявляется даже тогда, когда мы без намека на какую-либо проблематизацию прогнозируем, что к 2050 году население Земли вырастет до девяти миллиардов человек, словно мы не в состоянии на это повлиять. Однако речь вовсе не о неизбежных обстоятельствах, а о результате наших коллективных решений и демографической политики отдельных государств[28]. Поэтому склонность изображать происходящее как естественный процесс — первое свидетельство слабой экологической рефлексии, которое я хочу выделить. Она может способствовать апатии и бездействию из-за убежденности, что альтернативных решений нет[29].

Вот почему не стоит удивляться, что представление унифицированных, единообразных отчетов и таблиц с данными о росте количества выбросов парниковых газов, расходе воды и других ресурсов, обезлесении, использовании искусственных удобрений и транспортных средств в дискуссии об антропоцене подверглось решительной критике. Подчеркивается, что даже безобидные таблицы могут создать впечатление, что за ними стоит унифицированный субъект — «антропос» как однородное собирательное действующее лицо. Привычные для нас способы представления информации таят в себе по умолчанию принятые суждения об ответственности. За счет того, что нарратив носит универсальный характер, ответственность за экологический кризис возлагается просто на весь человеческий род.

Критику такого рода признали обоснованной. Сегодня составляются отдельные диаграммы и таблицы данных для государств — членов ОЭСР, для стран БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай, ЮАР) и для остальных развивающихся стран. В 2015 году Стеффен и другие исследователи из МГБП, связанные со Стокгольмским центром по вопросам устойчивого развития, опубликовали такие обновленные отчеты[30].

Как подчеркивает американский социолог Джейсон М. Мур, в силу уже упомянутых риторических тенденций к унификации в дискуссии об антропоцене не учитывается роль империалистических и колониальных государств, а также ключевая роль капиталистической системы и частной собственности[31]. Раз популярной категорией в споре об антропоцене оказалось усредненное понятие «человечество»[32], нам лучше говорить об эпохе «капиталоцена»[33]. По мнению Мура, когда мы, обсуждая начало антропоцена, ищем исключительно эмпирических доказательств и чисто стратиграфических признаков, мы сосредоточены лишь на последствиях процессов, из-за которых мы сегодня живем в эпоху экологического кризиса планетарного масштаба[34]. С точки зрения исследователя, это вредное предубеждение. Оно отвлекает наше внимание от реальных причин и условий трудного положения, в котором мы оказались.

Как полагает Мур, на самом деле началом антропоцена следует считать так называемый «долгий XVI век» (1450–1750 годы). Уверенность в исключительной роли промышленной революции автор критикует как англоцентричную. Дело не в использовании угля в промышленности и не в индустриализации, опирающейся на научно-технические новшества, а в произошедших гораздо раньше изменениях, затронувших основы логики рынка. Прежде чем увеличились масштабы производства, имели место важные культурные события.

В Европе рухнул феодальный строй, на смену которому пришел принцип наращивания капитала и трудовых ресурсов. Повсеместно укоренилось понятие частной собственности (распространяющееся как на землю, так и на средства производства). Сформировались пролетариат и практика поиска дешевой рабочей силы. Начался капиталоцен. Использование ископаемого топлива — лишь импульс, подстегнувший рост современной экономики, построенной на обороте капитала. Предложение заменить ярлык «антропоцен» термином «капиталоцен» выглядит необычайно уместным и риторически убедительным. Однако такой риторический ход не лишен некоторых недостатков. «Антропоцен» закрепился в современной экологической мысли как одно из ключевых понятий.

Как настаивают авторы, анализирующие дискурс антропоцена, эта категория уже выполняет уникальную функцию — объединяет в одной дискуссии интеллектуалов, между которыми раньше не происходило никакой коммуникации. Рефлексия, связанная с понятием антропоцена, стала отправной точкой для обмена мнениями между учеными, экологами и предпринимателями, специалистами по экологическому праву и поэтами, теоретиками этики и известными активистами[35]. По словам бельгийского философа Изабель Стенгерс, риторическая сила обозначения «антропоцен» состоит по меньшей мере в том, что оно помогло наладить контакт между геологами и климатологами, а это серьезное достижение[36]. Существует мнение, что никакое другое понятие не привлекло к себе такого внимания и не оказало такого влияния на экологическую мысль[37].

Как считает Макнил, альтернативная концепция капиталоцена, предложенная Муром, не убедит геологов. Она подрывает существующее на сегодняшний день согласие между представителями точных и гуманитарных наук относительно проблемы антропоцена, которое может принести любопытные результаты[38]. Более того, в спорах об экологической опасности мы уже не сможем опираться на престиж естественных наук. Капиталоцен могут признать новой социально-экономической или исторической, но не геологической эпохой, а именно последнее волнует таких ученых, как тот же Хэмилтон или сам Макнил. Как бы то ни было, спор о названии, безусловно, задает важное направление дискуссии об антропоцене. В конечном счете он касается политической нейтральности терминов, в которых мы описываем современность. Однако маловероятно, что можно оперировать исключительно нейтральными понятиями.

Против идеи капиталоцена и критики термина «антропоцен» выступает и Клайв Хэмилтон. В книге «Своенравная планета. Судьба человечества в антропоцене» (Defi ant Earth. Th e Fate of Humans in the Anthropocene) он подчеркивает, что на долю жителей Китая в настоящее время в среднем приходится столько же выбросов парниковых газов, сколько и на долю среднестатистических европейцев. Вскоре количество парниковых газов, выброшенных в атмосферу Китаем за все время его существования, сравняется с аналогичным показателем Соединенных Штатов. Не говоря уже о том, что, учитывая, как быстро развивается Индия, логично ожидать, что к 2050 году развивающиеся страны Юга будут ответственны за такой же объем выбросов парниковых газов, что и богатые страны Севера. Следует иметь в виду и еще один аспект климатического кризиса, о котором часто умалчивают: проблему роста населения, особенно в Китае и Индии, который в будущем может серьезно навредить окружающей среде[39]. Вот почему нам придется смягчить или переформулировать связанные с антропоценом обвинения в адрес европейских стран, оговорив, что категория «антропос» подразумевает ответственность Европы, Америки, Китая и Индии[40].

Автор «Своенравной планеты» решительно предостерегает против того, чтобы проблема антропоцена оказалась предметом гуманитарных наук или объектом изучения социологов. Дискуссия о новой общественной и исторической эпохе не будет иметь такого риторического веса, как рассуждения в терминах геохронологической шкалы. Мы потеряем из поля зрения сам факт, что речь идет о дестабилизации всех систем нашей планеты, а не о социальных изменениях. Использование традиционных категорий социальных и гуманитарных наук, по мнению Хэмилтона, помешает осознать масштаб проблемы — сбоя в функционировании систем планеты[41]. Поэтому Хэмилтон возражает против идеи капиталоцена и предложения Мура говорить о «буржуазном» аспекте планетарных проблем.

В свою очередь, Макнил, будучи сдержанным в своих суждениях историком, утверждает, что, хотя, по его мнению, Земля уже вступила в эпоху антропоцена, нельзя сказать того же о человечестве. Еще может случиться нечто, что отсрочит экологический кризис, и тогда окажется, что мы жили в эпоху, которую следует называть иначе. К тому же многие историки, не занимающиеся историей окружающей среды, до сих пор не рассматривают XXI век как эпоху антропоцена.

Я соглашусь с Макнилом и Хэмилтоном. Разумеется, концепция антропоцена небезупречна, но она всё же лучше, чем ничего. Приведет ли это понятие к серьезным политическим изменениям, нам еще только предстоит узнать. Многие критики видят в антропоцене в лучшем случае явление культуры, даже поп-культуры, а не термин из области точных наук.

В этом плане идея устойчивого развития, сопряженная с конкретными политическими и стратегическими решениями, выглядит куда более привлекательно, даже несмотря на то, что нынешних политических мер недостаточно в условиях такой серьезной экологической угрозы. Идея антропоцена пока не обладает таким авторитетом, а возможно, никогда и не будет им обладать. Но человеку явно требуется пересмотреть свои отношения с различными системами планеты.



[1] См. Latour B. Anthropology at the Time of the Anthropocene — a Personal View of What is to Be Studied. P. 12.

[2] Chakrabarty D. Th e Anthropocene and the Convergence of Histories // Hamilton C., Bonneuil C., Gemenne F. (ed.). Th e Anthropocene and the Global Environmental Crisis. Rethinking Modernity in a New Epoch. London, New York: Routledge, 2015. P. 44.

[3] Steffen et al. The Trajectory of the Anthropocene. P. 94.

[4] Dalby S. Framing the Anthropocene. P. 35.

[5] Hamilton C., Bonneuil C., Gemenne F. Thinking the Anthropocene. P. 4; Maris V. Back to the Holocene // Hamilton C., Bonneuil C., Gemenne F. (ed.). The Anthropocene and the Global Environmental Crisis. Rethinking Modernity in a New Epoch. London, New York: Routledge, 2015. P. 124.

[6] Эсхатология — раздел богословия, занимающийся последними событиями в истории человечества и мира. В этой области ставятся вопросы о пророчествах, связанных с концом времен и участью человечества. Эсхатология строится на представлениях о Страшном суде и достижении нового уровня сознания в последние времена.

[7] См. Hamilton C. Defiant Earth. P. 6.

[8] См. Hamilton C. The Anthropocene as Rupture. P. 96.

[9] См. Lewis S. L., Maslin M. A. Defining the Anthropocene. P. 171.

[10] Об экомодернизме речь пойдет в следующих главах.

[11] Angus I. Facing the Anthropocene. P. 54.

[12] Hamilton C., Grinevald J. Was the Anthropocene Anticipated? // The Anthropocene Review. 2015. Vol. 2 (1). P. 59–72.

[13] Hamilton C. The Anthropocene as Rupture. P. 101.

[14] Veland S., Lynch A. H. Scaling the Anthropocene. How the Stories We Tell Matter // Geoforum. 2016. Vol. 72. P. 1–5.

[15] Malm A., Hornborg A. The Geology of Mankind? A Critique of the Anthropocene Narrative // The Anthropocene Review. 2014. Vol. 1/1. P. 63, 66.

[16] Crutzen P. J. Geology of Mankind // Nature. 2002. Vol. 415. P. 23.

[17] При этом стоит отметить: Крутцен изначально обращал внимание на то, что за изменения, обусловившие антропоцен, ответственно лишь 25 % населения планеты. Ср. Angus I. Facing the Anthropocene. P. 37, 227.

[18] Malm A., Hornborg A. The Geology of Mankind? P. 64.

[19] Chakrabarty D. The Anthropocene and the Convergence of Histories. P. 4.

[20] Angus I. Facing the Anthropocene. P. 112.

[21] Steffen W. et al. The Anthropocene. From Global Change to Planetary Stewardship // AMBIO. A Journal of the Human Environment. 2011. Vol. 40. P. 746.

[22] Неудивительно, что в рамках этических дискуссий, посвященных ответственности за антропогенные выбросы парниковых газов, помимо доли выбросов «на человека», вскоре стали разграничивать выбросы «ради выживания» и выбросы «ради роскоши», то есть те, причиной которых служит избыточное и неоправданное потребление. Разумеется, не так просто определить, какое именно количество выбросов парниковых газов необходимо для удовлетворения базовых потребностей человека.

[23] Malm A., Hornborg A. The Geology of Mankind? P. 63.

[24] Fressoz J.-B. Losing the Earth Knowingly. P. 70–71.

[25] Malm A., Hornborg A. The Geology of Mankind? P. 65. Однако нельзя не упомянуть, что социально-политические изменения, которые уже привели к «великому ускорению» и могут привести к катастрофе антропоцена, включают в себя и множество процессов, рассматриваемых как значимые достижения: деколонизацию, эмансипацию женщин, развитие социальной справедливости и трудового права во многих странах. Их результатом стал резкий скачок потребления в привилегированных обществах и слоях, связанный с техническим прогрессом. Ср. Chakrabarty D. The Anthropocene and the Convergence of Histories. P. 52.

[26] Malm A., Hornborg A. The Geology of Mankind? P. 65–66.

[27] См. Hartley D. Anthropocene, Capitalocene, and the Problem of Culture // Moore J. W. (ed.). Anthropocene or Capitalocene? Nature, History, and the Crisis of Capitalism. Oakland: PM Press, Kairos, 2016. P. 157.

[28] Crist E. On the Poverty of Our Nomenclature // Moore J. W. (ed.). Anthropocene or Capitalocene? Nature, History, and the Crisis of Capitalism. Oakland: PM Press, Kairos, 2016. P. 32. Note 17.

[29] И всё же, несмотря на перечисленные затруднения, такие философы, как Латур, возлагают надежду на понятие антропоцена, полагая, что оно поможет нам избежать восприятия сложившейся ситуации как естественной. Latour B. Telling Friends from Foes in the Time of the Anthropocene. P. 145. Здесь, в работе «Как отличить друзей от врагов во времена антропоцена», Латур подчеркивает, что эпоха антропоцена — неподходящее время, чтобы считать естественными процессами «великое ускорение» или алчность и жажду эксплуатации, присущую капиталистической рыночной системе.

[30] Steffen et al. The Trajectory of the Anthropocene.

[31] Тем не менее следует признать, что социалистические страны наносили окружающей среде не меньший ущерб, чем капиталистические, ставя на первое место материальное благосостояние своих граждан. Ср. Hamilton C. Theories of Climate Change // Australian Journal of Political Science. 2012. Vol. 47 (4). P. 722 n.

[32] Moore J. W. Kryzys ekologiczny czy ekologicznie-światowy? // Praktyka Teoretyczna. 2014. Vol. 4 (14). P. 261.

[33] По словам Джейсона М. Мура и Альфа Хорнборга, понятие капиталоцена ввел Андреас Мальм на одном из своих семинаров в 2009 году. Moore J. W. (ed.). Anthropocene or Capitalocene? Nature, History, and the Crisis of Capitalism. Oakland: PM Press, Kairos, 2016. P. xi, 5; Hornborg A. The Political Ecology of the Technocene // Hamilton C., Bonneuil C., Gemenne F. (ed.). The Anthropocene and the Global Environmental Crisis. Rethinking Modernity in a New Epoch. London, New York: Routledge, 2015. P. 67. Note 4. С 2012 года его начали употреблять Донна Харауэй и Джейсон Мур.

[34] Moore J. W. The Capitalocene. Part I: On the Nature & Origins of Our Ecological Crisis. P. 3: http://www.jasonwmoore.com/uploads/Th e_Capitalocene__Part_I__June_2014.pdf.

[35] См. Castree N. The Anthropocene and the Environmental Humanities. P. 235.

[36] Stengers I. Accepting the Reality of Gaia. P. 138.

[37] Moore J. W. Introduction // Moore J. W. (ed.). Anthropocene or Capitalocene? Nature, History, and the Crisis of Capitalism. Oakland: PM Press, Kairos, 2016. P. 3. Как отмечает Мур, в 1990-е годы такой же интерес вызвало понятие глобализации. Думаю, оба понятия — «антропоцен» и «глобализация» — достаточно универсальны, чтобы выполнять функцию унификации.

[38] McNeill J. R. Has Humanity Pushed Earth into a New Geological Epoch — the «Anthropocene»?

[39] См. Chakrabarty D. The Anthropocene and the Convergence of Histories. P. 50.

[40] Hamilton C. Defiant Earth. P. 30–31. Автор обращает внимание и на то, что именно беднейшие слои населения (как в развивающихся, так и в развитых странах) в наибольшей мере ощущают на себе негативные последствия антропоцена. Как саркастически замечает Хэмилтон, замена названия «антропоцен» на «капиталоцен» и даже «ктулуцен» не принесет облегчения живущим в нищете людям в развивающихся странах, которые принимают на себя удар погодных аномалий и другие негативные последствия климатических изменений. Hamilton C. Defiant Earth. P. 65, 93. Нужно что-то более существенное.

[41] Hamilton C. Defiant Earth. P. 59.

Обсудите с коллегами

18:00

Утраченное кафе «У Шиндлеров». История Холокоста и судьба одной австро-венгерской семьи

PRO SCIENCE
15:00

Есть ли в марсианском метеорите окаменевшие бактерии?

PRO SCIENCE
12:00

Древний христианский храм в Турции украшает мозаика с павлинами

PRO SCIENCE
10:00

Энтомолог выяснил, где останавливаются на отдых перелетные пчелы

PRO SCIENCE
17.01

Как вытащить из данных максимум

PRO SCIENCE
17.01

Три гробницы с настенными росписями обнаружены в Китае

PRO SCIENCE
Беседуя с серийными убийцами