Малаховка как чудо

В издательстве ОГИ вышла книга «Малаховский пейзаж» (составители Ирина Головинская, Елена Шмелева) — сборник воспоминаний о дачной и не только дачной жизни, о детстве и о тех людях, которые жили в Малаховке. Авторы воспоминаний — филологи, лингвисты, художники, учителя, журналисты. Слово «пейзаж» — это метафора. Не ландшафт подмосковного поселка — как природный, так и архитектурный — описывается здесь, а скорее, образ жизни тех, кто населял и населяет Малаховку. В книгу вошли и рассказы писателей, чья жизнь связана с Малаховкой, — Георгия Балла (1927–2011), Владимира Микушевича, Льва Рубинштейна, Виктора Шендеровича и стихотворение Владимира Строчкова. Завершают сборник интервью, взятые у тех, кто определяет сегодняшнюю культурную жизнь Малаховки.

Предлагаем прочитать текст выступления Ирины Головинской на презентации сборника.

 

Это довольно распространенная вещь в литературе — выстраивать миф вокруг своей так называемой малой родины, и кстати, не обязательно там родиться и вырасти. Йокнапатофа. Чегем. Средиземье… Там всегда есть место чудесам, это всегда место силы, и самое главное — это место приложения любви.

Чем Малаховка хуже? Она тоже, как выясняется, вполне пригодна для мифотворчества, пусть там жизнь не так разумно устроена, как в Чегеме, к примеру, и не такая увлекательная, какую нам показывает Толкиен. Почему-то и коренные, и понаехавшие обитатели Малаховки делаются спустя короткое время пламенными ее патриотами, и рождению мифа способствует всё, даже убогая советская действительность, искра высекается именно в момент взаимодействия с нею — и рождается чудо. Под пером наших авторов рождается дивный новый мир, закрытый и почти непроницаемый для злых ветров снаружи. Не обязательно добрый и лучезарный, но совершенно особенный.

Если же посмотреть со стороны (а я никогда не жила в Малаховке), то и в моих беглых воспоминаниях Малаховка — это такое чудесное место, где не действовали жесткие законы тотального советского дефицита и где можно было ДОСТАТЬ всё, вот буквально всё. Кстати, я не поленилась и даже съездила как-то в Малаховку за шапочкой из белого кроличьего пуха, больше нигде таких не было! Замкнутый мир, неподвластный плановой социалистической экономике!

Когда я начинала работать над сборником, меня поразила огромная культурная история этого поселка. Но еще больше поразил сам факт наличия музея Малаховки! И не просто краеведческого музея с моделью телеги в качестве основного экспоната — нет, это настоящий музей, культурное заведение, и там работают, конечно, удивительные люди.

Сборник начинается с моего интервью с Дарьей Давыдовой — девушкой, чей облик никак не вяжется с понятием «музейный работник». В этой беседе Даша, мне кажется, сказала про себя всё, и хоть про любовь там не сказано ни слова, это именно она, любовь, делает из обычной девушки тонкого и кропотливого исследователя, точного историка, ценителя документов и фактов. Именно Даша была для меня главным мотиватором в работе над сборником.

Хотелось бы процитировать фрагмент ее письма, которое она мне прислала в ответ на приглашение на презентацию:

Как раз читаю «Малаховский пейзаж» и постоянно нахожу знакомые имена, уникальные подробности. Воспоминания, безусловно, имеют большую ценность.
Только очень жаль, что в книге есть неточности. Лунный просек в Малаховке один, Берёзовых — два. Соколов не был купцом. Ну, а в очерке «Бабушка Маша и Марк Шагал» много ошибок — конечно, там, где автор касается не своей семьи, а истории Малаховки начала ХХ века. Имение «Озеро» не было приданым Е. А. Телешовой, Малаховская детская еврейская колония не входила в состав Детского городка...  Получился полный ряд классических ошибок, с которыми музей борется годами, ведь мы располагаем первоисточниками. При всех плюсах книги не отметить это я просто не могу.

-- 
С уважением,

Дарья Давыдова, зав. научно-просветительской службой МУК «Музейно-выставочный комплекс»

Ошибки и впрямь досадные, особенно обидно то, что их легко можно было избежать. Теперь только надежда на переиздание. А судя по тому, как много народа меня спрашивало, где можно достать книжку, переиздание вполне возможно. Даша, обещаю, мы всё поправим!
И если уж говорить о досадном: при всем восхищении дизайном и красотой обложки, всё же надеюсь, что при переиздании мы избежим неправильных переносов, которые немного портят общее прекрасное впечатление.

И, разумеется, особая наша благодарность Диме Ицковичу — спасибо что подхватил всё это богатство и не дал ему пропасть.
Отдельное спасибо Лене Шмелевой — если бы не ее энергия и вера в то, что всё получится, сборника бы не было.
Надя Крученицкая! Не могу обойти стороной твое деятельное участие, восхищена твоей добротой и бескорыстной помощью на всех этапах работы! Спасибо тебе огромное!
И вам, наши авторы, огромная благодарность за свидетельство и память, за то, что впустили нас, читателей, в свою Ойкумену.

Обсудите с коллегами

18:43

ВОЗ ожидает получить полный пакет документов от России по «Спутнику V» до конца января 2022 года

18:26

Военный суд признал невменяемым срочника, убившего под Воронежем троих сослуживцев. Его отправили на принудительное лечение

18:14

Компания Nestle перевела все свои фабрики в России на энергию от ветряных электростанций

18:00

Утраченное кафе «У Шиндлеров». История Холокоста и судьба одной австро-венгерской семьи

PRO SCIENCE
17:56

Власти Ростовской области запретили смеяться и шуметь во время бракосочетания

17:40

Число погибших во время беспорядков в Казахстане увеличилось до 227 человек

Хорошее кино: «Море волнуется раз» — про то, что нам нужно быть нежнее