ОГПУ-НКГБ в борьбе со спецслужбами Японии

Издательство «Директ-Медиа» представляет книгу историка Олега Мозохина «ОГПУ-НКГБ в борьбе со спецслужбами Японии».

Монография посвящена противостоянию советских и японских спецслужб в период 1918–1945 годов. Усилия органов государственной безопасности СССР в это время были нацелены, в первую очередь, на предупреждение и пресечение разведывательно-подрывной деятельности спецслужб Японии, а также диверсионной и террористической деятельности националистического подполья на Дальнем Востоке. В книге рассмотрена судьба перебежчика из НКВД Генриха Люшкова, который в 1938 году присоединился к японцам и передал им важную информацию о состоянии советских войск в регионе. Также автор рассмотрел роль знаменитого советского шпиона Рихарда Зорге в противостоянии с японцами: именно его сообщение о решении Японии не вступать в войну с СССР до 1942 года позволило советскому командованию перебросить дальневосточные дивизии на оборону Москвы, предотвратив захват столицы.

Предлагаем прочитать фрагмент книги.

 

Введение

Японцы всегда стремились к захвату территорий Маньчжурии, Монголии и Дальнего Востока. После японо-китайской войны традиционной миссией японской армии, представлявшей из себя оплот продвижения Японии на материк, было увеличение вооруженных сил и подготовка к нападению на Советский Союз. Преследовалась цель оккупации и в дальнейшем отторжения территории Дальнего Востока.

Основными формами подрывной деятельности были избраны шпионаж, диверсии, террор, заговоры и организация повстанческой деятельности. В подрывной деятельности против СССР использовались белогвардейские элементы, китайские, корейские и японские граждане. Руководили этой работой кадровые японские разведчики.

В период гражданской войны территория Дальнего Востока была оккупирована японцами. После установления дипломатических отношений между СССР и Японией солдаты оккупационных японских войск покинули Дальний Восток и Северный Сахалин. Однако планы отторжения территории СССР остались.

Перед выводом своих войск японские специальные службы активно развернули мероприятия по массовой вербовке агентуры, рассчитывая в дальнейшем использовать это средство в борьбе против Советского государства.

В первой половине 1931 г. японский Генеральный штаб приступил к непосредственной подготовке захвата Северо-Восточного Китая. Оккупировав эту территорию, японцы большое внимание стали уделять активизации разведывательно-подрывной деятельности спецслужб, стремясь максимально использовать их возможности в подготовке и ведении будущей войны против СССР. На оккупированной территории Маньчжурии стал создаваться плацдарм для нападения на СССР.

Интересы Советского Союза в Китае после «маньчжурского инцидента» оказались под угрозой. Северная Маньчжурия, бывшая сферой влияния России, была фактически включена в состав японской империи. В марте 1932 г. было объявлено об образовании независимого маньчжурского государства (Маньчжоу-Го), а в марте 1934 г. это государство превратилось в империю, которая во всех отношениях зависела от Японии.

Советский Союз мог также потерять свое влияние и в Монголии. По мнению японских политиков, МНР должна была входить в состав маньчжурской империи. В связи с этим СССР предпринял попытки предотвратить возможное нападение на Монголию посредством заключения пакта о ненападении, которые предпринимались в 1931 и в 1932 гг., однако эти попытки были безрезультатны.

В 1934–1935 гг. японские войска неоднократно провоцировали конфликты на советско-маньчжурской и монголо-маньчжурской границах в отношении КВЖД, последнего оплота Советского влияния в Северной Маньчжурии. В результате этих действий железная дорога в марте 1935 г. правительством СССР была продана властям Маньчжоу-Го.

Учитывая то, что японской армией в будущей войне с Советским Союзом придется иметь дело с Красной армией, проводилась соответствующая подготовка и соответствующие мероприятия, направленные на подготовку японских войск для войны с СССР.

В это же время усиливаются японские спецслужбы. По мнению руководства армии, они не отвечали новым возрастающим требованиям. В связи с этим в 1934 г. была разработана инструкция по разведывательной работе штаба Квантунской армии против Советского Союза, в которой определялись задачи и обязанности каждого разведывательного органа. Всем разведывательным подразделениям указывался конкретный участок подрывной работы против СССР, перечислялись методы осуществления разведывательно-диверсионных акций. Устанавливался порядок отчетности перед 2-м (разведывательным) отделом штаба Квантунской армии.

Подписание 25 ноября 1936 г. соглашения между нацистской Германией и Японией, известного как Антикоминтерновский пакт, еще более обострили отношения. Вскоре после этого события японское правительство провело реорганизацию разведывательных и контрразведывательных органов. В 1937 г. при кабинете министров Японии было создано специальное бюро, которое руководило всеми разведывательными органами, установив жесткую централизацию в работе секретных служб и усилив их подрывную деятельность против Советского Союза.

В 1937 г. японцы приступили к непосредственной подготовке войны против Советского Союза. Генеральным штабом при участии 2-го управления была издана т. н. «Красная книга», с которой знакомили только старший офицерский состав. Это был сборник материалов о Советских Вооруженных силах, подобранных таким образом, чтобы дать японским офицерам наглядное представление о Красной армии. Ознакомление с ним способствовало подготовке японских офицеров к будущим боевым действиям против СССР. С этой же целью военным министерством Японии начал издаваться специальный военный журнал. Во всех офицерских училищах Японии был введен для обязательного изучения русский язык.

В конце 30-х годов японцами стали провоцироваться вооруженные конфликты. Так, в июле 1938 г. возникли территориальные претензии между СССР и Японией в районе озера Хасан, на границе с Манчжурией. Дипломатические переговоры ни к чему не привели. У японцев появилась реальная возможность проверить свои войска в действии, которой они с успехом воспользовались. Войсковая операция у высоты Заозерной и сопки Безымянной показала слабость Красной армии. Конфликт был урегулирован дипломатическим путем. По итогам этих боев отмечалось, что боевая подготовка советских войск оказалась на недопустимо низком уровне. Оказалось, что Дальневосточный округ к войне готов не был.

Советским правительством были сделаны необходимые выводы по улучшению боеготовности Красной армии. Через год, 11 мая 1939 г., японские войска совершили вооруженное вторжение на территорию Монгольской Народной Республики в районе реки Халхин-Гол. К этому времени Советский Союз сумел перевооружить Дальневосточную армию, заменить командный состав, провести обучение личного состава. В соответствии с протоколом о взаимопомощи с Народной Монголией, который был к этому времени заключен, сумел оказать военную помощь союзнику. Войска Японии в течение четырех месяцев были разгромлены. Это поражение несколько охладило воинственный пыл японских милитаристов, вынудило их проводить более осторожную политику по отношению к СССР.

Подписание советско-германских соглашений в августе-сентябре 1939 г. повлекло за собой и урегулирование японо-советских отношений. Вне всякого сомнения, позиция Германии сыграла здесь определенную роль. Затем, 13 апреля 1941 г., министры иностранных дел Японии и СССР подписали в Москве пакт о нейтралитете сроком на пять лет. Естественно, и для СССР, и для Японии этот пакт не являлся сдерживающим фактором в планировавшейся войне. Для ввода войск можно было найти массу причин. Сейчас можно с уверенностью сказать, что если бы Германия захватила Москву, то Япония, вне всякого сомнения, ввела бы свои войска на территорию СССР.

После нападения Германии на СССР Япония поддержала эту агрессию. О начале войны с Советским Союзом Япония была заранее предупреждена своим союзником — Германией. Ей оставалось только определиться с датой нападения на СССР.

В это время японские специальные службы прилагают максимум усилий, чтобы определить такой момент. В решении этого вопроса использовались возможности агентурных источников, официальных сотрудников спецслужб, находившихся в годы войны в СССР под различными прикрытиями, службы радиоперехвата, информационно-аналитической службы, а также другие силы и средства.

В это время значительно увеличилось количество забрасываемой в СССР японской агентуры, которой давались задания по разведке военных объектов, а также по установке фактов переброски советских войск с Дальнего Востока на Западный фронт. Через агентуру в приграничной советской территории распространялись провокационные слухи, разбрасывались антисоветские листовки с изменническими призывами, рассказывавшими об успехах немецких войск. В пропагандистских целях японская разведка применяла громкоговорящие радиоустройства, устанавливая их на границе и транслируя передачи на сопредельную советскую территорию.

С началом войны Япония активно стала готовиться к оккупации Дальнего Востока и Сибири. Ими были даже посланы на оккупированные Германией территории СССР представители разведки с целью изучения опыта деятельности немецкой администрации. Выводы, сделанные на основании собранных данных, рекомендовались для практического использования в период оккупации советской территории японскими войсками. Но они не смогли воспользоваться этими рекомендациями.

Ход войны сложился не по тому сценарию, который предполагался японским правительством. Победа Советских войск под Москвой способствовала тому, что Япония вынуждена была строить свою политику в соответствии с пактом о нейтралитете и даже пыталась выступить посредником в переговорах между Гитлером и Сталиным по прекращению военных действий.

В дальнейшем в связи с успехами Красной армии в войне с немецко-фашистскими войсками японским правительством было принято решение о соблюдении нейтралитета с Советским Союзом, дабы исключить войну на два фронта одновременно, с США и СССР. Однако Японии не удалось этого избежать. В соответствии с договоренностью со своими союзниками 8 августа 1945 г. Советское правительство через посла Японии в Москве заявило, что с 9 августа 1945 г. СССР считает себя в состоянии войны с Японией. 9 августа Советские войска прорвали японскую линию обороны и, расчленив Квантунскую армию, перешли в наступление. Уже в первых боях японцы понесли тяжелые потери.

В связи с наступлением советской армии японскими спецслужбами стала планироваться организация диверсионно-террористической деятельности в тылу Советской армии. Но в результате стремительного наступления советских войск японская разведка не смогла реализовать эти планы, так как почти все японские военные миссии в Маньчжурии были захвачены оперативными группами органов военной контрразведки «Смерш» НКО и НКВМФ СССР.

Отображая противоборство спецслужб СССР и Японии, нельзя не упомянуть о явно нерядовом событии, произошедшем в июне 1938 г. в Дальневосточном крае: о побеге начальника Управления НКВД ДВК Г. С. Люшкова в Японию. Об этом событии много написано. В связи с этим была сделана попытка отразить не до конца изученные моменты этого события.

Исследователями предпринимались попытки осмыслить взаимоотношения Японии и СССР. Для публикаций начала 30-х гг. характерны утверждения о надвигающейся мировой войне. Предпринимались попытки анализа состояния вооруженных сил Японии. Отражались японо-советские конфликты у озера Хасан и на реке Халхин-Гол. В более поздних публикациях предпринимаются попытки объяснить причины напряженности в отношениях СССР и Японии, планах нападения на СССР, провокациях японских военных.

Необходимо отметить, что в 1920–1930-е гг. Япония была одним из основных потенциальных противников СССР, уделявшая самое пристальное внимание тайным методам борьбы. Сферы деятельности японской разведки по мере упрочения связей с Польшей, Германией и другими европейскими странами расширяются. Происходит постоянный обмен разведывательной информацией между этими странами, причем разведки этих государств не ограничивались работой в каком-то конкретном регионе, а собирали сведения на всей территории СССР.

Современная историография характеризуется появлением значительного числа работ по истории борьбы органов государственной безопасности с подрывной деятельностью спецслужб Японии, в которых анализируется деятельность советской разведки и борьба контрразведки со спецслужбами Японии на Дальнем Востоке. Появляются новые подробности противостояния советских и японских спецслужб. Интересны работы, в которых на основе широкого круга источников дается объективная оценка репрессиям, в том числе и в дальневосточных органах государственной безопасности. Большое внимание в научных исследованиях уделялось действиям пограничных войск НКГБ на Дальнем Востоке, особенно в период войны с Японией. Появились интересные статьи российского историка С. В. Тужилина о деятельности советских органов государственной безопасности.

Японский исследователь, профессор университета Тохоку — Тэраяма Киосукэ в своих работах рассматривает вопросы укрепления Красной армии, Военно-Морского флота и экономики Дальнего Востока СССР, делает объективные выводы о деятельности партийных и советских органов по укреплению ДВК.

 

Обсудите с коллегами

15:00

Для борьбы с блохами у луговых собачек предложили использовать патогенные грибки

PRO SCIENCE
14:00

Дизайн детства

PRO SCIENCE
13:00

Пористые наночастицы хитозана помогут в создании «умных жидкостей»

PRO SCIENCE
11:00

Ученые подсчитали заболеваемость кошек Московской области инфекционной анемией

PRO SCIENCE
26.09

Глядя в бездну

PRO SCIENCE
26.09

Неидеальная медицина

PRO SCIENCE
Индустрия джаза в Америке. XXI век