Гонения советской власти на Русскую церковь были таковы, что не то что сказать о своей вере, но даже молча следовать ей было подвигом. Прославленные в лике святых новомученики и исповедники не поступились ничем: верили, молились и безропотно шли на свои голгофы.

«Полит.ру» вспоминает тех, кто отдал свою жизнь за веру и чьими молитвами жива Русская церковь — даже если кроме имени до нас почти ничего не дошло.

Публикации подготовлены Кириллом Харатьяном.

Священноисповедник Вассиан Пятницкий

Владимир Пятницкий — сын московского купца второй гильдии, рано потерял мать, вместе с двумя сестрами воспитывался у бабушки. В 1898 году 21-летний Владимир Пятницкий окончил Московскую классическую гимназию № 6 и поступил на юридический факультет Московского Императорского университета, был одним из лучших учеников юриста профессора Федора Плевако. В годы учебы пришел к почти полному отрицанию веры. В результате тяжелой болезни вновь уверовал, стал очень религиозен. По окончании университета в 1902 году, по приглашению Плевако работал в группе молодых помощников присяжных поверенных, за короткое время стал известен в Москве. По настоянию отца женился, но вскоре брак распался по желанию жены.

Осенью 1909 года, не поставив в известность никого, кроме самых близких друзей, Пятницкий оформил денежные дела в пользу сестер и поступил послушником в пустынь Параклит при Троице-Сергиевой лавре, где был вверен старческому окормлению иеромонаха Серапиона. В анкете арестованного в рязанском деле Вассиана приводятся другие сведения: там сказано, что молодой человек был послушником у старца Товии в Вифанском скиту под Сергиевым Посадом.

Весной 1910 года Владимир Пятницкий перешел послушником в Троице-Сергиеву лавру, где был определен в канцелярию, позднее — в академическую библиотеку.

В 1913 году поступил вольнослушателем в Московскую духовную академию.

6 октября 1913 года был пострижен в монашество в Параклите ректором академии епископом Феодором (Поздеевским), с наречением именем в честь преподобного Вассиана Константинопольского. 13 октября того же года был рукоположен в сан иеродиакона в Смоленской Зосимовой пустыни тем же архиереем, а 15 августа 1914 года рукоположен в сан иеромонаха в Успенском соборе Троице-Сергиевой лавры.

В 1914-1916 годы, во время Первой мировой войны, служил священником при военном санитарном поезде.

В 1917 году окончил Московскую духовную академию со степенью кандидата богословия. 13 июня того же года оставлен при академии профессорским стипендиатом по кафедре библейской археологии и еврейского языка, которой руководил его наставник и друг профессор протоиерей Евгений Воронцов. В 1918 году получил степень магистра богословия.

После закрытия лаврских храмов и МДА (1919) о. Вассиан служил в Пятницкой церкви в г. Сергиеве, где был образован приход из студентов академии и лаврских монахов. Вместе с архимандритом Варфоломеем (Ремовым) о. Вассиан фактически руководил жизнью Пятницкого прихода, но во избежание подозрений со стороны властей в подпольном существовании монастыря на приходе настоятелем храма по их прошению патриарх Тихон назначил о. Евгения Воронцова. Прихожанами Пятницкой церкви и духовными чадами о. Вассиана были монахини закрытого Кашинского Сретенского монастыря (игум. Нина, монахиня Клеопатра (Палицына), схимонахиня Надежда, монахиня Зинаида, послушница Тавифа), поселившиеся на окраине Сергиева. Все они начинали свой монашеский путь в Дивеевской обители, и от них Вассиан воспринял особое почитание преподобного Серафима Саровского.

Когда стало известно о подготовке вскрытия мощей преподобного Сергия, о. Вассиан бесстрашно обращался к народу с проповедями о значении лавры и с призывами оградить ее от возможных нападений. Присутствовать на вскрытии он отказался. По воспоминаниям С. А. Волкова, Вассиан обладал исключительным ораторским дарованием: «Его проповеди были поразительны и по содержанию, и по мастерству изложения, их слушали с напряженным вниманием и потом долго вспоминали о них в разговорах». Он «обладал незаурядным умом, отличался удивительно ясным и четким мышлением... И в жизни, и в мышлении... умел разграничить области веры и позитивного знания: в первой он был тверд и послушен, в другой — последовательно критичен и аналитичен». После окончательного закрытия лавры в ноябре 1919 года иером. Вассиан и архимандрит Варфоломей поселились в доме профессра Петра Казанского.

7 апреля 1919 года о. Вассиан возведен в сан игумена. 28 марта 1920 года возведен в сан архимандрита.

21 августа 1921 года хиротонисан во епископа Егорьевского, викария Рязанской епархии. Хиротонию в храме Воскресения в Сокольниках г. Москвы возглавил патриарх Московский и всея России Тихон, ему сослужили митрополит Киевский и Галицкий Михаил (Ермаков) и епископ Подольский Петр (Полянский).

29 октября 1921 года был арестован Рязанской ЧК в городе Егорьевске по обвинению в «вымогательстве и религиозном шантаже» (подразумевалось его согласие занять кафедру и принять содержание от приходов: «согласился получать жалование, предложенное ему церковным советом») и перемещен в Рязанскую тюрьму. Жители Егорьевска и окрестных деревень 16 ноября обратились в Рязанский ревтрибунал с заявлением в защиту архиерея, в котором, в частности, говорилось, что Вассиан «в основу своей работы на пользу церкви и верующих положил только учение Христа Спасителя, раз навсегда при этом определенно заявив о своем решении не допускать ни в стенах храма, ни вообще в своей деятельности никакой политики... Не зная за арестованным никакой вины перед законом страны... нижеподписавшиеся верующие [неск. сот чел.- Ред.], как сознательные полноправные граждане РСФСР, обращаются в Рязанский ревтрибунал с убедительной просьбой при возможности немедленно освободить епископа Вассиана под полную их — граждан — ответственность».

Довольно быстро инициаторы обращения были установлены и арестованы. Однако «дело» было прекращено, в декабре 1921года всех арестованных должны были освободить «без предъявления обвинения». 2 января 1922 года еп. Вассиана доставили в Москву в Бутырскую тюрьму, из которой он был освобожден в феврале по ходатайству Политического Красного Креста.

После освобождения поселился в Москве на Плющихе и служил в московском храме Благовещения на Бережках. В Благовещенском храме трудились девушки и молодые женщины, они следили за чистотой в храме, украшали его цветами к праздникам. Летом всем приходом ездили в паломничества (в Киев, Саровскую и Дивеевскую пустыни). Епископ Вассиан по-прежнему окормлял дивеево-кашинских сестер, которые приезжали к нему из Сергиева. Дружил с прихожанами, особенно с семьей юристов Краснопевцевых (Борис Краснопевцев, студент юридического факультета МГУ, был иподиаконом патриарха Тихона, он-то и благословил Бориса стать старшим иподиаконом епископа Вассиана).

19 августа 1923 года вторично назначен на Егорьевскую кафедру патриархом Тихоном.

В конце сентября 1923 года присутствовал на собрании епископов в Донском монастыре по вопросу примирения с обновленцами. В своем выступлении он говорил: «Я слышал на улице, — один из моих знакомых светских людей, встретился и сказал: владыка, у вас сегодня будет собрание в Михайловском храме. Будете обсуждать о том, как пойти к обновленцам и примириться с ними. Митрополит Евдоким признает патриарха Тихона патриархом, через него откроет Поместный собор, удалит его на покой, сам займет его место, провозгласив себя патриархом. Но едва ли кто пойдет за Евдокимом, потому что он идет против монашества. Как все это могло случиться, и допускаете ли Вы возможность притязаний на патриаршество со стороны митрополита Евдокима?»

Собрание высказалось против сближения с обновленцами и, возможно, опасность увидеть на патриаршем престоле ярого обновленца Евдокима образумила и тех епископов, которые до того допускали возможность пожертвовать патриархом Тихоном ради церковного мира.

Епископ Вассиан участвовал в Архиерейском совещании 12 апреля 1925 года (погребение свт. Тихона) и подписал акт о передаче высшей церковной власти митрополиту Крутицкому Петру (Полянскому).

22 декабря 1925 года примкнул к григорианскому расколу; вошел в состав Временного высшего церковного совета, возглавляемого архиепископом Екатеринбургским Григорием (Яцковским). 29 января 1926 года был запрещен в священнослужении митрополитом Сергием (Страгородским).

28 мая 1926 года за литургией в московском храме Вознесения Господня принес публичное покаяние и выступил с проповедью, в которой дал глубокий богословский анализ расколу. Кратковременное пребывание архиерея в расколе подорвало его авторитет среди верующих, его перестали приглашать для служения в московских храмах.

22 июня 1927 года был назначен епископом Козловским, управляющим Тамбовской епархией. Проживал в городе Козлове (ныне Мичуринск), приезжал в Москву для участия в заседаниях Синода. В Козлове подружился с семьей настоятеля Ильинского храма протоиерея Владимира Нечаева, архиерей назначил протоиерея Владимира благочинным храмов Козлова. Также епископ Вассиан был близок с жившим в то время в городе схиархимандритом Севастианом (Фоминым).

9 апреля 1930 года был возведен в сан архиепископа.

2 ноября 1930 года был арестован в составе группы из 15 человек, обвинен в том, что «будучи осведомленным о существовании к/р организации, не только не сообщил об этом властям, а наоборот, давал разрешение на освящение „Подпольной церкви“.» Через некоторое время дело было отослано в Москву. Из постановления уполномоченного 6-го отделения следственно ОГПУ от 8 января 1931 года: «Ликвидированная в ЦЧО к/р монархическая организация „Подпольная Церковь“, по существу, является филиалом ликвидированной нами к/р организации в Москве под руководством...иеродиакона Нестора (Николая Ниловича Постникова-Мясникова), каковой фактически руководил организацией в ЦЧО и идейным руководством епископа Гавриила (Абалымова)... А потому, принимая во внимание вышеизложенное, полагал бы: Следственное дело № 106105 объединить со следственным делом № 104009 Постникова-Мясникова, Абалымова и др. (18 чел.) и считать одним делом за № 104009.»

4 февраля 1931 года был освобожден из-за недоказанности обвинения. Вернулся в Козлов.

В том же году был участником летней сессии Священного Синода, а 30 сентября 1931 года уволен от присутствия в Синоде во вверенную ему епархию, титулуясь к тому времени Тамбовским и Козловским.

26 октября 1935 года был вновь арестован и заключен в тюрьму в Мичуринске. Поводом к аресту послужили найденные властями в Ильинской церкви Мичуринска серебряные и золотые церковные сосуды весом 23 кг. Власти обвинили архиерея в «умышленном сокрытии ценностей», а также в «антисоветской агитации, призывах к террористическим акциям против представителей власти» и др.. 20 февраля 1936 последовало его формальное увольнение от управления Тамбовской епархией. В ходе заседания выездной сессии спецколлегии Воронежского обл. суда 25 апреля 1936 года был приговорен к 8 годам лишения свободы. Попытка обжаловать приговор не удалась, и вскоре архиерей был направлен в Ухтпечлаг НКВД СССР (Коми АССР).

О кончине святого существуют разноречивые данные. Материалы «Личного дела заключенного Пятницкого В. В.» указывают дату — 9 января 1941 года (без уточнения обстоятельств). К. А. Розова в своем исследовании, давая подробное описание последних дней владыки, сообщает, что первоначально он работал в лагере на лесоразработках, но впоследствии был признан инвалидом, не способным к физическому труду, и переведен в с. Кылтово (ныне Княжпогостский р-н Республики Коми), где находился до 10 декабря 1938 года. Оттуда в связи с прогрессирующей дистрофией архиерей был перевезен в тюремную больницу Свердловска, где скончался 27 декабря 1940 года.

Обсудите с коллегами

12:52

Наемный убийца застрелил замначальника уголовного розыска в Ставрополе

12:08

ЦИК исключил Грудинина из списка КПРФ на выборах в Госдуму

11:50

Еще 23,9 тыс. случаев коронавируса выявили в России за сутки

11:06

Под Краснодаром перевернулся туристический автобус, есть погибшие

10:40

На Олимпиаде выявили еще 17 случаев коронавируса

10:02

Российская сборная завоевала первую медаль на Олимпиаде-2020

Священномученик Николай Ковалев