Путь заражения

Издательство «Бомбора» представляет книгу медицинского журналиста Миры Сентилингам «Путь заражения. Как распространяются болезни и почему человечество не может это остановить» (перевод Н. В. Суворковой).

Последняя внезапно обрушившаяся на мир пандемия из-за коронавирусной инфекции, конечно же, затмила собой все предыдущие. Однако их было немало, и все они готовили мир к тому, что появится нечто совершенно новое, мощное и исключительное. Эта книга — альманах борьбы человечества с различными болезнями во всех уголках земного шара. Она рассказывает о войне, которую прямо сейчас ведут ученые, против дракункулеза, оспы, полиомиелита и многих других заболеваний.

Предлагаем прочитать фрагмент книги.

 

Перед лицом неизвестности

К настоящему моменту уже должно быть ясно, что вспышки болезней — не такое уж редкое явление. В любом отдельно взятом месяце ВОЗ сообщает о 2–12 вспышках, происходящих в разных регионах мира. Например, в мае 2019 года в новостях сообщалось о 15 вспышках по всему миру, начиная от полиомиелита в Иране и лихорадки долины Рифт[1] во Франции и заканчивая корью в нескольких районах и обезьяньей оспой в Сингапуре. В один из дней, 9 мая, происходили три различные вспышки: Эбола в Демократической Республике Конго (продолжающаяся вспышка, вызывающая международную обеспокоенность), корь в Тунисе и MERS-CoV в Саудовской Аравии.

В некоторых ситуациях случаи заболевания легко определяются: например, во время продолжающейся вспышки, такой как Эбола, или когда это хорошо известная в регионе инфекция — MERS-CoV. Постоянно растущие во всем мире данные по кори также заставляют многих врачей находиться в состоянии повышенной готовности. Совсем другое дело, когда такое заболевание, как обезьянья оспа, которое зародилось в Африке и обычно переносится через контакт с зараженным животным, появляется в Сингапуре; или когда чикунгунья, довольно изнурительная инфекция суставов, характерная для стран Азии и Северной и Южной Америки, вдруг диагностируется в Италии. В таких случаях представители здравоохранения должны реагировать очень быстро, чтобы как можно скорее идентифицировать заболевание и взять его под контроль. Даже если болезнь давно известна в стране, она может вызвать хаос, достигнув нового для себя местоположения, например столицы.

Далее перечислю несколько недавних примеров заболеваний, установленных в одном регионе, которые застали врасплох работников здравоохранения в других местах.

Май 2019-го: первый случай обезьяньей оспы, ввезенной в Сингапур

В конце апреля 38-летний мужчина из Нигерии прибыл в Сингапур, чтобы принять участие в семинаре, проводившемся в течение последних двух дней месяца. На второй день, 30 апреля, у него поднялась температура, появились озноб и сыпь на коже, из-за чего он оставался в своей комнате в отеле на всю следующую неделю. Однако его состояние ухудшилось, и 7 мая он был доставлен в больницу на машине «скорой помощи» и помещен в изолятор Национального центра инфекционных заболеваний. Медицинские работники, лечившие этого мужчину, были вынуждены носить средства индивидуальной защиты.

Чтобы определить причину болезни, были проведены лабораторные исследования образцов, взятых из пораженных участков кожи пациента, которые показали, что у него была обезьянья оспа — редкая вирусная инфекция, более легкая версия обычной оспы. Заболевание является привычным для Центральной и Западной Африки и обычно возникает при контакте с кровью и биологическими жидкостями инфицированных животных.

По словам министра здравоохранения Сингапура, перед поездкой этот человек присутствовал на свадьбе в южной части Нигерии, где, возможно, ел мясо диких животных, зараженных вирусом. К счастью, риск передачи оспы от человека к человеку весьма невелик, поэтому маловероятно, что инфекция может распространиться настолько, чтобы вызвать вспышку. Но он всё же присутствует — значит, каждого, кто контактировал с этим мужчиной, необходимо отследить, а в случае близкого контакта вакцинировать и посадить на карантин на 21 день. Вакцины против обезьяньей оспы не существует, но вакцина против обычной оспы считается достаточно эффективной, чтобы либо предотвратить заболевание, либо свести проявление симптомов к минимуму.

Расследования Министерства здравоохранения выявили 23 человек, которых можно было отнести к категории близких контактов: 18 человек, которые либо присутствовали на семинаре, либо проводили его, один работал в месте проведения семинара, и еще четверо были сотрудниками отеля. Один участник семинара уже покинул страну, уехав назад в Нигерию до начала расследования. В результате пришлось искать его следы на родине. Во время вспышки стандартные процедуры также включают в себя меры наблюдения и связи с общественностью. С учетом того, что все эти меры были приняты в Сингапуре незамедлительно совместно с карантином заболевшего мужчины и лиц, с ним контактировавших, риск возникновения вспышки обезьяньей оспы был признан низким как Министерством здравоохранения, так и Всемирной организацией здравоохранения. Распространение вируса было остановлено.

Май 2017-го: ряд необъяснимых смертей вызывает страх перед Эболой

25 апреля 2017 года ВОЗ доложили о ряде смертей в округе Сино, Либерия. Их причина оставалась загадкой. 23 апреля с рвотой, диареей и психическим расстройством был доставлен в больницу 11-летний мальчик, который участвовал в похоронах накануне. Он умер в течение одного часа после прибытия.

К 7 мая уже насчитывался 31 человек с похожими симптомами, 13 из которых умерли. Все пострадавшие так или иначе знали друг друга, были друзьями или родственниками, а также почти все (за исключением двух) принимали участие в тех же самых похоронах, что и ребенок.

Ситуация, что неудивительно, вызвала страх в сообществе, поскольку страна всё еще оправлялась от масштабной вспышки Эболы, которая поразила Западную Африку в 2014 году, при этом Либерия пострадала сильнее всего, насчитывая более 4000 смертей и 10 000 случаев заболевания. Похороны оказывались частой причиной инфицирования во время вспышки Эболы, потому что тела продолжали оставаться заразными даже после смерти. Здесь же была группа лиц с симптомами, похожими на лихорадку Эбола, и все они присутствовали на местных похоронах.

В результате эпидемии лихорадки Эбола в Либерии местные власти выработали опыт реагирования на вспышки инфекционных заболеваний, и в настоящее время созданы службы экстренной помощи и лабораторная инфраструктура. Это позволило чиновникам исключить Эболу как причину в течение 24 часов после первого сигнала тревоги и отправить для тестирования образцы крови, мочи и плазмы в Центры США по контролю и профилактике заболеваний. Исследования выявили, что инфекционным возбудителем является Neisseria meningitidis серогруппы C, бактерия, вызывающая менингит, а также другие формы менингококкового заболевания, общими симптомами которого являются тугоподвижность шеи, высокая температура, чувствительность к свету, спутанность сознания, головные боли и рвота. Передача заболевания происходит воздушно-капельным путем, этим и объясняется быстрота распространения вируса. Однако выявление менингита стало сюрпризом для многих экспертов. С 2010 года вакцина MenAfriVac применялась по всем территориям «пояса менингита» в Африке, включая Либерию, и с тех пор количество случаев заболевания быстро уменьшалось.

Но такая вакцина защищает только от бактерий типа А, которые были наиболее распространенной формой, наблюдаемой до 2010 года, давая типу С возможность появиться в таких общинах, как округ Синоэ, что, в свою очередь, застало всех врасплох.

Лето 2007-го: чикунгунья обосновывается в Европе

Чикунгунья — не очень известное заболевание или, по крайней мере, являлось таковым до того, как ступило на территорию Европы в 2007 году. Слово chikungunya означает «стать искаженным» на языке кимаконде, на котором говорят группы в юго-восточной Танзании и северном Мозамбике. Название этого заболевания связано с сутулым внешним видом, который может возникнуть у людей от боли в суставах, вызванной инфекцией. К другим симптомам относятся тошнота, усталость, мышечные боли и сыпь. Это вирусное заболевание, которое чаще всего встречается в Африке, Северной и Южной Америках и Азии и распространяется через укусы комаров Aedes albopictus и Aedes aegypti, причем первые стали встречаться в южных частях Европы с начала этого столетия. Отсутствие вакцины и эффективного лечения делают профилактику основной стратегией контроля заболевания.

В течение некоторого времени в Европе регистрировались случаи чикунгуньи, привезенные путешественниками из регионов, эндемичных для этого заболевания. Однако комары в Европе подхватили вирус, и это положило начало его самостоятельному распространению внутри северо-итальянского региона Эмилия-Романья летом 2007 года. «Человека, который вернулся из Индии, укусил местный комар, затем этот же местный комар укусил кого-то другого, и вот у нас уже начиналась большая вспышка», — говорит доктор Ян Семенца. В период с июля по сентябрь того года было зарегистрировано более 200 случаев чикунгуньи. С тех пор вспышки местной инфекции, называемые также аутохтонными инфекциями, происходили во Франции в 2010 и 2014 годах, а также во Франции и Италии в 2017 году. В Италии это была вторая крупномасштабная вспышка заболевания, в которой было зарегистрировано более 300 инфицированных в трех областях: в Риме и в Анцио в центре страны и в Гуардавалле на юге. «Во всем виноват пассажиропоток, который увеличивает риск импорта из эндемичных районов в Европу, — говорит Семенца. — А далее люди путешествуют и передвигаются уже по Европе, и заболевание получает распространение на местном уровне».

Хотя эксперты в области общественного здравоохранения уже давно опасались, что распространение болезней, передаваемых комарами, участится, когда в 2007 году это произошло — впервые для Италии и для Европы в целом, — им пришлось действовать быстро, поскольку последствия слишком позднего реагирования огромны. Вирус, циркулирующий в крови общества, «может угрожать общим запасам крови, проникнув в них, если никто не обратит на это внимания», — говорит Семенца. Власти быстро взяли под контроль популяции комаров, блокируя места их размножения путем применения инсектицидов. Они также рассказывали общественности о профилактике укусов и остановили сдачу крови — поскольку вирус мог распространяться при переливании крови, — хотя эта мера сама по себе имеет опасные последствия для жизни.

В дальнейшем также потребуется постоянное наблюдение, особенно на уровне сообществ, поскольку люди, которых коснулось заболевание, быстрее реагируют на изменения, чем сторонние наблюдатели. Во время вспышки в 2017 году кто-то из местного населения опознал симптомы, потому что сталкивался с ними ранее во время посещения Азии, и довел информацию до сведения работников здравоохранения, объясняет Семенца.

На данный момент климатические условия в Европе помогают контролировать болезни, передаваемые комарами, в том числе и чикунгунью, поскольку комары вымирают с наступлением зимних холодов, что нарушает передачу вируса между людьми и предотвращает превращение заболевания в эндемическое. Однако глобальное потепление помогает продлить летний сезон, и шансы на всемирное распространение чикунгуньи, завезенной отпускниками, только увеличиваются. Комары расправляют свои крылышки, и каждый из нас должен быть наготове, чтобы заметить и остановить их.



[1] Острое трансмиссивное зоонозное арбовирусное заболевание, в настоящее время попавшее в группу болезней, регулируемых Международными медико-санитарными правилами 2005 года на национальном или региональном уровне.

Обсудите с коллегами

18:00

Музеи смерти. Парижские и московские кладбища

PRO SCIENCE
14:00

Олени и COVID-19

PRO SCIENCE
12:00

Для футболистов-защитников выше риск деменции, чем для нападающих и вратарей

PRO SCIENCE
10:00

Регулируя активность генов, ученые укоротили ноги сенокосцам

PRO SCIENCE
04.08

О мамонтах и их спутниках

PRO SCIENCE
04.08

Биологи построили родословное древо моллюсков-трубачей

PRO SCIENCE
Радикальная неопределенность