Скандинавские мифы и легенды

Издательства «КоЛибри» и «Азбука-Аттикус» представляют книгу Тома Биркетта «Скандинавские мифы и легенды. Жизнеописания богов и героев с иллюстрациями и подробными комментариями» (перевод Владислава Федюшина).

Скандинавские мифы — яркий пример живой мифологии: истории обрастают новыми сюжетными поворотами, образами и деталями и адаптируются с течением времени, сохраняясь в различных вариантах. Эти поэтические и прозаические произведения, первоначально бытовавшие в устной традиции, наполнены множеством аллюзий и чрезвычайно сложны для изучения как в оригинальном виде, так и в переводе. Том Биркетт поставил себе цель систематизировать скандинавские мифы и пересказать их доступным языком, опираясь на солидную научную базу.

Кроме пересказа мифов о сотворении мира, о девяти мирах и Мировом Древе Иггдрасиле, о самых известных богах и богинях (Один, Фригг, Тор, Сиф, Фрейр, Фрейя, Бальдр и других), о ётунах-великанах, о чудовищах, альвах и гномах, о герое Сигурде и Вёльсунгах, ведущих свое происхождение от Одина, и о других легендарных героях, книга повествует об исследовании викингами Северной Атлантики (о заселении Исландии и первопроходцах, об открытии Гренландии Эриком Рыжим и Винланда Лейфом Эрикссоном), об экспедициях на Восток и Юг (о путешествиях по Балтике, о связях с Русью, о Харальде Суровом и Константинополе, о халифате), о королях Севера (от первого короля Норвегии Харальда Прекрасноволосого до последнего короля викингов Харальда Хардрада). Отдельного внимания заслуживает обзор источников по скандинавской мифологии и многообразия интерпретации ее мотивов в искусстве, литературе, политике и популярной культуре, в том числе видеоиграх (Skyrim и World of Warcraft), японской манга и корейских ролевых онлайн-играх. Издание превосходно иллюстрировано гравюрами и цветными репродукциями шедевров мировой живописи и графики.

Предлагаем прочитать фрагмент главы «Народные герои и трикстеры».

 

Хервёр и Хейдрек

Зачарованный меч Тюрфинг

Молот Тора Мьёльнир, золотой кабан Фрейра, копье Одина Гунгнир, золотые волосы Сиф… Все эти предметы сделали гномы, мастерство которых при работе с металлами известно во всех мирах. Гномы произвели меч и для конунга в Мидгарде — этот меч называется Тюрфинг. Тюрфинг был острейшим из клинков; когда его доставали из ножен, он сиял как солнечный луч, пробивающийся сквозь тучи. Но у Тюрфинга была одна особенность: если он обнажается, то непременно должен нанести ранение, а ранение должно быть смертельным для того, кто его получил. Кроме того, Тюрфинг обеспечивал победу в любой битве, но вкладывать в ножны его следовало, пока кровь на нем еще не остыла.

Тюрфинг достался великому викингу по имени Ангрим, который поселился на острове Больм. У Ангрима было двенадцать сыновей, и все они были берсерками, самыми яростными и бесстрашными. Старшим был Ангантюр, и он вел остальных в бой — они скрежетали зубами и кусали свои щиты. Братья всегда одерживали победу и имели репутацию столь свирепых воинов, что выступить против них никто не решался. Они брали то, что хотели. Один из братьев возжелал женщину по имени Ингибьёрг — принцессу свеев. Он объявил о своем желании жениться на ней перед ее отцом, конунгом, но тут со скамьи вскочил другой мужчина — его звали Хьялмар Большое Сердце. «Не выдавай дочь за этого смутьяна, — попросил он, — как бы он ни угрожал. Отдай ее мне, твоему верному стороннику, — мое сердце изнывает по Ингибьёрг уже много лет». Перед конунгом встала трудная дилемма, и он дал выбрать своей дочери. Та предпочла берсерку Хьялмара, но братья не собирались мириться с таким унижением без боя. Они вызвали Хьялмара на хольмганг на остров Самсё, победителю должно было достаться всё.

В назначенный день Хьялмар отплыл на Самсё со своим названым братом Орваром-Оддом, и, лишь пристав к острову, они тут же отправились осмотреть его, оставив своих людей охранять корабли. Когда они ушли, явились Ангантюр с братьями-берсерками и в бешенстве напали на суда; они выли и наносили викингам удары, которые не мог сдержать ни один щит. Все люди Хьялмара были изрублены, и ярость берсерков отступила; когда на горизонте показались Хьялмар и Одд, братья стояли, опираясь на свои мечи. Два героя бросились на изможденных берсерков, хотя и не было ясно, кто в тот вечер войдет в чертог Вальхаллы — они или двенадцать братьев. Одд сразился с одиннадцатью друг за другом и поразил каждого, но вот Хьялмару с Ангантюром пришлось гораздо труднее: старший брат извлек из ножен сияющий меч Тюрфинг, и хотя Хьялмар убил Ангантюра, получил он шестнадцать ранений — а всего одной раны от Тюрфинга было достаточно. Одд попрощался со своим умирающим другом и достойно обошелся с берсерками: он похоронил их в кургане со всем их оружием. Ангантюр до сих пор сжимает в руках Тюрфинг.

Воительница Хервёр

Ангантюр оставил после себя вдову по имени Свафа, дочь ярла Бьярмара, который правил землями вокруг Ладожского озера. Она была беременна и вскоре родила прелестную девочку, которую назвали Хервёр. Хервёр отказалась играть роль смиренной принцессы: вышиванию она предпочитала тренировки с мечом и луком. Ярл пытался ее сдерживать, но всякий раз, когда ей запрещали драться, она просто убегала в лес и причиняла еще больше вреда, нападая на путников. Когда она узнала, что ее отец — не кто иной, как сам великий герой Ангантюр, и что он похоронен на острове Самсё, пути назад не было. Она присоединилась к отряду налетчиков, облачилась в доспехи воина и отправилась на запад, вскоре стала вожаком этой шайки викингов и стала командовать бойцами в сражениях.

 

Орвар Одд и Хьялмар прощаются друг с другом (Мортен Эскиль Винге, 1866)

Наконец корабли Хервёр прибыли в Данию и оказались у острова Самсё. Ее люди боялись ступить на берег: об этом месте ходили слухи, будто там обитают злые существа. Но Хервёр настояла на том, чтобы бросить якорь в пределах видимости погребальных курганов. На рассвете она в одиночку приплыла к берегу на лодке и спросила пастуха, в каком из курганов лежит ее отец Ангантюр. Тот зловеще ответил: «Лучше бы тебе уплыть, женщина-викинг, прежде чем разверзнется земля и огонь осветит обиталище мертвых. Здесь не следует оставаться после заката». Но Хервёр не пугали насельники курганов, и она отправилась на мерцающий свет, исходивший от самой дальней могилы.

Хервёр прошла много курганов, горевших светом чистого золота, прежде чем приблизилась к могилам Ангантюра и его братьев. Ее не беспокоил свет, сиявший на их вершинах; она произнесла стих, чтобы вызвать своего отца из гробницы: «Пробудись, Ангантюр, из-под навалившейся на тебя земли и из тесных объятий корней! Духам не нужны ни дорогие доспехи, ни шлем, ни меч, выкованный гномом Двалином!»

При этих словах курган разверзся, и в небо вырвались языки пламени. «Зачем ты зовешь меня из могилы, дочь? Ворота Хеля открыты, и весь остров в огне. Будь я тобой, бежал бы с острова: здесь нет для тебя ничего».

 

Фигурка валькирии/ воительницы из Тьёрнехоя (Дания). Позолоченное серебро

Но Хервёр не двинулась с места и, уперев руки в бока, смотрела вниз на своего отца. В глазах ее мерцал огонь подземного мира. «Я хочу твой меч Тюрфинг, отец, и не уйду без него». — «Ты глупа, дочь. Я не знаю ни одной женщины на всей земле, что решится взять на себя проклятие Хьялмара, и ты зла, раз его просишь: он погубит весь твой род».

Тем не менее Ангантюр не смог отказать требованиям Хервёр — ибо не было сомнений, что эта свирепая женщина приходится ему дочерью, и меч принадлежит ей по праву. Они расстались: Ангантюр продолжил свой вековой отдых в могиле, а Хервёр вернулась к кораблю, миновав огни и тьму, которых испугались ее отважные воины.

Смутьян Хейдрек

Хервёр продолжала еще какое-то время заниматься грабежом, служа в дружине конунга Гудмунда, правившего в Гласисвеллире (Янтарная Равнина). Потом она сумела вернуться назад к приемному отцу и бросила жизнь викинга. Она вышла замуж за сына Гудмунда, Хофунда, и у них родились два сына: один в честь деда был назван Ангантюром, а другой — Хейдреком. Ангантюр вырос человеком, с которым приятно иметь дело; Хейдрек же стал его противоположностью, хотя Хервёр и была мягка со своим непослушным вторым ребенком. Когда братья возмужали, был устроен пир, на который Хейдрек приглашен не был, но всё же он туда явился. Там он причинял всевозможные неудобства, и, хотя брат его защищал, ему было сказано покинуть праздник. Хейдреку пришло на ум другое злодейство: он скрылся в темноте и сбросил камень на каких-то людей, которые стояли и разговаривали у навеса. Когда он подошел посмотреть, какой вред нанес камень, то увидел, что на земле лежит мертвое тело его брата Ангантюра. За свое злодейство Хейдреку пришлось покинуть пределы королевства, но перед этим мать вручила ему меч Тюрфинг и поведала о его силе. Совет молодому герою перед изгнанием дал и отец: он сказал своему несовершеннолетнему сыну не помогать людям, совершившим убийство, не разрешать жене слишком часто навещать свою семью и не усыновлять детей более могущественного человека. Тотчас же Хейдрек решил делать полностью противоположное тому, что сказал ему отец, — в конце концов, он был подростком. Начал он с того, что отдал свое золото двум убийцам, которых встретил на дороге. Он даст старику урок!

 

Хервёр пробуждает дух своего отца Ангантюра (Христиан Готлиб Кратценштейн, 1783–1816)

Вскоре Хейдрек отправился в далекие земли и сблизился с одним старым конунгом в земле готов. Власть правителя над его землями ослабевала по мере того, как он старел, а главным источником его трудностей были два мятежных ярла. Хейдрек повел войска в карательный поход против непокорных и убил обоих ярлов своим мечом. Победителем он вернулся к конунгу и был награжден землей и вассалами. Он женился на дочери конунга, и у них родился сын, которого назвали Ангантюром в честь дяди и прадеда. Когда мальчик был еще молод, на королевство обрушился ужасный голод, и влиятельная ворожея сообщила, что Одину следует принести в жертву самого благородного мальчика той земли; лишь так можно было умиротворить столь взыскательного бога. Было два варианта: самым благородным был либо сын Хейдрека, либо сын старого конунга. Отец Хейдрека вновь попытался вмешаться: он советовал Хейдреку пожертвовать своим сыном, но взамен потребовал клятвенной поддержки каждого второго члена собрания. Хейдрек всё еще не был готов следовать советам отца: он взял присягу с каждого второго члена собрания, но, как только они дали клятвы, собрал их и повернул против старого правителя. Была великая битва, победителем из которой вышел Хейдрек: вместо того чтобы принести в жертву своего сына, он посвятил Одину всех павших. Его жена-готка повесилась в храме, посвященном дисам.

Войной с гуннами Хейдрек расширил пределы своего королевства и сделал своей новой женой дочь саксонского конунга. Она поселилась при дворе Хейдрека, но часто выражала желание на какое-то время вернуться к своему старому отцу, и Хейдрек позволял ей это делать — именно потому, что его отец советовал ему обратное. Но подозрения Хейдрека усиливались — его жена проводила с семьей очень много времени, — и он решил самостоятельно узнать, что же так часто тянуло ее обратно в землю саксов. Он поплыл на юг и, когда опустилась ночь, под покровом тьмы прошел в королевские палаты, где остановилась его жена: там она лежала в ложе со златокудрым мужчиной. Вместо того чтобы убить любовника во сне, он срезал у того кусок челки, чтобы он не мог утверждать, будто его там не было. На следующее утро Хейдрек объявил о своем прибытии и пригласил всех отпраздновать это событие на его ладьях.

Прохаживаясь среди саксонских аристократов, он присматривался к их волосам, но было ясно, что локон, который он отрезал прошлой ночью, не принадлежит ни одному из них. Тогда он послал своих людей прочесать здание, и наконец из кухни вытащили раба, голова которого была обернута в тряпье: под ним была копна светлых волос с прореженной челкой. «Ваша принцесса предпочитает спать с этим простолюдином!» — объявил Хейдрек саксам. Он с позором оставил ее и вернулся в свое королевство без жены.

Тем летом в одном из своих набегов Хейдрек захватил дочь короля гуннов — ее звали Сифка — и забрал ее себе как наложницу. Она родила ему здорового сына, но не выказывала верности, которую Хейдрек требовал от своих любовниц. Тогда он решил пойти против последнего совета своего отца и попросил конунга Гардарики дать ему в приемные дети одного из своих сыновей. Тот встретил его с почетом, опасаясь нападения готов, но подозревал, что Хейдрек явился за иным — а именно за рукой его дочери, которую он поклялся не выдавать за такого смутьяна. Хейдрек хорошо относился к мальчику, и тот был очень верен своему приемному отцу. Когда парнишка чуть подрос, они навестили его семью в Гардарике, где развлекались и охотились. Во время одной из охот, когда они ехали по лесу, Хейдрек сказал мальчику спрятаться в соседнем крестьянском доме и возвращаться в город лишь тогда, когда он за ним пришлет. Возвращаясь домой, Хейдрек изображал печаль; он поведал своей наложнице Сифке, что достал меч Тюрфинг, чтобы нарезать яблок, и случайно убил мальчика. Сифка не могла держать это в тайне и вскоре рассказала всё хозяевам. Хейдрека схватили, заковали в цепи и приговорили к публичной казни, однако он передал весть своему приемному сыну, и, прежде чем удалось кого-то уговорить казнить столь выдающегося вождя с севера, парнишка вернулся живым и здоровым. Из стыда за обращение с Хейдреком конунг Гардарики предложил хитрецу брак с его дочерью, и так Хейдрек получил то, чего желал с самого начала. Что касается Сифки, она проявила себя сплетницей, и как только они вернулись на север, Хейдрек убил ее, сломав ей позвоночник и пустив ее тело вниз по течению быстрой реки.

Обсудите с коллегами

23.07

Как нам избежать климатической катастрофы

PRO SCIENCE
23.07

На Таманском полуострове нашли монетный клад VI века

PRO SCIENCE
23.07

Последняя трапеза загадочной 2400-летней мумии состояла из каши и рыбы

PRO SCIENCE
23.07

Копролиты рассказали, чем питались неолитические собаки в Смоленской области

PRO SCIENCE
23.07

Впервые в истории отредактирован геном сумчатого животного

PRO SCIENCE
23.07

У экзопланеты в созвездии Центавра замечен пылевой диск

PRO SCIENCE
Бабочки. Основы систематики, среда обитания, жизненный цикл и магия совершенства