Прогулки по неизвестному Петербургу

Издательство «Бомбора» представляет книгу Владислава Поды «Прогулки по неизвестному Петербургу».

Нестандартный авторский путеводитель по северной столице для тех, кто хочет не только погулять по любимому городу, но и узнать истории зданий и их жителей, а также найти интересные локации. Владислав Пода — экскурсовод, гид-краевед, фотограф и блогер. Он живет в Петербурге и проводит экскурсии по крышам и парадным этого города. Владислав собрал в путеводителе пять маршрутов, в рамках которых вы сможете погрузиться в историю и атмосферу Петербурга, узнать множество интересных фактов и заглянуть в прошлое культурной столицы. Вы пройдете по каналу Грибоедова, набережным Мойки и Фонтанки, Большой Морской и Малой Морской улицам, Лиговскому проспекту и Обводному каналу, сможете чуть лучше узнать Санкт-Петербург, а также истории, которые хранят его дома.

Предлагаем прочитать фрагмент книги.

 

Трактир «Демут» и ресторан «Медведь»

Вдоволь отдохнувши, можно отправиться дальше, ведь впереди нас ждет еще много интересностей. Нам необходимо перейти на четную сторону и пройти до нашего следующего дома под номером 40.

Этот прекрасный пятиэтажный дом, выходящий своим фасадом сразу и на набережную Мойки, и на Большую Конюшенную улицу, прославился в первую очередь как гостиница «Демут». Жил в начале 1770-х годов в Петербурге французский виноторговец Филипп-Якоб Демут. Он-то и решил открыть здесь свое заведение. Благодаря грамотному пиару и организации живых концертов при трактире французский предприниматель быстро возымел успех в столице, и в заведение начала захаживать весьма достойная публика.

За свою историю заведение Демута принимало немало знаменитых исторических личностей, но в первую очередь его связывают с декабристами и Александром Сергеевичем Пушкиным.

Декабристы сразу облюбовали это место: здесь часто бывали Павел Иванович Пестель, Гавриил Степанович Батеньков, Михаил Павлович Бестужев-Рюмин. Частенько сюда захаживал и ближайший соратник декабристов Александр Сергеевич Грибоедов. Помимо будущих повстанцев, здесь в разное время бывали и посол Германии, будущий канцлер Отто фон Бисмарк, и талантливый поэт Адам Мицкевич, баснописец Иван Андреевич Крылов и многие другие.

В свою очередь, для Александра Сергеевича гостиница «Демут» стала первым домом, когда в июле 1811 года Пушкин вместе со своим дядей прибыл в столицу поступать в Царскосельский лицей. Позже он еще не раз сюда вернется. Так, после возвращения из семилетней ссылки поэт жил здесь с конца мая по июль. Окна его номера выходили во двор, что чрезвычайно печалило Александра Сергеевича. Здесь же в октябре 1828 года Пушкин напишет свою поэму «Полтава».

Новая страница в истории этого здания начинается в 1878 году, когда предприимчивый бельгиец Эрнест Игель открыл здесь свой ресторан «Медведь». Название свое новое фешенебельное заведение столицы получило благодаря чучелу медведя с подносом, встречавшего дорогих гостей. «Медведь» стал в один ряд с другими популярными заведениями нашего города, такими как «Кюба», «Донон», «Контан», о которых мы с вами еще обязательно поговорим.

После открытия «Медведя» весь высший свет считал своим долгом заглянуть, выпить бокальчик шампанского и отведать первоклассные французские блюда в этом заведении. Особой популярностью ресторан пользовался у купцов, заводчиков и промышленников, а в постоянных гостях заведения числились Феликс Феликсович Юсупов, Антон Григорьевич Рубинштейн и знатный гуляка Фёдор Иванович Шаляпин.

Для писательской публики владелец заведения специально арендовал подвальный этаж, где проходили знаменитые «редакционные обеды», на которые приглашали в стихотворной форме. Ресторан «Медведь» прожил долгую и насыщенную жизнь и закрылся уже после Октябрьской революции.

Голландцы на Невском

Друзья, и вот мы с вами оказались на любопытном перекрестке с Невским проспектом. Остановимся, чтобы поподробнее узнать, чем же знамениты здания, расположившиеся здесь.

И начнем мы с дома под номером 44. Он построен в 1839 году в стиле классицизма архитектором Павлом Петровичем Жако.

Еще при Петре I голландцы плотно обосновались на невских землях. Вместе с другими иностранцами они создали немецкую слободу, где и проводили практически всё свое время. Была построена на территории слободы и иноверческая деревянная церковь. Шли годы, диаспоры стремительно разрастались, и начала возникать потребность в храмах отдельных конфессий.

При Анне Иоанновне голландская община решилась построить собственную церковь и, обратившись к императрице, получила ее благосклонность на покупку земельного участка на Невском проспекте. С тех пор голландская община не раз перестраивала свою церковь, но окончательный вариант, сохранившийся до наших дней, датируется 1839 годом.

Здание голландской церкви представляет собой центральный корпус с портиком и колоннами коринфского ордера с куполом в завершении и два пристроенных хозяйских корпуса. В пристроенных по сторонам невзрачных корпусах были не только жилые и хозяйские помещения, но и торговые площади. В те времена было абсолютно нормальным явлением, когда церкви зарабатывали на своей земле, сдавая помещения в аренду. Часто в зданиях церквей располагались различные магазины, ателье и кофейни. Обычно арендная плата приносила церкви большую прибыль. Вот и голландская община не растерялась и вовсю сдавала свои квадратные метры.

Голландская церковь успешно занимала территорию на Невском проспекте вплоть до 1929 года. После очередной антирелигиозной волны храм был-таки национализирован, и внутри расположился театр Ленсовета. В наши же дни здесь находится филиал Библиотеки имени Маяковского, и любой желающий может заглянуть внутрь и полюбоваться роскошной отреставрированной ротондой.

Предприимчивый Котомин, пироженки для Пушкина и первый магазин Елисеевых

Теперь переходим дорогу в сторону Адмиралтейства, чтобы остановиться у дома под номером 57, что по набережной Мойки. Знаменитый дом бывшего крепостного Конона Борисовича Котомина в наши дни стал настоящей неформальной достопримечательностью Петербурга. Построенный в 1815 году по проекту маэстро русского ампира Василия Петровича Стасова, дом стал в свое время конфеткой среди рядовой застройки Невского проспекта.

Владелец дома, купец Конон Борисович Котомин, прекрасно понимал, какие товары нынче в ходу в столице, и успешно торговал яблоками, зерном, медом, а чуть позже и полотном. Дела шли в гору, и в итоге на прибыль купец и построил вот такой прекрасный доходный дом, кстати, один из самых крупных в столице.

С тех пор многие знаменитые личности жили или бывали в этом доме. Во времена Пушкина на первом этаже находилась знаменитая кондитерская «Вольф и Беранже», которую полюбила писательская тусовка за их великолепные пироженки. Вот и Александр Сергеевич Пушкин перед своей смертельной дуэлью отведал десерт и вместе со своим секундантом отправился на встречу с Дантесом.

В этом же доме долгое время со своей семьей жил и другой выдающийся деятель столицы, но уже из купеческой сферы. Пётр Елисеевич Елисеев, родоначальник всем хорошо известной купеческой династии, снимал здесь квартиру с 1830-х годов. Переехали отсюда в собственный дом купцы лишь спустя 28 лет. Здесь же и открылась первая фруктовая лавка Елисеева, которая приносила Петру Елисеевичу приличный доход. Пройдут десятки лет, и семейство Елисеевых скупит огромное количество недвижимости по всему городу, но фирменная лавка в доме Котомина просуществует вплоть до 1903 года.

А мы с вами переходим Невский проспект для того, чтобы полюбоваться не менее прекрасным домом под номером 59. Мало кто знает, но на месте этого гигантского дома в XVIII веке находился деревянный Зимний дворец Елизаветы Петровны. Но однажды он, как и многие другие деревянные шедевры архитектуры той эпохи, благополучно сгорел.

После этого уже императрица Екатерина II, прославившаяся дорогими подарками для своих сподвижников, подарила земельный участок петербургскому генерал-полицмейстеру Николаю Ивановичу Чичерину. Но после очередного наводнения, не справившись со своими служебными обязанностями, полицмейстер был разжалован, и дом вскоре был продан.

При новых владельцах здесь располагался роскошный французский ресторан, носивший имя своего владельца Пьера Талона. Любил захаживать в «Талон» поэт Александр Сергеевич Пушкин. Так ему нравилось здесь проводить вечера, что он даже упомянул его в своем романе «Евгений Онегин», чем вызвал еще большую популярность ресторана у столичной публики.

К Talon помчался: он уверен,
Что там уж ждет его Каверин.
Вошел: и пробка в потолок,
Вина кометы брызнул ток…
Перед ним roast-beef окровавленный,
И трюфли, роскошь юных лет,
Французской кухни лучший цвет
И Страстбурга пирог нетленный
Меж сыром лимбургским живым
И ананасом золотым...

С тех пор ресторан не раз менял владельцев, собственно, как и сам дом, пока в 1858 году его не приобрели хорошо нам знакомые братья Григорий и Степан Елисеевы. Мало того, они выкупили еще и два каменных дома по соседству. Архитектор Николай Павлович Гребенка, пользовавшийся у братьев-купцов большим авторитетом, перестроил дома, объединив их в один. С тех пор Елисеевы переехали в свое новое имение на Невском проспекте. Их покои выходили на сторону набережной Мойки, а корпуса по Большой Морской и Невскому проспекту предприимчивые братья сдавали в аренду.

Доходный дом Елисеевых

Интерьеры дома

Елисеевы владели домом вплоть до революции. Уже после смены власти и национализации Максим Горький настоял, чтобы здесь разместился Дом искусств, который просуществовал до 1923 года.

Дом Чичерина ценен для нас еще и своими сохранившимися интерьерами, о которых я тоже хотел вам немного рассказать. Вот, например, уникальная готическая столовая в этом доме, выполненная из дорогого сорта ореха. Не знаю, каким чудом, но здесь уцелела вся первоначальная отделка, созданная французскими мастерами. Главным украшением дома является ореховый камин, расположенный посредине стены, с прямоугольной вставкой на карнизе. Резной рельеф на камине отображает в себе историю средневекового рыцарского поединка между королем Генрихом II и графом де Монтгомери, в результате которого король лишился глаза и от ранения скончался.

Самой ценной в доме Елисеевых оказалась библиотека, выполненная в прекрасном стиле модерн. Библиотека уникальна, ведь в Петербурге интерьер модерн использовали крайне редко, а здесь всё еще и сохранилось в подлинном виде. Подражание природным формам возведено здесь в абсолют, все мельчайшие детали, выполненные из красного дерева, были привезены в столицу прямо из Парижа.

Сейчас в доме Чичерина расположилась роскошная гостиница «Талеон», и при желании вы можете попасть в холл с атлантами и отведать кофе с десертом.

Обсудите с коллегами

17.06

Как мы читаем

PRO SCIENCE
17.06

Птицы США гибнут от неизвестной болезни

PRO SCIENCE
17.06

Под сводами римского амфитеатра в Вероне найдены четыре захоронения

PRO SCIENCE
17.06

Тайна «Великого потускнения» Бетельгейзе раскрыта

PRO SCIENCE
16.06

Путь заражения

PRO SCIENCE
16.06

Китай готовится отправить первый экипаж на новую орбитальную станцию

PRO SCIENCE
Где бьется сердце Петербурга? Где бьется сердце Петербурга?
Где бьется сердце Петербурга?