Думай как Илон Маск

Издательство «Бомбора» представляет книгу Озана Варола «Думай как Илон Маск. И другие простые стратегии для гигантского скачка в работе и жизни» (перевод А. Д. Щербиной).

Бывший инженер NASA Озан Варол раскрывает девять простых стратегий, которыми пользуются астронавты и такие новаторы, как Илон Маск. Используйте и вы их в своей жизни: будь то посадка на рабочее место вашей мечты, ускорение вашего бизнеса, изучение нового навыка или создание следующего прорывного продукта. Все мы сталкиваемся в своей жизни со сложными и незнакомыми проблемами. Те, кто может справиться с возникающими задачами — самостоятельно, без стресса и точно в срок — пользуются огромным преимуществом и добиваются огромных успехов.

Предлагаем прочитать фрагмент книги.

 

Проблема с тестами

Большинство наших жизненных решений основаны не на тестах, а на догадках и ограниченной информации. Мы запускаем новый продукт, меняем карьеру или пробуем новый маркетинговый подход — и всё это без единого эксперимента. Мы виним в отсутствии тестов недостаток ресурсов, но не признаем затраты на новые подходы, которые в конечном итоге терпят неудачу.

Даже проводя тесты, мы выполняем поверхностные репетиции, которые вдобавок являются частью самообмана. Мы проводим тесты не для того, чтобы доказать свою неправоту, а для того, чтобы подтвердить то, что мы считаем истинным. Мы корректируем условия тестирования или интерпретируем неоднозначные результаты так, чтобы подтвердить свои предубеждения.

Профессора Гарварда и Уортонской школы бизнеса опросили 32 передовые розничные компании, чтобы изучить их практику тестирования. Исследователи обнаружили, что 78 % фирм тестировали новые продукты в магазинах перед их запуском. Впечатляющее число, но не условия тестирования. По словам исследователей, компании считали, «что их продукция будет хорошо продаваться, несмотря на неприятные результаты испытаний», и обвиняли «погоду (плохую или хорошую), плохой выбор тестовых площадок, плохое проведение тестов и другие факторы менее выгодных продаж». Другими словами, ретейлеры сделали всё, чтобы тест соответствовал их ожиданиям, а не корректировали свои ожидания в соответствии с результатами теста.

В хорошо продуманном тесте результаты не предопределены заранее. Вы должны быть готовы потерпеть неудачу. Тест должен проводиться, чтобы пролить свет на неопределенность, а не подтвердить предубеждения. Об этом очень удачно выразился Фейнман: «Если что-то противоречит условиям эксперимента — это неправильно. В этом простом утверждении — ключ к науке. Не важно, насколько идеальна ваша догадка, насколько вы умны, кто сделал эту догадку или как его зовут, — если это не согласуется с экспериментом, всё это неправильно».

Самообман — лишь часть проблемы. Другая ее часть — разрыв между реальностью и условиями тестирования. Фокус-группы и группы испытуемых часто помещают в искусственные условия и задают им вопросы, которые они никогда не слышали в реальной жизни. В результате этих «экспериментов» получаются отшлифованные и в корне неверные выводы.

Ракетостроение же предлагает путь вперед с обманчиво простым принципом: тестируй так, будто уже летишь, лети так, будто еще тестируешь. Согласно этому принципу эксперименты на Земле должны в максимально возможной степени имитировать условия полета. Ракетостроители проверяют космический аппарат так, словно он уже запущен. Если испытание проходит успешно, полет должен проходить в аналогичных условиях. Любое существенное отклонение между тестированием и полетом может привести к катастрофе — будь то ракета, государственный сайт, собеседование или ваш следующий продукт.

При правильном тестировании цель состоит не в том, чтобы обнаружить всё, что может пойти правильно. Напротив, цель в том, чтобы найти всё, что может пойти не так, и найти предел прочности.

 

Предел прочности

Лучший способ определить предел прочности объекта — сломать его. Ракетостроители пытаются сломать космический аппарат на Земле — выявить все его недостатки, — прежде чем они проявятся в космосе. Для этого необходимо подвергнуть каждый компонент, вплоть до винтов, воздействию тех же ударов, вибраций и экстремальных температур, которые ждут их в космосе. Ученые и инженеры должны продумать все способы, которыми можно обмануть эти компоненты и строки компьютерного кода, чтобы обнаружить возможные фатальные ошибки.

И, возвращаясь к предыдущей главе, этот подход помогает избавиться от сомнений. Тестирование может помочь превратить неизвестное в известное. Каждое испытание, проводимое в тех же условиях, что и полет, может рассказать ракетостроителям что-то новое о космическом корабле и побудить их изменить оборудование или программное обеспечение.

Но даже в ракетостроении условия испытаний часто не совпадают с реальным запуском. Есть некоторые вещи, которые физически нельзя проверить на Земле. Например, невозможно сымитировать гравитационные силы, испытываемые ракетой при запуске, или полностью смоделировать перемещение по Марсу. Но можно попытаться к этому приблизиться.

Когда в 2003 году я работал над программой Mars Exploration Rovers, мы периодически устраивали испытания перемещения марсохода по вымышленному Марсу — площадки в ЛРД размером с теннисный корт, заполненной теми же камнями, которые можно найти на Красной планете. Испытательный аппарат был с любовью назван FIDO, сокращенно от Field Integrated Design and Operations (комплексное проектирование и эксплуатация). Также мы возили FIDO в такие места, как вершина гор Блэк-Рок в Неваде и Грей Маунтин в Аризоне. Мы провели марсоход шаг за шагом, чтобы убедиться, что он способен делать всё необходимое: избегать опасностей, сверлить скалы, фотографировать и тому подобное.

Одно дело — управлять марсоходом на Земле. И совсем другое — на Марсе, где всё, от плотности атмосферы до поверхностной гравитации, отличается от Земли. Ближе всего к Марсу на Земле можно подойти в Сандаски, в штате Огайо. Этот городок может похвастаться Space Power Facility NASA — самой большой в мире вакуумной космической камерой. Она может имитировать условия космического полета, включая высокий вакуум, низкое давление и огромные температурные колебания.

Камера представляла собой идеальную среду для испытания подушек безопасности, которые планировалось использовать для посадки марсоходов. Для проведения испытаний в Сандаски направилась группа ученых ВСП (вхождение, спуск, посадка). Они поместили запасной аппарат в подушки безопасности, накачали вакуумную камеру до давления и температуры Марса, положили несколько как бы марсианских камней на дно камеры и стали ждать.

И дождались. Камни разорвали подушки безопасности, которые сразу сдулись. Образовавшиеся отверстия были такими большими, что в них мог поместиться человек. Первый же тест показал, что подушки безопасности, которые мы собирались использовать, никуда не годились. Один камень, который тоже назвали зловещим именем Блэк-Рок, доказал, что он является идеальным врагом. Инженер Адам Штельцнер описывал камень как «кусок коровьей печени, с тонким хребтом на вершине». На первый взгляд он не казался очень опасным, но «он проник внутрь и разорвал подушки безопасности». И вместо того чтобы считать Блэк-Рок аномалией — камень, с которым мы вряд ли столкнемся на Марсе, — команда поступила наоборот.

Они изолировали эту проблему, а затем усилили условия. Они сделали копии Блэк-Рока, разбросали их по всей камере и начали швырять в них подушки безопасности. Хотя те же самые подушки безопасности успешно приземлили «Марсопроходца» на марсианскую поверхность еще в 1997 году, его успех не означал, что конструкция подушки безопасности была безупречной. Возможно, это была просто удача, которая предотвратила катастрофическое столкновение с неправильным камнем. Но наша команда не могла рассчитывать на удачу и должна была предположить худшее: что на Марсе есть куча камней Блэк-Рок, готовых разорвать наши подушки безопасности в клочья.

Исправление пришло, откуда его совсем не ждали: от велосипедов. Большинство велосипедных шин имеют два слоя — наружный слой и внутреннюю трубку. Даже если внешний слой будет пробит дорожным мусором, внутренняя труба останется целой. Команда сравнила эти совершенно разные вещи, скопировав эту конструкцию для наших подушек безопасности и разработав двойной слой для двойной защиты. Даже если внешний слой повредится, подушка безопасности (а значит, и корабль) уцелеет. Новая конструкция тестировалась снова и снова, пока подушки безопасности не выдержали нагрузку.

Вам же не нужны ни огромная вакуумная камера, ни большой бюджет, чтобы найти предел прочности ваших приспособлений. Вы можете тестировать свои устройства на прототипах или предварительных версиях ваших продуктов или услуг, используя репрезентативную группу клиентов. Всё, что для этого требуется, — готовность разработать тесты для наихудшего, а не для наилучшего сценария развития событий.

Но с запуском космического аппарата испытания не заканчиваются. Даже после взлета мы должны убедиться, что приборы правильно работают в неизвестной и изменчивой космической среде, прежде чем мы сможем им доверять.

Мы достигаем этой точности с помощью процесса, называемого калибровкой. Например, каждый прибор на наших марсоходах имел калибровочную мишень. Самая необычная мишень была разработана для нашей бортовой камеры Pancam. Целью были солнечные часы, установленные на палубе марсохода. По ее четырем углам находились четыре разноцветных блока с различными минералами, а также серые участки с разной отражательной способностью. Поперек мишени было высечено слово «Марс», написанное на семнадцати языках (на случай, если маленькие зеленые человечки не говорят по-английски). Там же были изображены орбиты Земли и Марса, а также надпись: «Два мира — одно Солнце». Центральная стойка с указанием времени отбрасывала тень на калибровочную мишень. Ученые использовали эту тень для регулировки яркости изображений.

Прежде чем использовать один из этих приборов, мы сперва направляли прибор на калибровочную мишень. Pancam, например, могла фотографировать местное солнечное время и отправлять нам снимки на Землю. Если бы показания приборов на Марсе не совпадали с нашими показаниями — например, зеленый блок на солнечных часах казался красным на калибровочной фотографии, — мы бы знали, что прибор раскалиброван.

В нашей повседневной жизни мы ошибаемся гораздо чаще, чем нам кажется. Нам нужна калибровочная мишень, а лучше несколько надежных советчиков, которые смогут предупредить нас, что мы ошибочно воспринимаем происходящее, когда смотрим на зеленый блок, но видим красный. Тщательно подбирайте свои калибровочные мишени и убедитесь, что можете доверять их оценкам. Если их суждение неверно, то и ваше тоже. Как мы увидим в следующем разделе, недостаточно просто проверить надежность отдельных компонентов. Без системного тестирования вы можете невольно выпустить чудовище Франкенштейна.

Обсудите с коллегами

19.06

Сафари по коже

PRO SCIENCE
18.06

Больная любовь

PRO SCIENCE
18.06

Новый вид лягушек назван в честь рок-группы Led Zeppelin

PRO SCIENCE
18.06

Латимерия может прожить до ста лет

PRO SCIENCE
18.06

Атмосферные циклоны стимулируют развитие морских одноклеточных водорослей

PRO SCIENCE
17.06

Как мы читаем

PRO SCIENCE
Шедевр, скрытый у всех на виду