Исследование о бизнес-образовании — чего не хватает в России?

Согласно опросу НАФИ, 29 % россиян хотят попробовать себя в бизнесе. Занимаются предпринимательством всего 3 % населения. Ученые из НИУ ВШЭ провели исследование, чтобы выяснить, почему собственное дело интересно меньшинству.

Каких знаний не хватает россиянам для ведения бизнеса

35 % россиян считают, что у них хватает знаний для того, чтобы начать свое дело, сообщается в исследовании НИУ ВШЭ. По этому показателю Россия занимает одно из последних мест среди пятидесяти изученных стран. В США, например, 65 % респондентов уверены в том, что у них есть все необходимые навыки для ведения собственного дела. 

Это связано с тем, что история предпринимательства в США насчитывает более восьмидесяти лет, в России же — всего тридцать лет, полагает тренер бизнес-школ МГУ и РГУ нефти и газа им. И. М. Губкина Артём Ступак. По его словам, бизнес-образование в России еще моложе, чем наш малый бизнес.

«Тренинги, бизнес-курсы, программы MBA начали набирать популярность в начале 2000-х годов. Эти услуги стоили огромных денег, далеко не каждый начинающий бизнесмен мог себе их позволить. Активное развитие бизнес-обучения для предпринимателей в России началось в 2010 году — тогда появилось большое количество бизнес-тренеров, обучающих, "как начать бизнес", по типу скандально известной "Бизнес-молодости"», — поясняет эксперт.

Данные НИУ ВШЭ коррелируют с опросом НАФИ, согласно которому россияне считают, что стать предпринимателями им мешает недостаток знаний. Так, 29 % заявили о недостаточной финансовой грамотности — умении вести бухгалтерию, работать с отчетностями, составлять бизнес-планы. 24 % респондентов сказали о недостаточном знании законодательства в области предпринимательства, 23 % — о недостаточных экономических знаниях. 22 % плохо понимают рынок, на котором они хотели бы вести бизнес. 19 % говорят о недостатке личных качеств, необходимых предпринимателю, — предприимчивости, смелости, дисциплины. 12 % опрошенных считают, что не умеют управлять подчиненными.

Чему не учат предпринимателей в России

Российская система бизнес-образования далека от совершенства, говорит основатель компании-разработчика цифровой платформы «Работающий эмоциональный интеллект» EILab Елена Хлевная. По ее словам, наши образовательные программы очень затеоретизированы: они опираются на академические, а не на прикладные знания. 

«В зарубежных программах есть стажировки для будущих предпринимателей. Большую роль там играет институт наставничества. За предпринимателем закрепляют ментора, который достиг высот в бизнесе и готов делиться знаниями», — рассказывает Елена Хлевная.

«Источником актуальных работающих решений может стать только живой предпринимательский опыт. Обучение предпринимателей должно строиться на основе обмена таким опытом», — соглашается генеральный директор образовательной компании «Like Центр» Василий Алексеев.

Роль наставника может быть передана преподавателю, полагают авторы исследования «Обучение предпринимательству в вузах России и мира: зачем, как и с какими результатами?». Исследователи НИУ ВШЭ советуют вузам требовать от преподавателей бизнес-программ наличия предпринимательского опыта.

В российских образовательных программах также не хватает разбора конкретных кейсов из российской практики, полагает президент Национального института системных исследований проблем предпринимательства Владимир Буев. 

«Если мы учимся маркетингу, то до сих пор — по Филипу Котлеру (знакомство большинства граждан бывшего СССР с теорией маркетинга началось с книги Филипа Котлера «Основы маркетинга», выпущенной издательством «Прогресс» в 1990 году, — Прим. Полит.ру), а если разбираем удачные кейсы — то это создание Фейсбука, Гугла», — говорит Владимир Буев. 

Василий Алексеев уверен: у нас слишком большой разрыв между теоретической и практической базой. «Кейсы, на которых строятся российские образовательные программы, были актуальны 5–10 лет назад, — отмечает он. — Для общего развития они могут быть полезны, но прикладной ценности в них мало, особенно если учитывать такие форс-мажорные ситуации, как пандемия, когда в один миг перестало работать всё, что работало ранее». 

Действующая образовательная система нацелена на развитие управленческих навыков и масштабирование предприятий. Ее целевая аудитория — менеджеры, руководители, собственники компаний, говорит Алексеев. В то время как в России около 95 % всех бизнесов — это микро- и малые предприятия: кофейни, танцевальные студии, салоны красоты, пекарни. С их стороны существует запрос на обучение, но  предложение на рынке практически отсутствует.

«Начинающий бизнес и микробизнес нельзя рассматривать как мини-копию крупной компании. Это разные бизнес-процессы, задачи и инструменты, — рассказывает Алексеев. — Люди, начинающие бизнес, нуждаются в приобретении базовых предпринимательских навыков, которые обеспечили бы быстрый результат».

В первую очередь, начинающий предприниматель должен научиться анализировать рынок и спрос, чтобы правильно выбрать нишу для бизнеса. Ему важно уметь оцифровывать бизнес: это позволит действительно управлять процессами, прогнозировать, оперативно вносить коррективы, а не зависеть от случая. Для минимизации рисков и устойчивого развития бизнеса предпринимателю надо генерировать и беспрерывно тестировать гипотезы. До запуска важно понимать, как будут строиться продажи и откуда станут приходить клиенты, перечисляет Алексеев.

Бизнес-образование, которое можно получить в России, так или иначе использует мировые практики, но есть и специфические для России навыки, которые могут пригодиться предпринимателям. В частности, умение взаимодействовать с государством. 

«Я часто слышу, что нужно учить молодежь не бояться заниматься бизнесом. По-моему, нужно как раз учить их "бояться заниматься бизнесом". Уметь видеть риски и рассчитывать их. Риски не со стороны рынка, а со стороны государства, — отмечает Владимир Буев. — Условия правоустановления постоянно меняются. Каждый год — новые нормы. Законы переписывают по десять раз, поправки вносятся каждый год. Более того, правоприменение зачастую не коррелирует с правоустановлением. То есть норма написана так, а применяет ее контрольный орган иначе».

Вице-президент МКА «Ромашов, Ромнов и партнеры» Евгений Ромашов  соглашается: у российских предпринимателей часто «хромает» юридическая грамотность. «Предприниматели не понимают, как вести себя в ходе проверок со стороны правоохранителей, налоговых органов, как защищать себя и интересы своей организации в рамках уголовного преследования, — говорит он. — Когда в компании возникают проблемы с силовыми ведомствами, предприниматель в большинстве случаев просит руководителя службы безопасности компании или третьих лиц разрешить сложившуюся ситуацию. Чаще всего ему предлагают незаконный путь, который ведет к потере денег и возможному привлечению к уголовной ответственности за дачу взятки». 

Согласно опросу московского регионального отделения «Опоры России», 63 % предпринимателей считают, что бизнесменам нужны гибкие навыки (soft skills). Большинство зарубежных программ MBA начинаются с диагностики и развития эмоционального интеллекта как основы всех soft skills, в России же единицы бизнес-школ включают в программы развитие эмоционального интеллекта, отмечает Елена Хлевная. 

«Эмоциональный интеллект — это способность перерабатывать информацию, которая содержится в эмоциях. Будущий предприниматель учится распознавать эмоции, использовать весь их спектр для решения конкретных задач, понимать причины их возникновения и качественно регулировать их, — рассказала Хлевная. — Это дает фундамент для развития креативности, стрессоустойчивости и критического мышления, которые необходимы для ведения бизнеса».

Преподавать основы ведения бизнеса в вузах уже поздно, потому что предпринимательский образ мышления нужно формировать с детства, отмечает основатель сети школ и детских садов ONE!, предприниматель Максим Натапов.

Предложение учить детей вести бизнес — не новое. Например, Центр стратегических инициатив советовал в докладе «Стратегия развития страны 2018–2024» ввести в российских школах такие занятия. Над уроками по развитию предпринимательских компетенций работают высокотехнологичные российские компании — например, Сбербанк. Правда, речь идет только о допобразовании — кружках, факультативах, мастер-классах. В правительстве пока не готовы включить в школьную программу курс предпринимательства.

Обсудите с коллегами

16:01

Суд запретил жителю Петербурга, обвиняемому в оправдании терроризма, пользоваться интернетом

15:34

Мурашко объявил о разработке еще одной российской вакцины от коронавируса

15:03

Почти треть россиян с высшим образованием не работают по специальности

14:10

Автобус с российскими туристами разбился в ДТП в Турции, десятки пострадавших

14:00

Умер считавшийся одной из икон рэпа музыкант DMX

14:00

Необыкновенные способности почки

PRO SCIENCE
Назад в будущее: что было двадцать лет назад 27 февраля — 5 марта