Гонения советской власти на Русскую церковь были таковы, что не то что сказать о своей вере, но даже молча следовать ей было подвигом. Прославленные в лике святых новомученики и исповедники не поступились ничем: верили, молились и безропотно шли на свои голгофы.

«Полит.ру» вспоминает тех, кто отдал свою жизнь за веру и чьими молитвами жива Русская церковь — даже если кроме имени до нас почти ничего не дошло.

Публикации подготовлены Кириллом Харатьяном.

Священномученик Константин Верецкий

Константин Верецкий — сын священника из села Петровского Бахмутского уезда Екатеринославской губернии. Вскоре после рождения мать повезла Константина в Таганрог, где в то время жил праведный Павел. Праведник благословил будущего священника в младенческом возрасте.

В 1898 году 24-летний Константин Верецкий окончил курс Екатеринославской духовной семинарии по II разряду и был назначен законоучителем церковноприходских школ Екатеринославской епархии. В 1900 году стал заведующим железнодорожным училищем при станции Ясиноватая Екатеринославской железной дороги, одновременно преподавая там Закон Божий. В 1907 году назначен преподавателем гимназии Фовицкого. Впоследствии он преподавал Закон Божий в нескольких учебных заведениях г. Одессы.

26 августа 1911 года женился. 21 ноября 1911 года рукоположен во диакона, а 28 ноября — во иерея и определен к Свято-Троицкой церкви села Ейское укрепление. Одновременно был назначен законоучителем Ейского народного училища.

Родители жены о. Константина дали ей в приданое дом в Ростове-на-Дону, на улице Пушкинской, 33. Отец жены был человеком состоятельным, благотворителем и по делам благотворительности хорошо знал ростовского епископа Симеона, почему и сумел добиться перевода отца Константина в Ростов, третьим священником в кладбищенский храм Всех Святых г. Ростова-на-Дону, куда он был переведен 18 июня 1913 года.

К приходу относилось 500 дворов, 3887 прихожан. Проповеди отца Константина стали привлекать больше людей, иногда просторная церковь едва могла вместить желающих принять участие в богослужении. Настоятель храма отец Иоанн Жежеленко сначала чувствовал некоторую ревность к новому священнику, но отец Константин обладал таким тактом и любовью к людям, что настоятель постепенно с ним смирился. За короткое время отец Константин сумел создать при храме настоящую православную общину. Всехсвятская церковь располагала незаурядной библиотекой. Отец Константин сам любил читать, и приучал к этому прихожан.

При церкви было организовано Православное братство, оказывающее помощь нуждающимся. К о. Константину люди в любое время могли прийти со своим горем и радостью, и никто не уходил от него без утешения, практического совета или помощи.

Когда умер брат о. Константина, иерей Иоанн Верецкий, он оставил семью с малолетними детьми на попечение о. Константина. Дети очень любили отца Константина, его слово было для них законом. Семья Верецких поселилась на Шестой улице, недалеко от Всехсвятского храма, купив дом, ныне Варфоломеева № 182. По воспоминаниям внучатой племянницы, дом был большой, с внутренним двориком, увитом диким виноградом и розами, и мог вместить всю большую семью: и семью покойного о. Иоанна с четырьмя дочерьми, вдовой, её престарелым отцом и двумя тётушками и семью самого о. Константина. Помимо четырёх приёмных детей о. Константин воспитывал и родную дочь Елену, которая родилась 1 марта 1914 года.

Когда началась Первая мировая война, священник Верецкий сразу начал говорить на проповедях, что на Россию ниспослано огромное и тяжкое испытание. Прихожане собирали помощь для нужд русской армии, навещали раненых, которые лечились в ростовских госпиталях.

Когда в Петрограде произошел большевистский переворот, Константин Верецкий в своих проповедях назвал его наказанием для всего православного народа. Отец Константин говорил, что большевики разрушат не только церковь. Они раздавят и разграбят кладбище, дети на разрушенных могилах будут играть черепами, а мрамором с надгробий начнут украшать театры и памятники революционерам.

Когда на Дону началась гражданская война, о. Константин бесстрашно обличал в храме «новый порядок», предсказывал, к чему это может привести. Женщины в его доме, боясь за него, за детей, умоляли не так пылко и бесстрашно читать проповеди. Но отец Константин учил домашних, что Воля Божья для него превыше всего, что он может смириться со всем, только не с попранием веры и изменой царю.

9 февраля 1918 года белые офицеры-добровольцы оставили город без боя, начав отчаянный «ледяной поход» на Кубань. В Ростов вошла «социалистическая армия» Рудольфа Сиверса.

Священник Константин Верецкий был расстрелян 23 февраля 1918 года. Расстрельный приговор был заочно утвержден комиссаром Буденновской армии Антоновым.

По жизнеописанию на сайте Всехсвятского храма, в субботу 10 февраля отец Константин как обычно собрался идти в церковь. Евлампия Ивановна просила мужа, чтоб он оставался дома, ведь их маленькая дочь все время плакала. Но Константин Верецкий сказал, что накануне он обещал отслужить требы своим прихожанам и не может их подвести. Красные отряды заходили в город с запада, со стороны реки Темерник. Одной из первых ростовских церквей на их пути был храм Всех Святых. Когда в храм ввалились пьяные матросы и красногвардейцы, Константин Верецкий находился в алтаре. Он успел причаститься и молча вышел к незваным гостям. Его силой выволокли из церкви, подвели к церковной ограде. В последний момент священник сумел отстраниться и встал напротив своих убийц. Он спокойно смотрел на них, по-прежнему не говоря ни слова. Эта спокойная уверенность смутила убийц, на некоторое время они застыли в нерешительности. Потом кто-то выстрелил из револьвера. А затем все стали палить из винтовок в упавшего священника. Женщины, которые были в тот момент в церкви, побежали в дом Верецких и рассказали домашним о случившемся. Младшие племянницы (8 и 12 лет) побежали быстрее всех и припали к телу, когда оно было еще теплое. Младшая девочка особенно любила Верецкого, считала его своим родным отцом, ее с трудом от него оторвали. После этого она помутилась рассудком. Бог дал ей долгую жизнь, и старожилы Нового поселения помнят блаженную, которая ходила по улицам, и подолгу сидела недалеко о того места, где когда-то стоял храм, и погиб священник Константин Верецкий.

По данным из базы ПСТГУ, священник был взят из своей квартиры, прямо от обеденного стола. О. Константин был отвезен на окраину Нового поселения, где сваливались нечистоты, и там расстрелян. Сопровождавшая подводу группа женщин выражала одобрение расстрелу, кричали: «Так ему и надо!..» Тело было отправлено в больницу и затем выдано церковному совету.

Похоронили священника возле Всехсвятского храма. Уже в мае 1918 года было принято решение построить на месте его мученической гибели памятник-часовню. Кладбище, на котором похоронили отца Константина, закрыли перед самой войной, а сама церковь была взорвана в 1966 году. После разрушения храма началось варварское разрушение кладбища. Могилы сравнивали с землёй бульдозерами.

Обсудите с коллегами

07:00

Священномученик Александр Шкляев

00:01

Человек дня: Олег Попов

30.07

Хинштейн: прокурора Сызрани задержали за взятку в 3 млн рублей

30.07

В России заблокировали сайт расследовательского центра «Досье»

30.07

Двукратная чемпионка Игр в Токио Виталина Бацарашкина стала лейтенантом Росгвардии

30.07

Журналисты сахалинской газеты добились восстановления в должности уволенного главреда. Ранее из-за скандала подал в отставку мэр

Священномученик Игнатий Садковский