Жизнь и удивительные приключения астронома Субботиной

Издательство «Новое литературное обозрение» представляет книгу Ольги Вальковой «Жизнь и удивительные приключения астронома Субботиной».

Нину Михайловну Субботину (1877–1961) можно по праву назвать Стивеном Хокингом российской науки. Одна из первых российских женщин-астрономов, она получила профессиональное образование, но не могла работать в научном учреждении из-за тяжелой болезни, перенесенной в детстве. Создав собственную обсерваторию, Субботина успешно занималась наблюдательной астрономией и изучением солнечно-земных связей. Данные ее наблюдений регулярно публиковались в самых престижных международных астрономических журналах. Но круг ее интересов был значительно шире. Она стала первой женщиной в России, написавшей книгу по истории астрономии («История кометы Галлея»), удостоенную премии Русского астрономического общества. Среди современников-астрономов Субботина была легендой. Лишенная слуха и речи, она поддерживала связь со своими коллегами посредством обширнейшей переписки. Ее письма сохранили свидетельства живого отношения современников к целому спектру актуальных астрономических тем XX века — от космологических идей Леметра до запуска первых искусственных спутников. Доктор исторических наук, главный научный сотрудник Института истории естествознания и техники им. С. И. Вавилова РАН Ольга Валькова скрупулезно собрала эпистолярное наследие Н. М. Субботиной, дополнив его архивными источниками, значительная часть которых публикуется впервые. Отталкиваясь от нетривиальных суждений и интонаций Субботиной, книга предлагает альтернативное прочтение истории астрономии XX века.

Предлагаем прочитать отрывок из главы, посвященной солнечному затмению 1914 года.

 

Сама Нина Михайловна еще в 1912 г. начала думать о подготовке к наблюдению затмения 1914 г. Именно с этой целью она провела наблюдение кольцеобразного затмения 4 апреля 1912 г. Уже 6 апреля она писала об этом К. А. Морозовой: «Милая Ксения Алексеевна! Черкните <…> удались ли наблюдения? Меня очень это интересует! — и далее рассказывала: — Накануне затмения я вернулась в Петерб[ург] и наблюдала с Серебрянки (меня туда пригласили пулковцы, но я их не нашла, а была одна). Очень красиво, но сравнить нельзя с испанским затмением. Это затм[ение] было в сущности только подготовительным к будущему в 1914 г. Как оно удастся?!»[1]

Подготовка к экспедиции и сбор денег для нее шли вовсю уже в марте 1914 г. Например, 29 марта 1914 г. Н. М. Субботина писала Н. А. Морозову: «…в Крыму обещал содействие и сотрудничество С. Я. Елпатьевский и кое-кто другие. Вчера у нас была лекция в пользу нашей экспедиции кружка Высших Ж[енских] курсов на Карадаг, собрали 100 р[ублей]. После Пасхи или на Пасху устраиваем вечеринку “Солнечное затмение” — все №№ астрономич[еского] характера. Не согласитесь ли прочесть “Звездное письмо”, а Ксения Ал[ексеевна] сыграть что-ниб[удь], вроде отрывка из Лунной Сонаты? Хотим еще прочесть Короленко “Солнечное затм[ение]”, пропеть арию из Тангейзера о золотой звезде и инсценировать Чехова о затмении. Потом чаепитие и беседа. Надеемся, что опять женск[ое] благотворит[ельное] Об[щест]во даст зал и столовую. Вчера было очень хорошо и дружно!»[2]

Для организации успешной экспедиции необходимо было позаботиться о тысяче мелочей: выбрать подходящее место для наблюдений, найти поблизости подходящее жилье, найти средства на дорогу, жилье и, главное, инструменты. Следовало самостоятельно обзавестись инструментами: купить, одолжить, сконструировать. Из приведенных выше писем видно, что Нина Михайловна участвовала во всех этих приготовлениях. Однако наиболее важной задачей являлась необходимость составления программы наблюдений, распределение ролей между наблюдателями, подготовка опросных листков, которые они должны были заполнить, и, конечно, предварительная тренировка будущих наблюдателей. Учитывая, что Нина Михайловна собиралась в экспедицию со студентками, полными энтузиазма и амбициозных планов, но еще совсем неопытными, можно предположить, что именно на ее долю выпало и составление научной программы наблюдений экспедиции, и предварительная подготовка ее участниц. А. Г. Суслов, правда, в цитировавшейся нами выше статье отмечал, что «Н. М. Штауде и Е. С. Ангеницкая составили инструкцию для наблюдения затмения. Одним из главных заданий было зарисовать корону в течение короткого промежутка времени полной фазы. Предполагалось наблюдение контактов»[3]. Нам не удалось подтвердить эти данные. Однако хорошо известно, что еще в марте 1914 г. Нина Михайловна опубликовала статью, основанную на ее личном опыте наблюдений затмений и адресованную не только слушательницам ВЖК, но и всем любителям астрономии, планировавшим принимать участие в наблюдении затмения, под названием «О психологии наблюдателя и психологических наблюдениях во время солнечного затмения»[4]. В ней Субботина писала о том, что наблюдение солнечного затмения производит очень сильное впечатление на наблюдателя, поэтому для того, чтобы запланированная научная программа была выполнена успешно, необходимы тщательная подготовка и заблаговременное планирование. «Наступление полного затмения всегда производило глубокое впечатление на душу человека, — подчеркивала она, — и впечатлению этому соответствовало влияние затмения на всю живую природу: на растения, насекомых, птиц и зверей. Еще в конце частного затмения, когда начинает быстро и неравномерно темнеть, облака меняют окраску и опускаются, налетает порывистый "ветер затмения", всеми овладевает какое-то беспокойство, нервность, наблюдатели настораживаются, разговоры смолкают. Когда же тонкий и длинный солнечный серп внезапно и быстро начинает сокращаться, разрывается на блестящие точки (grains de Baily) и пропадает, унося последний солнечный луч — знакомая нам картина мира резко меняется, и всей природой овладевает торжественное молчание и тишина. Вспыхивает серебристая корона; на потемневшем небе загораются яркие звезды, горизонт сияет холодным и безжизненным светом, проносятся легкие воздушные тени ("ombres volantes"). Таинственная картина затмения производит глубокое впечатление, и первые моменты наблюдатель стоит как зачарованный, забывая о своей работе; требуется усилие воли и дисциплина, чтобы оторваться от созерцания и приняться за дело. Быстро пролетают 1–2 минуты, и первый луч света появляется неожиданно, прорвавшись из-за лунных гор. Фантастические краски затмения исчезают, свет прибывает волнами, и в несколько мгновений всюду ясный день, жизнь и тепло. Только с вершины гор видно, как по морю или равнинам убегает темная лунная тень»[5].

Объяснив влияние, которое может оказать вид солнечного затмения на неподготовленного наблюдателя, Нина Михайловна писала: «Укажем же на некоторые предосторожности, чтобы намеченная программа, особенно фотографическая, <…> была выполнена возможно лучше в такой короткий срок»[6]. Прежде всего, считала Н. М. Субботина «важно сохранить спокойствие и размеренность движений, работать быстро, но не торопясь, и для этого заранее приучать себя к ритму, напр[имер] работая с метрономом или наблюдая прохождения звезд»[7]. Здесь Нина Михайловна поясняла, как можно сделать прибор для тренировки: «Для таких наблюдений достаточно иметь простую астр[ономическую] трубу и самому натянуть 3–4 паутинные нити в фокусе окуляра, прикрепив их лаком к диафрагме или специальному картонному кружку, который двигается вглубь окуляра до тех пор, пока нити не будут казаться достаточно резкими. Труба закрепляется в плоскости меридиана, направляется на какую-нибудь звезду, и наблюдатель с часами записывает моменты прохождения звезды через нити. Чем ближе звезда к экватору, тем быстрее она бежит и тем труднее отметить эти моменты»[8]. Далее Нина Михайловна указывала на то, что «надо быть готовым поддержать растерявшегося товарища»[9]. Также, по ее мнению, следовало «предусмотреть и возможность каких-нибудь внешних помех: напр[имер], порывом "ветра затмения" может унести бумагу, приготовленную для рисунков, опрокинуть или поколебать легкие приборы, наконец, засорить механизмы и они остановятся»[10]. Комментируя вполне реальную возможность каждого из этих несчастий, Нина Михайловна поясняла: «…так случилось в Испании, в Бургосе, на затмении 1905 г., где вихрем несло по полю тучу листков, зонт, простыни, etc., а за 2 минуты до полного затмения засорило часовой механизм 9-дюймового фотогелиографа S-té Belge d’astronomie, и он остановился!»[11] Н. М. Субботина перечисляла в общем-то простые и очевидные меры, которые необходимо предпринять, чтобы предотвратить подобные несчастья, о которых, однако, надо было подумать заранее. «Нужно заранее положить камни на бумагу и полотно, приготовленное для наблюдения теней, укрепить штативы и т. д.», — писала она[12]. Н. М. Субботина также отмечала: «Точности определения 2-го контакта (начала полного затмения) могут помешать grains de Baily и хромосфера». Она указывала: «За момент контакта надо считать тот, когда последняя яркая точка grains de Baily исчезнет, а полоска розовой хромосферы еще видна — это случается неожиданно быстро и надо быть настороже!»[13] Нина Михайловна отмечала: «Около этого времени можно увидеть в трубу интересное явление: на некотором расстоянии от солнечного серпа, еще не закрытого Луной, на фоне неба может появиться ряд блестящих розовых точек, которые будут понемногу вытягиваться, превратятся в язычки розового пламени и наконец сольются с диском Солнца, когда он закроется весь. Это протуберанцы, и надо постараться отметить момент их первого появления. По мере движения луны они будут закрываться. Зато на противоположном краю будут открываться и расти другие». Нина Михайловна отмечала: «Появление первого, ослепительно яркого солнечного луча захватывает врасплох, кажется, что время прошло слишком быстро, но 3-й контакт отмечается легче, — и продолжала: — В трубу еще можно последить за протуберанцами и отметить время их исчезновения или посмотреть на "ombres volantes", для чего придется отвернуться и поглядеть через плечо: тени будут скользить слева направо». Субботина также писала: «Корону всего лучше наблюдать простым глазом или в бинокль, она, как хвосты комет, не выносит сильного увеличения. Чтобы увидеть ее возможно яснее, надо защитить глаза до самого момента ее появления темными очками (обыкновенные дымчатые стекла надо еще закоптить), тогда можно будет надеяться увидеть слабые ее части, которых не заметит наблюдатель у окуляра (свет близких к фотосфере слоев будет слишком ярок и ослепит глаза). Надо постараться набросать легкий контур короны, на что уйдет минуты 1 ½ при условии предварительного упражнения, далее можно успеть отметить границы наиболее ярких слоев и отдельные лучи, а после затмения сделать еще один, более подробный ее рисунок, но не медля, т[ак] к[ак] память сохраняет свою первоначальную силу в среднем лишь 2–3 минуты. Рисовать всего лучше мелом для карточной игры на черной шероховатой бумаге или обертке фотографических пластинок». По поводу фиксирования протуберанцев Нина Михайловна писала: «Красным карандашом отмечают протуберанцы. Для таких рисунков очень годится пастель, ею можно передать цветные оттенки протуберанцев, хромосферы и даже короны, т[ак] к[ак] некоторые наблюдали ее цветные лучи (опросить отдельных лиц: какого цвета им предоставлялась корона? Не скажутся ли субъективные разногласия)?» Особенно Нина Михайловна настаивала на том, что «все заметки, как и рисунки, надо сделать сейчас же, как только окончится полное затмение»[14].



[1] Субботина Н. М. Письмо К. А. Морозовой. 6 апреля 1912 г. // Архив РАН. Ф. 543. Оп. 6. Д. 470. Л. 30.

[2] Субботина Н. М. Письмо Н. А. Морозову. Не позднее 29 марта 1914 г. // Архив РАН. Ф. 543. Оп. 4. Д. 1810. Л. 57 об.

[3] Суслов А. Г. Указ. соч. С. 656.

[4] Субботина Н. М. О психологии наблюдателя и психологических наблюдениях во время солнечного затмения // Известия РОЛМ. 1914. № 10 (2). Март. С. 94–99.

[5] Там же. С. 94–95.

[6] Там же. С. 95.

[7] Там же.

[8] Там же. С. 95. Прим. 1.

[9] Там же. С. 95.

[10] Там же. С. 95.

[11] Там же. С. 95. Прим. 2.

[12] Там же. С. 95.

[13] Там же. С. 96.

[14] Там же.

Обсудите с коллегами

14:00

Костюм супергероя

PRO SCIENCE
15.05

Деградация международного правового порядка?

PRO SCIENCE
14.05

Время переменных. Математический анализ в безумном мире

PRO SCIENCE
14.05

Шум городского транспорта мешает птенцам учиться петь

PRO SCIENCE
14.05

Палеофекалии рассказали о кишечных бактериях древних жителей Северной Америки

PRO SCIENCE
14.05

Самки морского слона способны спать чуть более часа в сутки

PRO SCIENCE
Николай Анциферов «Такова наша жизнь в письмах». Письма родным и друзьям (1900–1950-е годы)