С горки на телевизоре: 30 историй наших читателей про зимние развлечения

Нас ждет десять выходных дней, и поэтому мы попросили наших читателей рассказать, как они развлекаются (или развлекались в детстве) зимой. Итог — 30 историй, и повторять некоторые из них вряд ли кто-то решится!

Я на ватрушке на Чегете как-то уехала в мангал с шашлыком. Там же умудрилась упустить сноуборд на склоне горы и скакала за ним всю трассу ногами, потом поехала на животе. За мной расслабленно ехал инструктор и вяло пытался нас обоих поймать. Снизу аплодировали. (Екатерина С.)

***

Мы тогда были подростками. Утром первого января подруга за мной заскочила и помчали мы на ипподром. А у меня дом на горе. Вышли — опа, телевизор лежит! Ну, коробка и экран. Сели, подтолкнули и полетели. Впереди проезжая часть, а тормоза мы не предусмотрели... Водитель троллейбуса нас, благо, увидел, затормозил, мы врезались в колесо, выпрыгнули и сели в этот же троллейбус. А на ипподроме мы часто катались на свиньях: выгоняли на мороз и скакали на них. Не очень долго, они — животные умные, и всеми силами ездоков сбрасывали. Веселья было через край! (Юля К.)

***

Мы как-то в Архызе гонялись за кабаном. У нас была конная радиалка, едем себе, и вдруг проводник орет: «Кабан, кабан!» Спрыгивает с коня и несется куда-то. Мы — за ним (не все, умные люди остались стоять на тропе). Снега по колено, мы по нему скачем в непонятном направлении, задыхаемся. И тут кто-то, кто поумнел в процессе, спрашивает: «Батыр, а зачем мы за ним бежим? А если мы его догоним, то что будем делать?» Тот остановился, задумался, потом отвечает: «Наверное, убегать от него». К счастью, не догнали. (E. P.)

***

Однажды, когда мы с мужем были молоды, влюблены и еще, кажется, не заговорили про свадьбу, напланировали мы, как проведем первое, по-моему, января: сходим в кино на долгожданный свежачок, в зал возьмем колы, приправленной чемпокрепчем, а потом обязательно пойдем на центральную площадь кататься на горках.

В день икс ударила оттепель, что для наших краев, мягко говоря, нехарактерно. В кино пойти сие никак не помешало. И оделись мы весьма для горок. Приходим – а под горкой, блин, лужа. И у каждой горки лужа. И в этих ледяных чашках, куда самых маленьких сажают, чтобы покрутились, тоже вода стоит.

Ну что, наш стольный град Бэ наверняка запомнил бы сумасшедших взрослых людей, которые с визгом катились по горкам в лужи. А потом вставали с совершенно сырыми тылами и довольными рожами и шли повторять. К ночи похолодало, и домой мы пришли замерзшие, как зюзи, и с ледяной броней на задницах.

А не запомнили нас, потому что в тот же вечер на городскую елку влез какой-то пьяный чувак, и его долго не могли снять, зато он ловко попал в городские новости. (Зоя А.)

***

Мы катались на санках с горок над Днепром: полет был быстрый, часто набережную внизу мы перелетали и выскакивали на лед (угол спуска там, наверное, градусов 65). (К. В.)

***

Как-то пошли в зимний поход на лыжах с двумя ночевками. А наша проводница бросила курить внезапно. А мы-то привыкли, что у нее всегда есть спички/зажигалка, и ничего не взяли. У одного мужика оказался неприкосновенный запас из спичек, замотанный где-то в рукоятке ножа, пять штук. И вот мы две ночевки на пяти спичках костер разжигали. После первой ночевки появилась крылатая фраза: «А может, ну его, дневку устроим, 8 Марта, как-никак?» — «Какая дневка, у нас три спички и ни одной сушины!» В итоге все живы, одна спичка в запасе осталась. (Наташа Р.)

***

В детстве катались по склону, где раньше была заброшенная стройка. Соответственно, из земли торчало всё, что только могло торчать: куски бетонных плит, арматура и прочая фигня. Один раз кто-то въехал в плиту, перевернулся и с переломами лежал в больничке, после чего родители запретили туда лазить. Но у нас был запасной вариант — катались по соседнему склону, прямо по проезжей части, ведущей к пожарке.

Поскольку дорога была на отшибе, машин было мало, и мы катались там активно до тех пор, пока склон не посыпали песком. В парке у церкви была еще деревянная горка, но ее никто не заливал водой, и скользила она плохо. Впоследствии кто-то просунул между досками лезвие, и один мальчик распорол ватные штаны. К счастью, кроме штанов, ничего не пострадало. (Анна Г.)

***

Мы как-то поехали отмечать Новый год к друзьям на какую-то дачу. Я работала в магазине до десяти вечера, потом мы помчались на электричку, ехали час, пили игристое мартини с незнакомым мужиком из горла. Когда приехали, еды в доме не было, мы быстро накидались и пошли кататься с горки на финских санях и играть в снежки. Кто там был, сколько человек, какие сани, какая горка, успешно ли я каталась — ни черта не помню. Помню только, как мы заняли отдельную спальню и залезли в ледяную постель. А в шесть утра я побежала на электричку открывать магазин. (A. R.)

***

Как-то в подростковом возрасте нашли в роще холодильник. Откуда он там взялся, история умалчивает. Однако стало известно, что при должном усердии в него впихивается пять подростков, желающих прокатиться со склона. Как не покалечились, тоже вопрос. До сих пор помню ощущение полета и как мы неслись через всю реку на противоположный берег. (Наталья И.)

***

У нас там, где горка к речке вниз идет, на берегу, на возвышенности, старое кладбище. Купеческое еще, дореволюционное. Могилы, разрытые черными копателями, имеются. Если снегом засыпано, то не видно... Помнится, идешь на горку с санками и в такую «ямку» — у-ух! Ну, вылезаешь, отряхиваешься... Готика! (Жанна Л.)

***

Нам с моим немужем было лет по 20, и мы купили ватрушку. Жили мы тогда в Ленобласти, и там, где кончались многоэтажки и начинались дачи, был совершенно жуткий склон: крутой уклон с поворотом, а справа — обрыв в овраг со всяким мусором, в том числе арматурой. Когда склон заканчивался, был еще один поворот — в противоположную сторону.

Надо было аккуратно стартовать ближе к правому краю склона, но не слишком забирая вправо, чтобы не вылететь в овраг по прямой, и не попасть в него по принципу маятника, когда санки слишком заберут влево, выскочив на «борт» этой импровизированной горки. А в конце склона внизу были сосны и деревянные сараюхи, в них тоже можно было влететь. Катались, было весело. Сейчас думаю, сколько раз в жизни я могла убиться от собственного безрассудства. На ватрушку меня теперь не заманить. (Алла Р.)

***

Из всех видов зимнего отдыха самый незабываемый — это культурный зимний отдых: посещение с деткой новогоднего спектакля в логове областной Мельпомены, жестокой и беспощадной. Если юному театралу годика три или четыре, или ценителей прекрасного больше одного, этот зимний отдых становится особенно незабываемым. 

Первая стадия праздника свидания с прекрасным миром искусства — спортивное ориентирование: попробуй найди у себя в шкафах, куда именно ты год назад убрала на хранение детский карнавальный костюм. Выжившие в сражении с содержимым антресолей и подвалов могут начать наслаждаться спортивной частью праздника — четвертьфиналом боев без правил за примерку деткой этого обретенного в недрах кладовки парадного маскарадного костюма.

Это ж только маме надо знать, втиснется ли детка в жилеточку божьей коровки или юбочку балерины, а у детки свои планы неотложные: у нее уже дедлайн по обмазыванию дивана соплями, обрисовке обоев фломастерами, детке остро необходимо прямо сейчас расставить весь набор игрушечной посуды, собрать железную дорогу, скакать по квартире, пить, ткнуть игрушечной саблей в зеркало, какать, посбивать висюльки с люстры саблей, надеть обруч с ушками, проверить, утонет ли в унитазе мамин паспорт или выплывет, и еще много важных дел, которые надо делать именно сейчас.

В это расписание примерка не вписывается никак, и детка такое надругательство над графиком Важных Дел не приемлет. Прошедшим в полуфинал предстоит обнаружить, что весь маскарадный гардероб (кроме волшебной палочки) мал, а волшебная палочка рассохлась в неволшебную труху. Надо выяснить у детки, кем она себя видит из сказочных персонажей и какой костюм согласится надеть. После дело за малым — раздобыть этот костюм. И нарядить в него детку.

И это проще сказать, чем сделать, потому что детки чужды догматизму, они открыты переменам: это вчера детка требовала костюм Мулан прямо сейчас, а то жизнь не удалась. А сегодня она хочет быть зайкой с ушками из колготок, надетых на голову. Детке нет дела до того, что костюм Мулан (фирменный, почти весь мамин аванс) уже закуплен и перелетел к детке через океан, чтобы быть брошенным маленькой ручкой за диван с воплями: «Я — зайчик! У меня ушки!».

Но и это не финал поединка со здравым смыслом. Финал — это заучивание деткой стиха для Дедушки Мороза. Когда моей дочке было четыре, она учила стих про Коляды.

Не спи, панi скрыпка
I бубен, прачнiся,
Вяселыя святы
У нас пачалiся!

(Не спи, сестра-скрипка
И бубен, проснись,
Веселье и праздники
Уж начались!)

Я прыгала с игрушечным инструментами, я их рисовала, показывала пантомимой события стиха. Этот стих засел у меня в мозгу гвоздем и стал мемом у меня дома и на работе. «Не спи, скрипка! И бубен — проснись!» — наш рабочий призыв не слоупочить, не спать в шапку и активизировать усилия. И только этими строками уже четыре года будят у нас на корпоративах заснувших и перебравших.

В чатике «Буханка» по обсуждению грядущего празднества сотрудники так и пишут: «Стол скрипок ставим у сцены, бубнов садим за стол слева от скрипок» или «Внимание канцелярии и бухгалтерии: кто приходит со своим бубном, сам следит, чтобы он не перебрал и не лез в драку. Уходя, забирайте бубны!»

Надо ли говорить, что деточка стих не одолела?

Для переживших это всё наступает день визита к Мельпомене. Утренний отдых — спортивный: соревнования по бегу с деткой, не желающей одеваться в парадно-выходной наряд, потом турнир по риторике имени товарища Сизифа «попробуй объяснить детке, почему нельзя взять все-все-все игрушки с собой». Потом веселый квест — найди и не забудь взять с собой: 1) детку, 2) походный горшок, 3) сумку со сменкой, 4) еду и воду, 5) рога, копыта, крылья, хвост и прочие части костюма детки, которые нельзя надеть под пальто, 6) избранные деткой любимые игрушки, удостоенные чести быть взятыми в Театр (в нашем случае — тигр Голубок, котик Пятнышко, капелька Милашка (клизма с глазками), танк Маргарита, бетономешалка Санджу и ослик Пук (скамеечка с глазками и мордочкой).

Потом — очередь марафона до остановки автобуса, соревнование по метанию скарба в автобус с деткой в зубах, йога — раскорячься в автобусе так, чтобы ничего не уронить и не помять крылья, рога и хвост. Потом гонка на выживание до театра, медитация на ноющего ребенка в очереди в гардероб, заклинание шубной горы хозяйки принять в свои владения горшок, ослика Пука и его друзей.

И потом можно идти в холл театра на новогодний утренник перед спектаклем. А можно и не идти. Потому что там уже держит неприступную оборону вокруг елочки китайская стена из железных дисциплинированных бабушек и их высокоорганизованных внуков, пришедших заранее часа за два, усиленная подразделением широкоспинных пап с годовасами и двухлетками на могучих плечах. Мышь не проскользнет. Ряды сомкнуты и готовы отражать атаки врага.

Тут праздник культурного зимнего отдыха входит в стадию наслаждения военной реконструкцией фронтовой наступательной операции «Брусиловский прорыв», в результате чего детка втискивается через оба ряда превосходящих сил противника и может смотреть представление из первой линии зрительского фронта. Но и на этой стадии праздника нельзя расслабляться и терять бдительность: реакция детки на артистов абсолютно непредсказуема, и в любой момент может понадобиться прорывать блокаду и ее эвакуировать.

После утренника наступает не поддающаяся жанровому определению жестокая и бессмысленная часть мероприятия: захват Деда Мороза в заложники родителями, которые хотят сфотографировать с ним своих детей у елки и заставить его выслушать их стихи. Дед Мороз рвется на свободу изо всех сил — ему уже пора на сцену, третий звонок отзвенел. Он трепещет, напрягает все силы, сыплются пайетки и блестки с его посоха, но силы неравны, родители взяли его в кольцо и насилуют стихами.

Чьи-то малыши рыдают от ужаса перед незнакомым чудищем в бороде, к которому на колени их посадили родители, пенсионерки азартно клюют свою товарку, не нажавшую на нужную кнопку фотоаппарата и неосмотрительно пытавшуюся влезть без очереди фотать внука повторно.

Вот до малой доходит очередь терзать Дедушку лирикой. Она бормочет в пол: «Неспипани скрипка ибубен прачнися», икая через слово. Тут мальчик, отталкивая ее, выскакивает и взвывает истошно: «Бела дороженька! Бела! Мела метелица! Мела! Белы мои ресницы, лицо и рукавицы!» Парень настолько проникся этим стихом, так вжился в образ, что сам весь бледно-серого цвета и белеет на глазах. На словах «среди белеющих берез» бедолагу рвет фонтаном прямо на Дедушку Мороза, который, наконец, выскальзывает из окружения.

Мы идем в зрительный зал, где на наши места, пока мы терзали Деда Мороза поэзией и диспепсическими расстройствами, уже сели другие люди, убедить которых уйти удается только малой, когда она забирается чужой тетеньке на колени. Пока свет горит, медвежата делают зарядку и мама-зайчиха зовет детей в огород, всё неплохо, но вот на смене декораций свет гасят, и дети вопят от страха и рвутся из зала. Но и это не самое плохое. Главный ужас ждет нас во время антракта, когда детка видит в театре прилавки с шагающими механическими щенками, светящимися палочками, пружинками, чудовищными очками и прочей китайской копеечной ерундой. И детке всё это НАДО. И именно сейчас.

Это вот — мой личный ад. И за это я нашу областную продажную Мельпомену люто ненавижу. Но и этот кошмар кончается. И спектакль кончается. И мы повторяем марш-бросок домой, где деточку кормят обедом, пока я возвращаюсь в обитель высокого театрального искусства за забытым там осликом Пуком. (Марина С.)

***

Как-то раз решили погонять по полям на буксировочном тросе за машиной (горнолыжки нам тогда показалось мало). Один ведет, другой непрерывно смотрит, третий едет. На сноубордах не зашло, а на беговых лыжах нормально разгонялись, больше 40 км/ч. (K. A.)

***

Я видела, как в пластиковой детской ванной катались с лестниц Монмартра, когда снег выпал. Сфотографировать не успела, стояла с открытым ртом. (Ксения А.)

***

Когда я была маленькая, мы с дедушкой каждый год разыгрывали сценку на Кривые вечера (Святки. — Прим. ред.): надевали шубы (дедушка — как полагается, а я — мехом наружу) и изображали перед другими родственниками Ивана и Козу. До сих пор помню эти слова:

Вот Иван козу ведет,
А коза с Иваном не идет.
Он ее подгоняет, а она хвост поднимает.
Он ее вожжами, а она его — рогами!

Эх, детство! (Ольга К.)

***

Где-то году примерно в 1986-м была зима с жуткими морозами. Мы с родителями поехали в зимний дом отдыха (ну, это когда посреди зимы открывали пионерские лагеря и селили туда взрослых за деньги), а заодно решили воспользоваться случаем и поморозить дома тараканов.

В общем, где-то посреди отдыха мы с отцом поехали на день домой посмотреть, что как. К тому времени в квартире были открыты окна четыре или пять дней, а за бортом стабильно было около минус 30. Мы закрыли окна, стали нагревать квартиру и сметать в совочек тараканов. Одним из моих самых сильных впечатлений детства было то, что эти твари, которых мы не успели выкинуть, зашевелили лапками, перевернулись и побежали по своим делам.

А когда мы вернулись в дом отдыха, мама рассказала, что ходила гулять и видела какие-то следы. Отец, наверное, решил пошутить и сказал ей, что это была рысь. До конца отдыха мама от корпусов уже не отходила. Славно отдохнули, короче. (Анна Л.)

***

Как-то меня отец научил съезжать с ледяных горок на ногах. Просто по приколу. Сначала с маленьких, а потом и с вполне себе крутых. Лет пять-шесть мне было. Ну, и поехали мы на Новый год куда-то в пансионат или дом отдыха, а там горка — закачаешься! Не сильно крутая, но с изгибами и длинная. И как назло, небольшое потепление, лед мокрый, а у нас с собой только одни штаны для меня, чтобы гулять: если промочить с утра, после обеда идти не в чем. Тут-то мой супернавык и пригодился... Только мальчишки постарше не смогли стерпеть, что какая-то мелкая коза катается на ногах, да с виражами, а они на жопственной сопе. В итоге у одного перелом, у второго два сильных ушиба. (Дарья К.)

***

У нас рядом с домом был очень крутой склон. Практически вертикальный. Его зимой всегда заливали водой — хватало нескольких ведер — и катались. Я в детстве могла по нему съехать стоя. А сейчас еле балансирую на ровном обледеневшем асфальте. (Екатерина П.)

***

Я недолго прожила в стране с зимой, но как-то запомнился новогодний визит к кузенам в незнакомый поселок и всенародное катание на картонках с незнакомой крутой ледяной горки. Ну, как горки… Горы. Горищи. Сквозь сосновый бор петлями. С напутствием: «Ну, ты, это самое, вовремя виражи закладывай, тут каждый год у местных столько переломов, не сосчитать». И ничего, каталась весь день, под конец устала, проморгала, врезалась в сосну с размаху. Очки вдребезги, кровища на снегу, хромала месяц. Но всё равно море удовольствия, на всю жизнь запомнилось. (D. E.)

***

Мы с подругой любили парный спуск на санках с горки. У каждой были свои санки, и мы в разных вариациях и позах скатывались, и так, и сяк — одна сидит, другая лежит, одна передом, другая задом. И так далее, очень много вариантов. (E. V.)

***

А я жила в детстве в Кузьминках, рядом с Кузьминским лесопарком. А там есть знаменитый каскад прудов, отрада и украшение наших юных лет. Ну, и вокруг прудов — раскатанные склоны, природные трамплины, ледяные горки и прочее. Мы туда ходили каждый день кататься на лыжах. И вот как-то лечу с горы по первому снегу, разогналась изо всех сил, прыгаю с трамплинчика, перелетаю пешеходную дорожку и оказываюсь на льду пруда. Который, оказывается, не вполне замерз!

От удара лед трескается, и носы лыж уходят под воду. Я стою столбом, боюсь пошевелиться, а народ при попытке мне помочь делает только хуже, потому что лед трескается сильнее. Мне вода уже доходит до щиколоток, паника-паника, и вдруг какой-то парень просто шагает вперед, проваливается чуть ли не по пояс, хватает меня за талию и буквально кидает на берег. Лыжи почему-то не сломались. Куда спаситель делся, не помню, помню только, как мы потом бежим домой, я вся мокрая, идет снег, темнеет... Но я даже не заболела тогда. (Елена К.)

***

Я в этом еще году, в феврале, эпично в горы сходила. Больше никогда зимой! В итоге пролюбила телефон (умер) и наушники, синячищи на всей бабке и отбитый желудок. Месяц в себя приходила. У подруги шрамы до сих пор, а ведь она с нами не дошла даже до первой стоянки. (Айжан Н.)

***

В шестом-седьмом классе мы часто ходили с подружкой в лес. На лыжах. Там мы во время катания придумывали всякие фантастические истории, рисовали палками на снегу и так далее. А еще в этом лесу есть высокая горка с трамплином. Съезжали мы с нее по-разному, иногда удачно, иногда нет. И вот подруга в процессе падения ухитрилась случайно сделать натуральное сальто. А я встала с открытым ртом и какое-то время даже слова не могла сказать от удивления.

Когда я ходила на лыжах одна, то отправлялась с утра пораньше, как только начинало светать. Потому что более поздний выход означал, что лыжников в лесу будет больше, чем кустов, а меня раздражала любая встреча в лесу, даже одна-единственная.

Какие были чудные краски неба, когда солнце только-только поднималось! Как сверкал снег! А синие тени от сосен, а стук дятлов... И я одна в этом лесном царстве, бодро скольжу по накатанной лыжне и фантазирую. Эх, были времена! (Марья Ж.)

***

Я несколько лет назад ездила в Лапландию кататься на хаски, под Новый год как раз. Во-первых, я только в самолете туда осознала, что это за полярным кругом, и всё условно-светлое время суток будет коротким и больше похожим на очень долгий закат. 

Во-вторых, с удобствами в том домике, где наша группа ночевала, было всё сурово: никак не подогреваемый туалет на улице (минус 35, между прочим, было) и баня. С баней один нюанс: чтобы из раздевалки попасть в ту часть, где париться и мыться, надо было пройти по улице (в минус 35, да). На второй день я чуть не обморозила ноги, так как плохо просушила ботинки после первого. Зато северное сияние.

В целом было круто, хочу когда-нибудь повторить. Только на этот раз в марте. Кстати, «спортивные» хаски, на которых катаются (и в соревнованиях участвуют) — это не совсем те привычные милаши, которые прикольно поют в роликах. Обычно это «аляскинские» хаски, на вид больше всего похожие на дворняг. Но это совершенно потрясающие псины, было здорово иметь с ними дело. (Катерина С.)

***

После суток работы спящую меня вынули из кроватки и потащили на горнолыжный спуск. Пока ехали — поспала. Приехали, меня засунули в сапоги-самоходы и весело усвистели кататься.

Я думала, меня так стреножили, чтобы я не смогла смыться, но инструктор сказал: вот тебе лыжи, вон подъемник, цепляйся и поезжай, надоест подниматься — давай вниз. Я засомневалась: первый раз, как-никак. Но заверили, что «оно само всё сработает». Как мне потом сказали — ни разу не видели столь упертого новичка, который СТОЛЬКО раз упал и продолжил.

Закончилось это всё мультяшно. Скатилась-таки я с горки, влетела в дерево с развилкой и повисла тоскливо вниз головой. Достать до ботинок — отстегнуться — не могу, позвать на помощь — тоже, я на трассе для дурачков, в стороне от всех, за поворотиком. Вишу, грустю.

Хорошо, все быстро очнулись, что клоуна-камикадзе давно не видно, и навстречу ко мне пошли. Сняли, отряхнули, дали термос и просили ни-ког-да больше. Ну, я и всё, хватит. (Марина М.)

***

У меня романтично-нетравматичная история. Новый год я встречал на работе хаускипера, монтируя отопление в кафе, которое на пару дней было закрыто на ремонт. Поздравил сына и жену в другом городе по Skype, посмотрел обращение президента, послушал куранты и пошел клацать ключами дальше.

И тут настойчивый стук в дверь. Коллега из кафе пришла вместе со своим парнем и шампанским: «Мы знаем, что ты встречаешь праздник один, вдали от семьи, это неправильно. На ближайший час мы будем твоей семьей». Я аж расплакался, так был растроган. (Андрей С.)

***

В старших классах поехала я в Подмосковье в детский зимний лагерь на две недели. В первый же день в качестве культурного мероприятия всех загнали играть в футбол в снегу, и один мальчик сломал ногу — хорошо так, со смещением, увозили его на "скорой". Отдохнул, называется. (Светлана Ш.)

***

Один раз пришли на горку, на нормальную такую естественную гору с раскатанным склоном в нашем парке с дочерьми (7 и 9 лет). А санки-ледянки только одни. Ну, думаю, по очереди будут кататься. Отпустила девочек на горку, сама с собакой на поводке гуляю вокруг. Смотрю — обе почти одновременно катаются. Думаю: интересно, на чем вторая? Фанерку, как мы в детстве, приспособила? Если так — нормальное поколение растет, не теряется, есть на кого страну оставить. Через какое-то время они обе подбегают ко мне, а у одной в руке крышка от унитаза. На ней и каталась. И за ней бежит мальчик и чуть не плачет: девочка, отдай, это моя! Отдали, нашли кусок картона от коробки, приспособили. (Ю. В.)

***

Поехали мы как-то компанией на горнолыжный склон. И те, кто не умеет на лыжах, пошли кататься на ватрушках (а кто не умеет, но умный, пошел бухать). И моя подруга с этой проклятой ватрушки вылетает, бьется головой и... теряет память. Кто она, помнит, а кто мы и где — уже нет. Мы сами трясемся от ужаса, но при этом старательно улыбаемся: «Всё в порядке. Ты в горах. Ты ударилась головой и поэтому ничего не помнишь. Сейчас мы выпьем чая, посидим, и всё пройдет».

Она кивает и со всем соглашается. Минут через 20 действительно всё вспоминает. Потом рассказывала, что страшно было эти 20 минут: прихожу в себя неизвестно где, вокруг незнакомые люди, которые утверждают, что они — мои друзья, а я их первый раз вижу. Не стала с ними спорить: а вдруг разозлятся и побьют? Решила только, что пить ничего не буду — мало ли, что там в стакане. (Катя П.)

***

До 14 лет я каталась в логу на лыжах с крутейших горок с самодельными трамплинами и всякими нерукотворными изгибами ландшафта. Ничего не боялась и практически никогда не падала. Много лет спустя осознала, что лыжи у меня были вовсе не горные, а вполне себе беговые. От сломанной шеи меня спасло только нечеловеческое везение. (Алина Т.)

***

Второй бывший муж и сотоварищи решили НГ встречать на горнолыжном курорте в соседней провинции (в Канаде было дело). Глушь, горы, покрытые хвойным лесом, все под толстенной периной нетронутого снега. Ветра там не бывает, минус 25–30 °С, снег сверкает бриллиантиками. Турбаза в виде групп домиков-шале.

Мы решили сам НГ встречать в горячем джакузи (hot tub) на улице. Пришли, разделись, запустили бурлилки, залезли — а водичка-то едва-едва тепленькая. Ну, мы настроены были решительно, сидели, ждали до упора, пока нагреется. После получаса сидения в так и не потеплевшей воде комнатной температуры при минус 30°С окружающего воздуха задубели так, что было уже не до туристической романтики. Дружно лязгая зубами, плюнули на эту экзотику, повыскакивали из воды и вприпрыжку поскакали в свои теплые избушки, капая на снег и оставляя в нем микрокатки.

Оказалось, что в джакузи что-то там сломалось, а ремонтник, естественно, раньше, чем после праздников, не ожидался. Зато ужин в складчину был роскошным: чудные стейки, омары, креветки, тайская кухня. Канадцы впервые попробовали сделанный мной оливье и очень одобрили, хотя один сказал, что «оно пахнет, как мокрые щенки». (B. S.)

Обсудите с коллегами

05:57

Аргентина выдала России похитителя в Казани чемодана с драгоценностями на 160 млн рублей

05:30

Число зараженных коронавирусом в мире достигло 117 млн человек

00:01

Человек дня: Тарас Шевченко

08.03

Картина дня. 8 марта

08.03

Тело женщины к труду

08.03

Центр помощи женщинам «Насилию.нет» выселяют из помещения в Москве. Арендодателя не устроила его деяетельность

Половина елки и погоня за поездом: 50 историй наших читателей про необычный Новый год Половина елки и погоня за поездом: 50 историй наших читателей про необычный Новый год Долька лимона на десятерых, потеря памяти на двоих: 30 историй наших читателей про корпоративы Долька лимона на десятерых, потеря памяти на двоих: 30 историй наших читателей про корпоративы
Половина елки и погоня за поездом: 50 историй наших читателей про необычный Новый год