Гонения советской власти на Русскую церковь были таковы, что не то что сказать о своей вере, но даже молча следовать ей было подвигом. Прославленные в лике святых новомученики и исповедники не поступились ничем: верили, молились и безропотно шли на свои голгофы.

«Полит.ру» вспоминает тех, кто отдал свою жизнь за веру и чьими молитвами жива Русская церковь — даже если кроме имени до нас почти ничего не дошло.

Тексты обработаны Кириллом Харатьяном.

Преподобномученик Феодор Никитин

Федор Никитин — сын крестьянина села Солдатское Орловской губернии. Принял иноческий постриг в 1907 г. (ему было 34 года) и до 1916 г. подвизался в Задонском Рождество-Богородицком Тихоновском монастыре.

В 1926 г. был лишен избирательных прав как монах. Весной 1930 г. его хозяйство (совместное с его зятем Василием Харитоновым) было конфисковано как «кулацкое», из своего дома Федор Никитин был выселен и постоянного места жительства после этого не имел.

В 1931 году был арестован, обвинялся по ст. 58-10 УК РСФСР (антисоветская и контрреволюционная пропаганда или агитация). Виновным себя не признал.

Из показаний его на допросе: «Виновным себя в предъявленном обвинении не признаю. В Бога верую крепко до сих пор и готов умереть за Бога и Христа. Мероприятия Соввласти я не разделяю, т. к. все они направлены на уничтожение веры в Бога, уничтожение религии, храмов Божиих и Святых мест. Все то, что происходит сейчас, — и сама Советская власть, — есть лишь Богом данное наказание. В Святом Писании сказано: "Настанет время: пойдет народ на народ, появятся лжепророки, придет Антихрист". Все эти слова сбываются, такие времена действительно наступили. Нам, грешникам, нужно больше молиться Богу, просить у Него прощения. Как сказано в Писании, всякий грешник, — но раскаявшийся, получит прощение, услышит Господь нашу молитву, простит людей, и смутных времен — Советской власти — не будет. В колхозе я не состою и по своим убеждениям никогда туда не пойду, там учат безбожию. Наверное, так говорил я и другим гражданам — ни один верующий туда не должен идти и предаваться соблазнам лжепророков. Никаких специальных сборов я не собирал и сам никуда на сборы не ходил, а беседовал с людьми на улице, около церкви. После раскулачивания с 1930 г. постоянного жилья не имею. Хожу по дворам, проповедую Слово Божие, и это я не считаю преступлением перед Богом, — а как называет это Советская власть — мне безразлично...»

11 апреля 1931 года тройкой при постоянном представительстве ОГПУ по Центрально-Черноземной области был приговорен к десяти годам заключения в концлагерь в Сибири, откуда был досрочно освобожден по состоянию здоровья и отправлен в административную ссылку в село Колбаны Грязнухинского района Западносибирского края. Здесь он работал в храме сторожем.

17 ноября 1936 года был арестован в ссылке как «участник контрреволюционной повстанческой организации», проходил по групповому делу «Дело архиепископа Иакова (Маскаева) и др. Барнаул, 1937 г.». 4 ноября состоялся первый допрос, а затем допросы продолжались в течение нескольких месяцев. Виновным себя не признал и никого не оговорил. В период следствия содержался под стражей в Бийской тюрьме.

25 июля 1937 года Особой тройкой УНКВД Западносибирского края признан виновным и приговорен к расстрелу.

29 июля 1937 года был расстрелян в Барнауле вместе с архиепископом Иаковом (Маскаевым). Погребен в безвестной могиле.

Обсудите с коллегами

00:01

Владимир Одоевский

12.08

Порошенко посоветовал Лукашенко следить за «мародерами из Кремля» и прекратить насилие

12.08

Из государственных белорусских СМИ начали увольняться журналисты

12.08

В Анталью за два дня прилетели почти 40 тыс. россиян

12.08

Первое в России дело о «ворах в законе» дошло до суда

12.08

Лекция: Сингулярность XXI века в контексте Большой истории

Священномученик Иоанн Можирин