Налоги для ИТ: разбираем новый закон

Правительство придумало, как решить проблему с НДС: его оставят, но только для разработок, которые будут внесены в реестр как российские. Кто выиграет от изменений в налогообложении ИТ-компаний? Создадут ли они действительно благоприятную среду для роста ИТ-отрасли?

Что это за налоговый маневр?

Буквально на днях президент может подписать принятый 22 июля Госдумой и одобренный Советом Федерации закон, который меняет систему налогообложения для ИТ-компаний.

В закон заложены три принципиальные вещи:

  1. Снижается с 20 до 3 % ставка по налогу на прибыль

  2. С 14 до 7,6 % бессрочно снижается размер всех страховых выплат.

  3. От НДС освобождаются сделки по передаче исключительных прав на программы и базы данных или их использование, но только если программа включена в Единый реестр российских программ для ЭВМ и баз данных, то есть программа должна сначала стать де юре российской. Для остальных же существовавшие до сих пор льготы станут с 1 января, когда вступает в силу закон, недоступными.

Важный нюанс: чтобы получить 3 %, нужно аккредитоваться как компания в сфере ИТ, а эта процедура требует, чтобы в компании было по меньшей мере семь сотрудников, а доля именно продуктов ИТ в обороте составляла 90 %.

Юристы Bryan Cave Leighton Paisner — BCLP  считают, что уже сейчас айтишникам пора серьезно озаботиться изменением правил игры.

«Имеет смысл произвести оценку своих бизнес-моделей на предмет того, могут ли они претендовать на применение нового льготного режима налогообложения, или же используемые в настоящее время налоговые льготы (освобождение от уплаты НДС и/или льготные тарифы страховых взносов) станут им недоступны начиная с 1 января 2021 года. 

В рамках нового налогового режима иностранные ИТ-компании, а также российские организации, деятельность которых контролируется иностранными лицами, фактически будут лишены возможности использовать освобождение от уплаты НДС по операциям реализации программного обеспечения и баз данных российским пользователям. Для сохранения своей конкурентоспособности на российском рынке ими может быть рассмотрена возможность включения программ для ЭВМ и баз данных в российский Реестр, то есть возможность локализации программного обеспечения и баз данных в России. 

Компаниям, в текущий момент использующим ПО и базы данных по лицензионным договорам, следует обратить более пристальное внимание на то, как после вступления в силу закона будут работать договорные условия в части применимости НДС к цене и налоговых оговорок», — отмечается в информационном письме компании.

Зачем этот маневр нужен?

Все буквы этого закона подчеркивают желание России при помощи налогов локализовать ИТ-проекты — грубо говоря, сделать их российскими. Кто выигрывает, а кто проигрывает? Выигрывают явно те компании, которые работают на государство. Похоже, что проигрывают стартапы, так как у них в начале нет прибыли — сплошные убытки. А без стартапов — какие же отечественные разработки?

«Эта инициатива — двоякая, она даст преимущество части компаний, а для другой части компаний это будет минус. Понятно, что это продолжение политики поощрения развития отечественной составляющей в ИТ. Это, с одной стороны, логично и закономерно. Бизнес, который от этого не выигрывает, будет либо проигрывать конкурентам, либо искать возможности, чтобы удовлетворять этим или другим требованиям, которые могут появиться. Можно предполагать, в этом же направлении — поощрения локального производства и локальных разработок. Что касается стартапов, я думаю, в их отношении будут доработки, потому что стартапы — обязательная часть в долгосрочном развитии ИТ. Учитывая то внимание, которое им уделялось на самом высоком уровне, в том числе в обличье фондов, будем надеяться, что все-таки эти моменты будут учтены. Тем более что стартапы вообще работают обычно по упрощенной схеме налогообложения и платят 6 %, ну и, теоретически, страховые взносы на сотрудников. В этом ключе, они, конечно, скорее выигрывают», — отметил в разговоре с Полит.ру Константин Анкилов, управляющий партнер ТМТ-Консалтинг.

Выигрывают — если, конечно, получат аккредитацию.

Не поддержали, а наказали?

Сразу после объявления основных параметров законопроекта поднялась волна критики со стороны айтишников. Вот как высказался по поводу маневра на своей странице в «Фейсбуке» сооснователь известной и востребованной на рынке компании «1С-Битрикс» Сергей Рыжиков:

«1. Для «Битрикс24» и вообще для всей нашей группы НДС является оборотным налогом (это налог с оборота, в отличие от косвенного, который можно потом зачесть, то есть вычесть из суммы налога. — Прим. ред.). Мы первый производитель и ничего не закупаем с НДС для зачета. Так будет для всех SaaS (предоставление лицензии на программное обеспечение по подписке — Прим. ред.). <...>

4. Большинство наших партнеров в цепочке до потребителя не работают с НДС, и появление НДС в начале просто приведет к увеличению цен на 20 %. В итоге мы НДС заплатим, но клиент его вычесть не сможет.

5. Фактически можно говорить, что налоги увеличились именно для производителей софта и стали оборотными. Для потребителя цены вырастут. Спрос уменьшится.

Как достигается цель поддержки ИТ-отрасли при таких "маневрах"? Никак. Фактически ИТ-отрасль не только не поддержали, но и наказали», — считает Рыжиков.

Впрочем, это высказывание было сделано еще на стадии доработки закона.

Еще один ярый критик инициативы, председатель совета директоров компании «СёрчИнформ» Лев Матвеев считает, что итоговый вариант скорее радует, несмотря на нервотрепку с НДС, по которому удалось найти компромисс. По сути, говорит Матвеев Полит.ру, налоговый маневр не был направлен на то, чтобы помочь отрасли в моменте — в кризис и пандемию, ведь ИТ-компании не были признаны особо пострадавшими, как тот же туризм или ресторанный бизнес. Налоговые послабления должны сработать на перспективу: сделать страну более привлекательной для бизнеса из ИКТ, в том числе международных компаний.

«Думаю, что в большинстве своем ИТ-бизнес выиграет от поправок. К примеру, мы планируем пересмотреть бюджет в связи со снижением страховых взносов и налога на прибыль и направить свободные средства на развитие экспорта. Думаю, что многие коллеги по отрасли поступят так же. Конечно, нам бы хотелось, чтобы государство предусмотрело дополнительные меры поддержки для освоения международного рынка, потому что далеко не всем компаниям это под силу. И если мы можем позволить себе три года вкладываться в зарубежный маркетинг без реальной прибыли, то другие  махнут на такие перспективы рукой и продолжат крутиться на внутреннем рынке. Для отрасли это не хорошо», — считает Матвеев.

По словам эксперта, участники рынка просили поддержать малый и средний бизнес и субсидировать затраты на обеспечение информационной безопасности, так как переход на удаленку, урезание расходов, сокращения специалистов привели к тому, что выросли утечки клиентских баз и персданных. «Государство могло бы помочь здесь тем, что компенсировало затраты на ИБ-аутсорсинг. Тем самым убили бы двух зайцев: помогли МСП и ИТ-компаниям сразу», — считает Матвеев.

Вполне вероятно, к дополнительным идеям по развитию отрасли можно будет вернуться осенью. На это  надеются многие участники рынка. Надежда вполне обоснованная: правительство четко дало понять, что делает ставку на ИТ и есть большие планы по этой части.

Обсудите с коллегами

00:01

Человек дня: Михаил Гаспаров

11.04

Киевские историки заявили, что три русских богатыря были на самом деле украинцами

11.04

СМИ: УЕФА будет пропускать на матчи Евро только вакцинированных от коронавируса

11.04

58% россиян регулярно работают в выходные

11.04

«Конечно, никто не собирается двигаться к войне»: Кремль о ситуации на Донбассе

11.04

«Гораздо еще круче и больше, чем первая»: Собянин анонсировал второй этап реновации в Москве

Россия не избавится от сырьевого проклятья? Россия не избавится от сырьевого проклятья? Как «фейкньюс» влияют на экономику Как «фейкньюс» влияют на экономику
Россия не избавится от сырьевого проклятья?