Анастасия Бонч-Осмоловская — о разнице между «менять», «внести» и «изменениях»

Автор — Анастасия Бонч-Осмоловская, лингвист, руководитель Центра по цифровым гуманитарным исследованиям НИУ ВШЭ.

В голосовании, которое уже началось, нам предлагается ответить на вопрос «Одобряете ли вы изменения в Конституцию?». Замечательно, что одно из этих изменений касается декларации о русском языке как языке государствообразующего народа, однако голосовать мы должны с помощью ответа на аграмматичный для государствообразующего языка вопрос. 

По-русски нельзя сказать «я одобряю изменения в Конституцию», это грамматическая ошибка, и любой проверяющий ЕГЭ снял бы несчастному школьнику за это три балла.

В русском языке предлог «в» управляет двумя падежами: предложным и винительным. Эти падежи четко различаются по значению: предложный означает место действия, винительный — направление действия. Можно «лежать в коробке» (предложный), а можно «положить в коробку» (винительный), можно «плавать в колодце» (предложный), а можно «плевать в колодец» (винительный). 

Глагол «менять», как и слово «изменение», управляет предложным падежом и не управляет винительным падежом, то есть задает место действия, а не направление действия. Иначе говоря, нельзя «менять что-то в дом,  в работу или в личную жизнь», но можно «менять что-то в доме, в работе, в личной жизни».

Есть глагол «внести», который управляет винительным падежом, потому что он выражает значение направления действия. Можно «внести изменения в Конституцию», и важно понимать, что «в Конституцию» здесь зависит именно от слова «внести», а не от слова «изменения».

Таким образом, в вопросе «Одобряете ли вы изменения в Конституцию?» винительный падеж берется неизвестно откуда, он как бы сам по себе, отсылает к чему-то непроизнесенному. «Одобрять» во что-то/куда-то, разумеется, тоже нельзя.

Очень хитрый вопрос: зачем понадобилось на историческом, можно сказать, документе, писать такую безграмотную фразу?  

Дело в том, что одна из важных концептуальных проблем пропаганды этого голосования состоит в единственности/множественности объекта одобрения. У нас де юре — закон об одной поправке, а де факто — 200 поправок. Нельзя напрямую говорить о том, что поправка одна, потому что может возникнуть вопрос — какая же? Но нельзя и прямо в вопросе для голосования говорить, что поправок много, потому что де юре она одна.

Конструкция «изменения в Конституцию» несет в себе идею некоторого недискретного, не знающего противопоставления по числу процесса: одно изменение плавно переходит в другое, и всё это направлено мощным нерасчлененным потоком прямо в Конституцию. Это идея настолько важна для организации всего действия, что можно немного поменять грамматику языка. 

Удивительно, конечно, что для реализации всего этого сценария  потребовалось  нарушить не только основополагающие юридические принципы, но и грамматические нормы русского языка.

Оригинал — Facebook.

Обсудите с коллегами

21:26

СК: Курьерам Delivery Club выплатили 9 млн рублей долгов по зарплате

20:55

В Петербурге зафиксировали 7 тыс. смертей в июне. Это рекорд за 10 лет

20:24

СК предъявил убернатору Хабаровского края Сергею Фургалу обвинение

19:30

Мэр Сеула найден мертвым

19:02

Картина дня. 9 июля

18:43

Шайя ЛаБаф набил себе татуировку во всю грудь ради роли в новом фильме

«Я вообще-то жить хочу»: читатели Полит.ру о том, что не так с поправками в Конституцию «Я вообще-то жить хочу»: читатели Полит.ру о том, что не так с поправками в Конституцию Дискуссия о Конституции, часть вторая: что означают поправки? Дискуссия о Конституции, часть вторая: что означают поправки?
«Я вообще-то жить хочу»: читатели Полит.ру о том, что не так с поправками в Конституцию