У кроликов свои проблемы

Вирус смертельной болезни быстро распространяется среди диких кроликов в юго-западной части Северной Америки, угрожая полностью уничтожить местные популяции, включая редкие виды. На прошлой неделе болезнь достигла Южной Калифорнии. «Перспектива сейчас невероятно мрачная, — говорит териолог Хейли Ланье (Hayley Lanier) из Университета Оклахомы. — Нам остается только наблюдать за распространением волны и беспокоиться о находящихся под угрозой видах на ее пути».

Заразившиеся геморрагической болезнью кроликов животные после окончания инкубационного периода (1–2 или 3–5 суток, в зависимости от штамма вируса) становятся вялыми, у них поднимается температура до 42 °C, учащаются сердцебиение и дыхание. Затем появляются кровавые выделения из носа, рта и половых органов, кровь в моче и кале. Заболевший кролик лежит на боку, у него возникают судороги, затем он впадает в кому и погибает. Всё развитие болезни при острой форме занимает 12–36 часов. При подострой и хронической формах поражается печень кролика, характерны отказ от пищи, снижение веса, аритмия, шумы в сердце, летаргия и неврологические нарушения. Болезнь длится одну или две недели. Причиной смерти в данном случае обычно становится печеночная недостаточность.

Не все кролики, подвергшиеся воздействию вируса, заболевают. Небольшая часть зараженных кроликов переносит заражение без признаков болезни. Бессимптомные носители могут продолжать выделять вирус в течение нескольких месяцев, заражая своих сородичей. Смертность достигает 70–100 %. У выживших кроликов развивается сильный иммунитет к конкретному штамму вируса, которым они были заражены.

Вызывает болезнь РНК-содержащий вирус RHDV из семейства Caliciviridae. Передача происходит при непосредственном контакте с инфицированными животными, тушками, биологическими жидкостями и шерстью. Выжившие кролики могут быть заразными до двух месяцев. Источниками вируса становится и инвентарь: клетки, подстилки, кормушки и вода. Способны переносить вирус кровососущие насекомые. Хищники и падальщики, питающиеся кроликами, тоже становятся передатчиками инфекции, так как вирус сохраняется в их экскрементах. Как и остальные представители семейства Caliciviridae, вирус обладает высокой устойчивостью в окружающей среде и может выживать при замерзании на долгий срок. Например, в зараженном мясе он сохраняется в течение нескольких месяцев. Предполагается, что импорт кроличьего мяса служит основной причиной распространения вируса в новых регионах.

Болезнь впервые была обнаружена в 1984 году в Китае, в провинции Цзянсу. Вспышка произошла в группе ангорских кроликов, которые были импортированы из Германии. Менее чем за год заболевание распространилось на большой территории Китая и привело к гибели 140 миллионов домашних кроликов. Оттуда вирус проник в Южную Корею.

К 1986 году относятся первые случаи геморрагической болезни кроликов в Европе. Предполагается, что вирус был завезен туда из Китая. Сначала болезнь была отмечена в Италии, в 1988 году — в Испании, в 1990 — в Бельгии, Франции и Скандинавии, в 1992 — в Великобритании. В Испании массовая гибель диких кроликов нанесла удар по редким хищным животным — иберийской рыси и испанскому могильнику. Численность кроликов на Пиренейском полуострове снизилась на 60–70 %, рысей — на 65 %, орлов-могильников — на 45 %.

Эпидемию удалось обуздать при помощи вакцины на основе инактивированного вируса и усилия санитарно-эпидемиологического контроля на кролиководческих фермах. Но в 2010 году во Франции появился новый вариант вируса (RHDV2), который в последующие годы распространился по континентальной Европе и проник в Великобританию. RHDV2, в отличие от своего предшественника, заражает не только взрослых, но и молодых кроликов (старше двух недель). Если RHDV был опасен только для диких европейских кроликов и их потомков — кроликов домашних, то вирус RHDV2 в Европе оказался способен заражать сардинского зайца (Lepus capensis mediterraneus), корсиканского зайца (Lepus corsicanus) и беляка (Lepus timidus). Специалист по эволюции вирусов Жуана Абрантеш (Joana Abrantes) из Исследовательского центра по биоразнообразию и генетическим ресурсам говорит, что вирус RHDV2 более склонен к рекомбинации, что объясняет более широкий спектр его хозяев.

В Австралию вирус RHDV был завезен людьми сознательно в 1991 году. В условиях строгого карантинного контроля штамм вируса, полученный от кроликов в Чехии, был доставлен для исследования с целью узнать, можно ли применить его в качестве биологического оружия против австралийских диких кроликов. В 1950-е годы правительство Австралии достигло значительных успехов в борьбе с кроликами при помощи вируса другой болезни — миксоматоза (подробнее об этом можно прочитать в отдельном очерке), за несколько лет снизив их количество в стране в шесть раз. Но с тех пор среди австралийских кроликов распространился иммунитет к миксоматозу, и проблема возникла вновь.

Испытания вируса были начаты на изолированной территории — на острове Варданг в заливе Спенсер, у побережья штата Южная Австралия. Но в 1995 году вирус преодолел изоляцию и проник на континент, не дожидаясь окончания официальных испытаний. В течение двух месяцев от него погибли 10 миллионов кроликов. Впоследствии, в 2017 году, австралийцы завезли еще один штамм вируса, известный как RHDV K5 и полученный из Южной Кореи. Он был выбран потому, что лучше функционирует в районах с прохладным и влажным климатом, где предыдущий вирус был не столь эффективен. На этот раз испытания (продлившиеся десять лет) прошли штатно, и вирус был выпущен в природу осознанно.

Соседняя Новая Зеландия тоже испытывает проблемы с кроликами, тем не менее перспектива завоза в страну нового вируса показалась новозеландцам опасной. В июле 1997 года Министерство здравоохранения, получившее более 800 петиций, согласилось, что вирус RHDV заносить в страну не надо, даже с благородной целью контроля над популяцией кроликов. Однако уже в августе того же года оказалось, что вирус был ввезен на Южный остров незаконно. Власти предприняли попытку ограничить его распространение, но она оказалась безуспешной, так как немало местных фермеров способствовало продвижению вируса дальше в надежде очистить от кроликов свои поля и пастбища. Если бы вирус был индуцирован в более подходящее время, его применение было бы успешнее, но его запустили в популяцию кроликов в сезон размножения, а в возрасте до двух недель крольчата невосприимчивы к болезни. Поэтому молодые кролики смогли выжить и восполнить популяцию. В дальнейшем среди новозеландских кроликов распространилась устойчивость к вирусу, что вынудило правительство расширить применение против них фторацетата натрия («соединение 1080»).

В 2000-х годах отмечалось несколько локальных вспышек геморрагической болезни кроликов в США (вирус RHDV). Каждая из них была результатом отдельной интродукции вируса из Европы или Азии. Диких американских кроликов (род Sylvilagus) и зайцев (Lepus americanus, Lepus californicus, Lepus callotis и другие) вирус RHDV не заражал, что не позволило ему широко распространиться.

Вирус RHDV2 пришел в Северную Америку в 2016 году, когда вспышка болезни случилась на одной из кроличьих ферм в Квебеке. В 2018 году более масштабная эпидемия случилась на западе Канады в округе Дельта и на острове Ванкувер уже среди диких кроликов. Позже в том же году болезнь была подтверждена у домашнего кролика в Огайо. В июле 2019 года был подтвержден первый случай заболевания RHDV2 у домашнего кролика в штате Вашингтон. В 2020 году вспышки болезни были зарегистрированы также в штатах Нью-Йорк, Аризона, Нью-Мексико, Колорадо, Техас, Невада и Калифорния. Одна из первых известных жертв была обнаружена биологом Гэри Рёмером (Gary Roemer) из Университета штата Нью-Мексико во время прогулки с собакой. По его словам, собака «никогда не ловила кроликов, они чертовски быстрые», но тут она явилась с кроликом в зубах. Ученый догадался, что кролик ослаблен болезнью, впоследствии Ремер обнаружил 18 тел погибших кроликов всего на одном квадратном километре.

Заболевают и местные североамериканские виды: кролик Нутталла (Sylvilagus nuttallii), степной кролик (S. audubonii), антилоповый заяц (Lepus alleni) и чернохвостый заяц (Lepus californicus). Экспериментально в условиях лаборатории была доказана возможность заражения еще одного вида — флоридского кролика (Sylvilagus floridanus). Вирус RHDV2, циркулирующий на юго-западе США, генетически отличается от того же вируса, выделенного в Нью-Йорке, Вашингтоне, Огайо и канадской провинции Британская Колумбия.

В Мексике вспышка RHDV у домашних кроликов произошла с 1989 по 1991 год, предположительно после ввоза мяса кроликов из Китая. Строгие карантинные и депопуляционные меры смогли искоренить вирус, и в 1993 году страна была официально объявлена ​​свободной от геморрагической болезни кроликов. Вторая вспышка RHD у домашних кроликов началась в штате Чиуауа в апреле нынешнего года, и с тех пор вирус уже проник в штат Сонора. Какой штамм вызывает болезнь в данном случае, еще предстоит определить. На Кубе в 1993, 1997, 2000–2001 и 2004–2005 годах произошли четыре эпизоотии геморрагической болезни среди домашних кроликов, вызвавшие гибель тысяч животных. Всего же вирусы RHDV или RHDV2 отмечены в сорока с лишним странах на всех континентах, кроме Антарктиды.

Специалисты предупреждают, что уязвимыми к вирусу RHDV2 могут оказаться все североамериканские виды зайцеобразных, включая зайцев, кроликов и пищух. Биологи опасаются, что от болезни пострадают виды, которые и так уже стали редкими или исчезающими. Например, тревогу вызывает изолированная популяция айдахского кролика, или кролика-пигмея (Brachylagus idahoensis), живущая в штате Вашингтон, в бассейне реки Колумбия. Это самый маленький вид кролика в Северной Америке, да и во всем мире (вес 375–500 граммов, длина 23,5–29,5 см). Причем самые маленькие кролики-пигмеи происходят из популяции реки Колумбия. Хотя в целом вид не вызывает опасений, кролики реки Колумбия находятся под угрозой. Популяция катастрофически сокращалась из-за изначально небольшого размера, ведущего к близкородственным скрещиваниям. Последний чистокровный кролик этой группы умер в 2006 году, а чистокровная самка — в 2008 году в зоопарке Орегона. Сейчас живут лишь самки, родившиеся от скрещивания с кроликами-пигмеями из Айдахо. Ученые из Орегонского зоопарка, Университета штата Вашингтон и парка дикой природы Northwest Trek сейчас ведут программу селекции с целью восстановить популяцию, регулярно выпуская потомство в природу. С 2010 года удалось довести численность кроликов в двух парках до достаточно большой величины. Выпущенных кроликов-пигмеев тщательно контролируют для сбора данных о размножении, местах обитания, выживаемости детенышей, смертности и других факторах для улучшения методов реинтродукции и адаптивного управления новообразованной популяцией. Пока еще не отмечено случая заражения вирусом кроликов-пигмеев, но если это случится, многолетние усилия по их восстановлению могут быть сведены на нет всего за год.

Другое место особой тревоги — Мексика. В этой стране находится важный центр биоразнообразия зайцеобразных, там обитает ряд редких видов. Например, сохранившийся только в горах Сьерра-де-ла-Мадера Sylvilagus robustus, или же бесхвостый кролик (Romerolagus diazi), живущий в окрестностях вулканов Попокатепетль и Истаксиуатль, или островной кролик (Sylvilagus graysoni), обитающей на архипелаге Марии у западного побережья Мексики.

«Мы очень обеспокоены, — говорит зоолог Хесус Фернандес (Jesús Fernández) из Автономного университета штата Чиуауа. — Мы считаем, что вирус может представлять серьезную угрозу». Мексиканские ученые рекомендуют местным скотоводам сообщать о всех случаях обнаружения мертвых кроликов со следами кровоизлияний для того, чтобы можно было собрать образцы вируса, а также любые найденные трупы диких кроликов сжигать или закапывать на глубину не менее метра. Зоологи говорят, что скотоводы заинтересованы в защите диких кроликов, ведь если их численность упадет, койоты станут чаще нападать на стада.

От геморрагической болезни кроликов есть вакцины, разработанные в Европе. Но биологи считают, что она не сможет защитить дикие североамериканские виды, так как очень трудно провести вакцинацию. Существующие вакцины нельзя вводить через пищевую приманку, требуется инъекция. «Стресс, вызванный захватом животных и манипуляциями с ними, часто смертелен», — отмечает Жуана Абрантеш. Поэтому в Португалии в 2018 году был начат проект Fight 2 по созданию пероральной вакцины. Изначально она предназначалась для кроликов Португалии и Испании, но, судя по текущей ситуации, будет востребована в Канаде, США и Мексике. Первые результаты проверки на эффективность новой вакцины ожидаются в следующем году. В случае успеха лицензирование может занять еще два-три года.

Обсудите с коллегами

14:00

Конопля на древнем алтаре

12:00

Японское искусство киригами вдохновило создателей нового типа нескользящей подошвы

10:05

Новый прибор сможет дистанционно измерять скорость ветра

03.06

Промикробы: Вкусные и опасные

03.06

Последней едой погибшего 110 миллионов лет назад динозавра оказались папоротники

03.06

РНК опухолевых клеток позволит подобрать индивидуальную терапию

Создана экспериментальная вакцина от африканской чумы свиней Создана экспериментальная вакцина от африканской чумы свиней Зловещий ученый и кролик Дарвина Зловещий ученый и кролик Дарвина
Создана экспериментальная вакцина от африканской чумы свиней