Думай как римский император

Издательство «Бомбора» представляет книгу Дональда Робертсона «Думай как римский император. Стоическая философия Марка Аврелия для преодоления жизненных невзгод и обретения душевного равновесия».

Если относиться к неприятностям как Марк Аврелий, можно вынести любые трудности. Великий римский император немало страдал в жизни, но все невзгоды воспринимал стоически: с благодарностью принимал каждое из испытаний и сохранял душевную гармонию. Когнитивный психотерапевт Дональд Робертсон рассказывает, как при помощи стоических техник преодоления можно решить проблемы XXI века — и стать более стрессоустойчивыми, нравственно целостными и счастливыми.

Предлагаем прочитать фрагмент книги.

 

Помимо стоиков, Марк также черпал вдохновение для преодоления боли и болезней из другого, еще более удивительного источника — соперничающей философской школы Эпикура. Эпикурейцы считали, что главная цель в жизни — погоня за наслаждениями (hedone). Правда, как известно, их определение наслаждений было довольно парадоксальным, а именно, они заключались главным образом в свободе от боли и страданий (ataraxia). Поэтому для них было крайне важным устранить страдания, вызванные болью и болезнями.

Марк цитирует письмо, предположительно написанное Эпикуром около пятисот лет назад. Из другого источника мы узнаем, что Эпикур мучился от камней в почках и дизентерии, которые в итоге привели к смерти:

Во время болезни меня не занимали телесные страдания, и с посещавшими меня я не беседовал о подобных вещах. Я продолжал свои начатые ранее научные работы, интересуясь главным образом тем, как мысль, несмотря на свою причастность к подобным движениям в теле, сохраняет тем не менее свой внутренний мир, преследуя свойственное ей благо. И врачам я не дал повода возгордиться, точно они не весть что для меня делают, но жизнь моя протекала счастливо и хорошо[1].

Должно быть, Марка поразил контраст между этим письмом и перепиской, которую он вел ранее с Фронтоном. Как многие из нас, Марк одно время тоже был не чужд разговоров подобного рода и любил пожаловаться на страдания тела, против чего предостерегал Эпикур. И хотя у него было слабое здоровье, Эпикур не жаловался на свои симптомы и не пускался в подробное описание недугов. На самом деле он видел в своей болезни возможность порассуждать с бесстрастным видом о том, как можно занять ум и получать при этом моральное удовлетворение, невзирая на ужасную боль, от которой страдает тело. Он просто продолжал заниматься любимым делом: рассуждать о философии со своими друзьями.

Марк цитирует это письмо и затем наказывает себе всегда следовать примеру Эпикура: не отклоняться от своей единственной цели — обретения мудрости даже перед лицом болезни, боли и прочих невзгод. По его словам, это убеждение справедливо не только для эпикурейства и стоицизма, но и для прочих философских школ. Прежде всего, мы должны заботиться о том, как мы используем свой ум в настоящий момент, и думать об этом постоянно.

В «Размышлениях» Марк не раз возвращается к учениям Эпикура, касающимся боли и болезни. В частности, он приводит одну из известных максим Эпикура, или принципиальных доктрин, которая содержит совет, как справляться с болью. По мнению Эпикура, мы должны напоминать себе, что любая боль переносима, потому что она либо острая, либо хроническая, но никогда не бывает одновременно и той, и другой. Священник и богослов Тертуллиан очень метко и лаконично выразил ту же идею Эпикура: «Малую боль можно вынести, а сильная боль не длится долго». Поэтому вы можете научиться справляться с болью, внушая себе, что, если боль сильная, она не будет длиться долго, или что бывает и хуже, и вы в состоянии это выдержать, если боль хроническая. Правда, люди часто возражают против этого утверждения, настаивая на том, что их боль одновременно жестокая и хроническая. Однако ранее в «Размышлениях» Марк перефразировал ту же цитату Эпикура следующим образом: «О страдании: если оно невыносимо, то смерть не преминет скоро положить ему конец, если же оно длительно, то его можно стерпеть».

Смысл в том, что если хроническую боль невозможно вытерпеть, она неминуемо нас убьет, поэтому, если вы всё еще живы, значит, в состоянии вытерпеть более сильную боль. И хотя многие люди не согласятся с этим, слушатели моих онлайн-курсов, страдающие многие годы от хронических болей, заявляли, что эта максима Эпикура очень им помогла, как и многим людям в прошлые века. Мы должны практиковать такой взгляд на вещи, подобно тому как мы учимся преодолевать нездоровые привычки и пристрастия.

Почему же люди в античном мире находили эту стратегию такой полезной в преодолении страданий? В сложных жизненных ситуациях люди склонны впадать в панику, твердо уверовав, что они не в силах справиться с трудностями, которые растут как снежный ком: «Я больше этого не вынесу!» Это одна из форм катастрофизации: когда вы сосредоточиваете свое внимание на наихудшем сценарии и поддаетесь панике. Эпикур же, напротив, советовал сосредоточиться на границах своей боли в плане ее силы и продолжительности, тогда вы разовьете внутреннюю установку на то, что сможете справиться, и не будете переполнены негативными эмоциями и беспокойством по поводу своего состояния.

Марк также считал, что полезно мысленно локализовать свою боль в определенном органе, чтобы не поддаться чувству, что ваша боль вселенского масштаба. Боль имеет свойство занимать весь ум и заставлять вас придавать ей чересчур большое значение. Однако люди, которые умеют справляться с болью, как правило, смотрят на нее объективно, как на что-то, имеющее природные границы, что облегчает им задачу поиска путей ее преодоления. В «Размышлениях» Марк перефразирует это высказывание Эпикура в стоической манере: «Это страдание не нестерпимо и не вечно, если только ты будешь помнить о его границах и не будешь ничего примышлять от себя»[2]. Вообще, стоики с готовностью впитывали в себя и перерабатывали учение Эпикура и другие философские учения, но они корректировали их так, чтобы те были совместимы с их ключевыми доктринами. Марк имел в виду, что мы можем перенести боль, если помним о том, насколько наши переживания зависят от нашего отношения к ней. Нас расстраивают не страдания и болезни, как бы сказали стоики, а наши суждения о них. Это одно из главных средств терапевтического инструментария стоиков для преодоления боли.

Марк также отмечал, что таким же способом можно справляться с любым другим физическим дискомфортом. Преодоление боли он сравнивает с трудностью приема пищи и слабостью, от которых, как известно, он страдал. Император также упоминает невыносимую жару, и на ум сразу приходит убеждение киников о необходимости учиться терпеть жару и холод. Испытывая дискомфорт подобного рода, Марк просто говорит себе: «Я не превозмог страдания». А затем применяет описанные техники преодоления боли, будь то снежная буря, застигшая их на Дунае, или страшная усталость после долгого переезда верхом из военной базы Аквилии в Северной Италии в легионерскую крепость Карнунта. Боль, дискомфорт, усталость — это всего лишь неприятные ощущения.

И он был прав. Техники преодоления боли, даже самой жестокой, могут с тем же успехом применяться для преодоления других неприятных ощущений. Например, их можно применять во время обычных занятий физкультурой, таких как бег или йога. Мы можем научиться терпеть не вредящие здоровью чувство усталости и дискомфорт при выполнении разных видов деятельности. Принимая холодный душ, мы также практикуем эти техники. Если мы хорошенько усвоим эти стратегии, то сможем призывать их на помощь для преодоления боли и серьезных травм, даже если они застигнут нас врасплох. Иными словами, если мы каждый день будем переносить какой-нибудь незначительный дискомфорт, это поможет нам выработать длительную психологическую устойчивость. Можно назвать это своего рода прививкой от стресса: вы тренируете устойчивость перед более серьезными проблемами, добровольно и регулярно подвергая себя похожим испытаниям, но в небольших дозах и в более мягкой форме.

На протяжении всей жизни Марк видел, как окружающих его людей настигали болезни и смерть в разных обличьях. Он также усвоил определенные стратегии и техники преодоления у своих учителей-стоиков. И правда, в «Размышлениях» Марк описывает несколько разных стоических техник преодоления страданий и болезней. Главное, что отличало людей, которые блестяще справлялись с этой задачей, было умение дистанцироваться или отделять свои мысли от телесных ощущений. Мы уже рассказывали о технике стоиков, которая называлась «когнитивное дистанцирование». Чтобы научиться не впадать в оценочные суждения, когда испытываешь неприятные чувства, необходимо смотреть на них как на нравственную категорию безразличного, то есть считать их не хорошими и не плохими, а абсолютно безвредными. Это, конечно, требует практики и понимания основной идеи.

И Марк нашел способ концептуализировать эту мощную технику с помощью учений стоика Эпиктета. Одна из наиболее известных историй о стоическом преодолении произошла именно с ним. Он был рабом, которого выкупил Эпафродит, секретарь императора Нерона. По словам отца церкви Оригена, Эпафродит как-то в гневе набросился на Эпиктета и безжалостно выкрутил ему ногу. Эпиктет даже не отреагировал и сохранял спокойствие. Он просто предупредил своего хозяина, что кость вот-вот треснет. Эпафродит продолжал выкручивать ногу, и кость действительно хрустнула. Вместо того чтобы начать жаловаться, Эпиктет спокойно произнес: «Ну я же говорил, что она сломается».

Эпиктет ссылается на хромоту в своих «Беседах», но не упоминает причину. Он скорее использует свой недуг в качестве примера того, как нужно справляться с болезнью. Болезнь является помехой для нашего тела, говорит он своим ученикам, но не для нашей свободы воли, если только мы сами не позволим ей это сделать. Хромота, говорит он, сковывает движение ноги, но не ума. По поводу своей покалеченной ноги Эпиктет беспокоился не больше, чем по поводу своей неспособности отрастить крылья и летать — он просто принимал это обстоятельство среди прочих, которые были вне его власти. В своей хромоте он видел возможность обрести мудрость и силу характера. Позднее Эпиктет получил свободу и начал учить философии. Вполне возможно, что его хозяин раскаивался в своем поступке. В любом случае эта история наглядно иллюстрирует знаменитое безразличие стоиков к физической боли. Если это правда, Марк должен был слышать эту историю.



[1] Цитата в переводе В. В. Петуховой и В. О. Горенштейна.

[2] Цитата в переводе С. М. Роговина.

Обсудите с коллегами

30.07

Индустрия джаза в Америке. XXI век

PRO SCIENCE
30.07

Как избавиться от жира через кожу

PRO SCIENCE
30.07

Выявлен ген, с помощью которого возбудитель туберкулеза снижает иммунитет человека

PRO SCIENCE
30.07

Итальянские астрономы открыли новое звездное скопление

PRO SCIENCE
29.07

Маятник сна

PRO SCIENCE
29.07

Неандертальцы изготавливали листовидные наконечники копий 65 тысяч лет назад

PRO SCIENCE
Эпидемия безбрачия среди русских крестьянок