Свидетельство о «Ночи печали»

Новый анализ золотого слитка, найденного в Мехико почти сорок лет назад, показывает, что он может быть связан со знаменитым эпизодом из истории испанского завоевания Америки, известным как «Ночь печали».

Конкистадор Эрнан Кортес вошел в историю как покоритель державы ацтеков, захвативший ее столицу — город Теночтитлан. Но далеко не все знают, что был момент, когда Кортесу и его отряду пришлось с потерями отступать из Теночтитлана, бросая захваченное золото.

Хотя начиналось всё успешно. Испанцы расположились в одном из дворцов и чувствовали себя хозяевами в городе. Они получили большое количество золота в качестве даров и рассчитывали получить еще больше. Правитель Теночтитлана Монтесума и другие знатные ацтеки были заложниками в их руках. Но Кортесу угрожала опасность со стороны других испанцев. Губернатор Кубы Диего Веласкес, с которым незадолго до этого у Кортеса разладились отношения, послал на континент отряд конкистадора Панфило де Нарваэса. Тот должен был схватить Кортеса как мятежника.

Кортесу с большей частью своих сил пришлось покинуть Теночтитлан, чтобы разгромить нового противника. Контролировать столицу остался отряд под командованием ближайшего помощника Кортеса — Педро де Альварадо. Когда победа над де Нарваэсом была одержана, пришло тревожное известие от Альварадо: жители Теночтитлана восстали.  

Позже в письме Карлу V Эрнан Кортес так рассказывал об этом: «Мой посланец вернулся оттуда [из Теночтитлана] через двенадцать дней и принес мне письма от алькальда [Педро де Альварадо], оставленного там, в которых он мне сообщал, что индейцы атаковали крепость со всех сторон, подожгли ее во многих местах и сделали подкопы, и что испанцы там находятся в большой опасности и были бы уже все перебиты, если бы упомянутый Мотекусома не приказал прекратить сражение; и еще что они все равно окружены, поскольку хотя индейцы не атакуют, но и никто из них и на два шага не отошел от крепости. И что за время этой осады они израсходовали большую часть продовольствия, оставленного мной, и что были сожжены те четыре бригантины, которые я там построил, и что они находятся в крайне тяжелом положении, и просят, ради любви к Богу, быстрей, как только можно, оказать им помощь».

Почти одновременно прибыли послы от ацтеков с жалобой на Альварадо. Они рассказали, что восстание в городе вызвано тем, что Альварадо во время ежегодного религиозного праздника богов Уицилопочтли и Тескатлипоки, проходившего на главной храмовой площади Теночтитлана, отдал испанцам приказ убивать ацтеков. Бартоломе де Лас Касас сообщает, что убиты были две тысячи человек. Сам Альварадо оправдывал свой приказ тем, что индейцы якобы сами собирались напасть на конкистадоров, перебить их и освободить Монтесуму, поэтому он должен был действовать на опережение. Но современники говорили, что Альварадо сделал это, чтобы захватить как можно больше золота и других ценностей. Впрочем, Кортес удовлетворился объяснением Альварадо.

 

Резня на храмовой площади Теночтитлана. Рисунок из рукописи Диего Дурана «История индейцев Новой Испании» (между 1521 и 1530)

Кортес поспешил назад. Ацтеки позволили его отряду пройти в дворцовый комплекс Ашаякатля в центре города, где находились Альварадо и его люди, но осады не сняли. Силы Кортеса в этот момент составляли 1300 пехотинцев, 96 конников, 80 арбалетчиков, 80 аркебузиров, вместе с испанцами также было две тысячи индейских союзников из государства Тлашкала, враждебного Теночтитлану.

Несколько дней шли бои. Осажденные конкистадоры совершали вылазки, ацтеки пытались взять штурмом дворцовый комплекс. Берналь Диас дель Кастильо, автор «Правдивой истории завоевания Новой Испании» и непосредственный участник событий, рассказывает: «Как ни неистовствовали наши пушки и аркебузы и как ни разили стрелы наших арбалетов, наши копья и мечи, враги всё напирали, как бы сами напарываясь на наше оружие, ряды их всё вновь смыкались, и враг не поддавался ни на шаг. <…> Враги же вели себя как бесноватые: не только бились оружием, но и исступленно выкрикивали бранные и обидные слова. Они одновременно штурмовали с разных сторон, причем кое-где удались поджоги, и мы, ослепленные огнем и задыхающиеся от дыма, еле-еле успевали тушить, в то время как враги заваливали ворота и выходы, чтобы заставить нас сгореть живьем» [перевод здесь и далее Д. Н. Егорова и А. Р. Захарьяна].

Кортес заставил Монтесуму выйти на плоскую крышу и обратиться к ацтекам, чтобы убедить заключить перемирие. Но к тому моменту ацтеки уже выбрали нового правителя, а Монтесума утратил у них авторитет, так что эта попытка ничем хорошим не кончилась. В Монтесуму полетели камни, он был ранен и спустя три дня умер. Кортес писал, что причиной смерти стали ранения камнями, но другие источники сообщают, что конкистадоры сами убили Монтесуму, так как он стал для них бесполезен.

 

Смерть Монтесумы на картине неизвестного художника, вторая половина XVII века

Положение испанцев было безнадежным. «Мы видели, что каждый день наши силы уменьшаются, а мешиков увеличиваются, — пишет Берналь Диас дель Кастильо. — Мы видели, что многие из нас уже мертвы и все много раз ранены, и хотя мы сражались как доблестные мужи, не могли ни прогнать, ни заставить отступить их многочисленные отряды, воевавшие с нами днем и ночью, — запасы пороха таяли, и съестных припасов и, главное, воды почти не было совсем, и великий Мотекусома умер, и перемирие, нами предлагаемое, отвергалось с издевкой; и мы видели нашу смерть, со всех сторон окруженные восставшими. И было решено Кортесом и всеми нашими капитанами и солдатами, что ночью мы должны уйти окончательно».

Для бегства из Теночтитлана была выбрана ночь с 30 июня на 1 июля (по новому стилю — с 10 на 11 июля) 1520 года. Чтобы легче было перевозить захваченное золото, Кортес приказал переплавить всю добычу в слитки. Золото (прежде всего королевскую долю добычи, составлявшую одну пятую часть) погрузили на восемь лошадей и на носильщиков-тлашкальцев, после чего Кортес позволил своим людям взять из оставшегося, сколько каждый захочет.

Но покинуть город даже под покровом ночи было непростой задачей. Теночтитлан располагался посреди большого озера Тескоко на острове, прорезанном каналами и соединенном с берегами несколькими дамбами. Ацтеки уже разрушили мосты, чтобы затруднить передвижения конкистадоров.

 

План Теночтитлана на гравюре в латинском переводе «Реляций» Кортеса, изданном в Нюрнберге в 1524 году

Испанцы сколотили из бревен и досок переносной мост, который несли 400 индейцев-тлашкальцев и 150 солдат. Копыта лошадей были обмотаны тряпками, чтобы не производить шума. Наступила ночь, и отряд двинулся по дамбе, ведущей к западному берегу озера. Испанцам надо было преодолеть с помощью своего переносного моста четыре канала, трижды всё прошло благополучно, но во время переправы через последний канал протрубил боевой сигнал и на конкистадоров напали ацтеки.

Драматическую картину ночного боя на дамбе рисует Берналь Диас дель Кастильо:

«В одно мгновение всё озеро покрылось лодками, а позади нас столпилось такое множество отрядов врагов, что наш арьергард как бы завяз, и мы не могли продвигаться дальше. А тут случилось еще, что два наших коня поскользнулись на мокрых бревнах, упали в воду и при общей суматохе мост перевернулся, это видели я и другие, вместе с Кортесом успевшие спастись, перейдя на другую сторону. Множество мешиков, точно облепив мост, захватили его, и как мы их ни поражали, нам так и не удалось им вновь завладеть. Между тем задние всё напирали, и скоро в панике образовалась в этом промежутке [в дамбе] с водой великая куча людей, лошадей и поклажи. Всякий, кто не умел плавать, неминуемо погибал, и такая участь постигла большинство наших [воинов]-индейцев, индеанок и индейцев-носильщиков, нагруженных пушками. Немало было переловлено также из лодок, немедленно связано и отвезено для жертвоприношений. Со всех сторон слышались крики: "Помогите, я тону!" или "Помогите, меня хватают! Меня убивают!" Кортес, капитаны и солдаты, которые перешли за авангардом, в карьер неслись по дороге [на дамбе] вперед, стараясь выбраться как можно скорее на сушу и спасти свои жизни; также вышли и спаслись сверх ожидания лошади и тлашкальцы, нагруженные золотом. Впрочем, даже конница и та не могла ничего сделать: всюду они встречали то палисады, то обстрел с домов, то грозную щетину наших же копий, подобранных и пущенных в ход неприятелем, который сумел насадить на древки и наши мечи. Не пригодились нам ни аркебузы, ни арбалеты, ибо они отсырели в воде, да и темнота не допускала прицела. Согласованных действий не могло быть, и если мы не разбрелись окончательно, то лишь потому, что все одинаково рьяно неслись к одной цели, имея в своем распоряжении одну-единственную лишь дорогу. И всё же мы продвигались!»

Арьергард конкистадоров, которым командовал Педро де Альварадо, погиб почти полностью. Уцелели лишь сам Альварадо, четверо солдат и восемь тлашкальцев. Они говорили, что сумели преодолеть роковой канал, перейдя по запрудившим его телам погибших людей и лошадей. Альварадо же, якобы чтобы избежать плена, перепрыгнул канал, использовав копье в качестве опоры. Впрочем, Диас дель Кастильо говорит об этом с сомнением: «Было это или нет — я не знаю, да и не до того было нам тогда, знаю лишь, что потом, когда мы брали Мешико, мне неоднократно пришлось биться подле этого моста, который и сейчас называется Salto de Alvarado [«Прыжок Альварадо»], и могу уверить, что через канал там немыслимо перемахнуть при помощи копья».

«Ночь печали» на картине неизвестного художника, вторая половина XVII века

Когда Кортес, добравшись до спасительного берега, узнал о масштабах потерь, он заплакал. По сообщениям разных источников, в «Ночь печали» погибло от 1000 до 1200 испанцев и не менее 2000 тлашкальцев. Хотя в реляциях, отправленных Карлу V, Кортес говорит, что погибло всего 150 испанцев. Потеряны были почти все лошади и все пушки. Кортес написал Карлу и о том, что во время ночного боя испанцы утратили и всё золото, в том числе «королевскую пятину» (хотя, как мы читали выше, Диас дель Кастильо сообщает, что золото удалось переправить).

 

Памятник испанцам, погибшим в «Ночь печали», у церкви Сан-Иполито в Мехико

Впереди предстояло трудное отступление. Отряд Кортеса обогнул озеро с севера и двигался на восток, преследуемый ацтеками. Испанцы страдали от голода и должны были покупать у местных жителей еду, расплачиваясь захваченным в столице золотом. Историк Антонио де Эррере-и-Тордесильяс (1549–1626) в книге «Всеобщая история деяний кастильцев на Островах и Материке Моря Океана, называемых Западными Индиями» цитирует надпись, вырезанную на коре дерева одним из участников похода: «Здесь прошел Хуан Иусте и его несчастные товарищи, которые так страдали от голода, что сочли возможным отдать золотой слиток стоимостью в 800 дукатов за несколько маисовых лепешек».

Но неделю спустя после «Ночи печали» удача вновь вернулась к Кортесу. В сражении при Отумбе ему удалось разбить значительно превосходящие силы ацтеков. А летом следующего года он после месяца отчаянных боев и осады захватит Теночтитлан. Правителя Куатлемока и нескольких его приближенных Кортес подверг пыткам, чтобы узнать, куда делось золото, пропавшее в «Ночь печали», но так и не добился ответа.

Золотой слиток, с которого начался наш рассказ, был найден в 1981 году во время строительных работ на проспекте Идальго в Мехико на глубине около пяти метров под землей. Находка была сделана там, где когда-то проходил канал, через который прорывались конкистадоры в «Ночь печали».

 

Золотой слиток с проспекта Идальго

Размеры слитка (вес — около двух килограммов, длина — 26,2 см, ширина — 5,4 см и толщина — 1,4 см) соответствуют параметрам слитков, которые изготовляли конкистадоры из золота Монтесумы («Вся масса целиком была перелита в золотые широкие бруски, величиной в три пальца», — писал Диас дель Кастильо). Нынешнее исследование позволило найти дополнительный аргумент, связывающий слиток с «Ночью печали». При помощи рентгенофлуоресцентного анализа ученые определили точный элементный состав сплава и пришли к выводу, что слиток был изготовлен в 1519–1520 годах.

Обсудите с коллегами

22.01

Внеземные формы жизни могли проникнуть на Землю, оставаясь незамеченными

22.01

Для стимулирования разработки антибиотиков предлагается «модель Netflix»

22.01

Ученые исследовали связь травматизма с экономическим развитием стран. Россия оказалась исключением из общих тенденций

22.01

Промикробы: Сколько вешать в граммах?

22.01

У жившего 251 миллион лет назад земноводного нашли опухоль

21.01

В Польше нашли погребения воинов-викингов XI века

Подводные археологи нашли якоря с кораблей Эрнана Кортеса Подводные археологи нашли якоря с кораблей Эрнана Кортеса Ацтеки и миштеки добывали бирюзу из местных источников Ацтеки и миштеки добывали бирюзу из местных источников
Подводные археологи нашли якоря с кораблей Эрнана Кортеса