Правки в пользу бизнеса

Президент Владимир Путин предложил вывести бизнес из-под уголовной ответственности по уголовной статье о преступных сообществах и декриминализовать статью о возврате валютной выручки. Соответствующие законопроекты поданы в Госдуму.

 Выступая в начале года с посланием  Федеральному собранию, президент, подчеркивая, насколько важно предпринимательство в данный момент для развития страны, заявил, что добросовестный бизнес не должен «постоянно ходить под статьей», то есть чувствовать риск уголовного или административного наказания.

«С 1 января 2021 года прекратим действие всех существующих в настоящее время нормативных актов в сфере контроля, надзора, ведомственных писем и инструкций. За оставшиеся 2 года предлагаю обновить нормативную базу, остальные сдать в архив», — заявил президент. «Нужно провести этот анализ за два года, не бояться, сделать эту работу. И действительно обновить, и оставить только то, что действительно нужно для организации работы», — подчеркнул президент. Он анонсировал создание до конца года пилотной версии цифровой платформы, с помощью которой предприниматели смогут опубликовать данные о давлении на бизнес, которая может стать подспорьем и для руководства правоохранительных органов.

В. Путин на встрече с руководством палат Федерального Собрания / kremlin.ru

Сегодня  предложенный Путиным пакет поправок в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодекс, которые, в частности не допускают приравнивание руководителей или создателей юридических лиц к лидерам преступных сообществ, опубликовали на сайте Госдумы. Реформируется, в частности, 210-я статья, наиболее критикуемая в предпринимательском и юридическом сообществе все последние годы. Максимальная санкция по этой статье составляет до 20 лет лишения свободы.

Поправки призваны изменить судебно-следственную практику, связанную с избранием меры пресечения для предпринимателей. В случае принятия законопроекта учредители, руководители и работники юридического лица, руководители и сотрудники его структурного подразделения не подлежат уголовной ответственности по этой статье только в силу организационно-штатной структуры этого юридического лица, его структурного подразделения и совершения какого-либо преступления в связи с осуществлением ими предпринимательской или иной экономической деятельности. Исключение составляет случай, когда юридическое лицо, его структурное подразделение были заведомо созданы для совершения одного или нескольких тяжких или особо тяжких преступлений.

Кроме того, вносятся изменения в так называемые налоговые статьи УК РФ: 198–199.1, 199.3 и 199.4. Поправки касаются определения крупного и особо крупного размера неуплаченных (неисчисленных, неудержанных, неперечисленных) налогов, иных обязательных платежей. В частности, предлагается отказаться от исчисления недоимки в пределах трех финансовых лет подряд. И установить минимальные пороговые значения указанных платежей в виде твердых денежных сумм, исключив возможность их исчисления в относительных величинах (долях в процентах).

Налоговая служба / mskagency.ru

Законопроект также предусматривает декриминализацию наказания за нарушение сроков репатриации валютной выручки, если у предпринимателя не было до этого административных штрафов за аналогичные нарушения, и устанавливает параметры невозврата валютной выручки. Сейчас эти деяния признаются совершенными в крупном размере, если сумма долга превышает 9 млн рублей, а в особо крупном размере – 45 млн рублей. Законопроект повышает эти значения до 100 млн и 150 млн рублей соответственно. Российские экспортеры нередко «сталкиваются с происходящими не по их вине задержками при возврате (получении) валютной выручки», сказано в пояснительной записке. Часто это касается компаний, оказавшихся в иностранных санкционных списках.

17 декабря зампредседателя Верховного суда Владимир Давыдов допустил, что в Уголовный кодекс могут внести поправки, ограничивающие применение 210-й статьи к предпринимателям. Минфин в ноябре предложил отменить статьи 193 и 193.1 УК. Обвинения по 193-й статье Уголовного кодекса и ее частям предъявлены, в частности, гендиректору «Рольфа» Сергею Петрову  (ст. 193.1 УК) и совладельцу компании «Усть-Луга» Валерию Израйлиту. По 210-й статье проходят в том числе экс-министр по делам «Открытого правительства» Михаил Абызов и братья-бизнесмены Магомед и Зиявудин Магомедовы.

В день публикации предложений президента, основатель фонда Baring Vostok Майкл Калви выразил надежду, что в будущем году он и другие фигуранты уголовного дела Baring Vostok выйдут на свободу, а инвестиционный климат в России улучшится. «Я также надеюсь, что внимание, которое привлекло наше дело, и широкая поддержка, полученная от российского бизнес-сообщества, приведут к реформам, которые ограничат повторение таких событий в будущем, и к укреплению инвестиционного климата в России», — передал его слова адвокат Дмитрий Клеточкин. Сам инвестор сейчас находится под домашним арестом. 

Майкл Калви в Басманном суде  / АГН "Москва" / фото: Иванко Игорь

По тому же уголовному делу, которому предшествовал корпоративный конфликт, проходят топ-менеджеры фонда Baring Vostok Филипп Дельпаль (находится под домашним арестом), Иван Зюзин и Ваган Абгарян (находятся в СИЗО), бывший гендиректор банка «Восточный» Алексей Кордичев и экс-директор банка по инвестициям Александр Цакунов (оба под домашним арестом), экс-гендиректор ПКБ Максим Владимиров (также в СИЗО). Накануне в Baring Vostok заявили о том, что расследование закончилось «ничем».

Обсудите с коллегами

18:51

ФСБ: дело Сафронова не связано с его журналистской деятельностью

18:30

Лекция – Реконструкция права. Как восстановить то, чего не было

18:00

Лев Толстой очень любил детей… Псевдо-Хармс

17:27

Суд отменил приговор Кокорину и Мамаеву

17:00

О, музыка! 27 июля — 2 августа

16:54

ФБК: семья Дегтярева купила квартиру во время строительства дома в Подмосковье. Он заявлял, что им пришлось продать все имущество

Это Россия Это Россия Бегство как самоуничтожение Бегство как самоуничтожение
Это Россия