Наутро. 5 мая

 

 

В среду «Известия» сообщили об инициативе, с которой выступили члены Совета Федерации. Сенаторы Алексей Александров и Вадим Тюльпанов, а также представитель палаты молодых законодателей Сергей Маликов готовят законопроект, который обяжет депутатов представительных органов власти на местах проходить двухгодичные курсы  по праву и муниципальному управлению. По информации издания, авторы документа допускают, что такие курсы могут быть приравнены к дополнительному высшему образованию.

По замыслу авторов, такое дополнительное обучение депутатов поспособствует более глубокому пониманию вопросов, которые выносятся на голосование, к тому же это поможет избежать ошибок и принятия незаконных решений, повысит ответственность депутатов.

Сообщается, что для этого необходимо внести поправки в федеральные законы «Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ» и «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ». Предполагается, что будет создана рабочая группа, а после определения концепции образовательной программы пилотный проект планируется запустить в нескольких российских регионах.

Один из авторов, Алексей Александров, объяснил это предложение тем, что законотворческая деятельность на любом уровне неразрывно связана с необходимостью понимать юридический язык. «Это неотъемлемая часть профессии, где от каждой запятой зависит очень многое. И, конечно, необходимо, чтобы абсолютно все депутаты имели хотя бы базовые правовые знания — это важно для совершенствования деятельности представительных органов власти на всех уровнях», уверен он.

Проректор РАНХиГС Андрей Марголин в беседе с «Полит.ру» обратил внимание на неточность формулировки «дополнительное высшее образование»: «Это разные виды образования и отличаются они тем, что в высшем образовании вы получаете диплом государственного образца, а в дополнительном образовании выдается документ установленного образца того вуза, который реализует образовательную программу, и это негосударственный документ. Соответственно, нужно более четко определить, о какой конкретно программе идет речь», — считает он.

«Видимо, главное заключается в существенном развитии компетенций, необходимых законодателю, и прежде всего, в повышении уровня его правовой подготовки. Судя по предварительной информации, будет разработана двухгодичная программа повышения квалификации. Тогда это либо программа переподготовки, либо более сложная программа Master of Public Administration. Такие программы, кстати, с большим успехом реализуются в Президентской академии. В любом случае надо понять, сколько это будет стоить и заложить соответствующий бюджет. Это очень серьезная вещь», — рассуждает Андрей Марголин. 

По его словам, будет необходимо провести большую работу и посчитать: сколько депутатов необходимо обучить по всей стране, сколько это примерно будет стоить, и кто сможет это реализовать. При этом есть и подводные камни: «Условно говоря, если мы сейчас объявим конкурс, что нужно обучить группу депутатов из 25 человек по двухгодичному курсу, то на этот конкурс могут выйти никому неизвестные учебные заведения или даже небольшие учебные центры с предложением о реализации программы по низкой, а по сути - демпинговой, цене. Если такая структура конкурс выиграет, то в итоге бюджетные деньги будут потрачены впустую и никакого результата мы не получим. В моем понимании, такие программы дополнительного образования нужно включать в государственные задания наиболее авторитетным вузам, которые специализируются по тем или иным ключевым направлениям подготовки законодателей», — считает эксперт президентской академии.

Сам Андрей Марголин видит необходимость серьезного предварительного обсуждения содержания таких программ: «Например, для того, чтобы депутаты со знанием дела рассматривали самые разные законы и не допускали ошибок, которые они иногда допускают, они должны хорошо владеть процедурой оценки регулирующего воздействия. Такой закон есть, и он требует, чтобы каждый законопроект, нормативно-правовой акт проходил процедуру оценки регулирующего воздействия, когда анализируется, какие результаты будут достигнуты в случае его практического применения и какие могут возникнуть негативные последствия. 

К сожалению, когда у нас анализируются разные законопроекты, вместо того, чтобы проводить достаточно сложную процедуру оценки регулирующего воздействия, пишут, что внедрение такого закона не потребует дополнительных бюджетных затрат. В большинстве случаев это не соответствует действительности, и оценка регулирующего воздействия обязательно должна проводиться, причем неформально. И если этому будут депутатов учить, то от этого ничего кроме пользы не будет», — уверен эксперт.

Отвечая на вопрос о том, почему именно сейчас возникло такое предложение, Андрей Марголин предположил, что это связано с пониманием того, что уровень людей, отвечающих за принятие законов, должен быть выше. «Невозможно, просто прочитав средства массовой информации и посмотрев телевизор, быть квалифицированным законодателем, нужно иметь профессиональные знания. Даже для тех депутатов, которые уже имеют опыт законодательной работы, повышение квалификации будет очень полезным. А для тех будущих депутатов, которые попадут в депутатский корпус и на федеральном, и на местном уровнях в результате выборов подобное повышение квалификации можно рассматривать как обязательное. Рассматриваемое предложение кажется весьма своевременным и отражает понятную логику заботы о качестве законодательной работы», — заключил проректор президентской академии Андрей Марголин.

Директор Института общественных наук РАНХиГС Сергей Зуев считает, что любой закон можно трактовать как угодно, и в этом случае вопрос в формате его правоприменения. «В настоящее время получается так, что государственные служащие должны проходить профессиональную переподготовку и повышение квалификации, но очень часто это превращается не в обучение, а в охоту за бумажкой о том, что соответствующая подготовка проведена. И у меня такое ощущение, что с высокой степенью вероятности все закончится тем же самым», — полагает Зуев.

«Относительно небольшое число центров в России могут проводить эту переподготовку или повышение квалификации качественно. А у нас, как известно, более десяти тысяч разного рода муниципальных образований, можно помножить это на среднее число служащих, и получатся совершенно колоссальные цифры. Наша образовательная инфраструктура не в силах переварить такое количество людей, с точки зрения качества, а не с точки зрения их формального присутствия на учебных местах. Поэтому мне кажется, что без каких-то дополнительных условий этот закон превратится в очередную не очень эффективную трату бюджетных ресурсов», — размышляет Сергей Зуев.

«Сейчас существуют законы, согласно которым требуется профессиональная переподготовка для многих категорий служащих, но в довольно небольшом количестве мест это выполняется действительно на качественном уровне», — заключил эксперт Института общественных наук РАНХиГС. 

Обсудите с коллегами

17:37

Власти Палестины заявили о более 200 жертвах израильских авианалетов, ранения получили 5,5 тыс. палестинцев

16:27

Коби Брайант посмертно включен в Зал славы баскетбола

15:26

Полиция задержала 17 человек на акции против закона о просветительской деятельности в Москве. Один из задержанных — провокатор в костюме Чебурашки

15:08

Только каждый пятый россиянин готов привиться от коронавируса ради заграничных поездок

14:42

«Мне кажется этот вопрос абсурдным»: глава Минздрава о третьей волне коронавируса в России

14:01

«Они рукастые — могут и дом срубить, и баню срубить»: Минобороны привлекло живущих в тайге старообрядцев к подготовке спецназа

Заголовки утра. 5 мая