Петербург теряет телевидение

Петербургское телевидение перестает быть петербургским. Глобальные преобразования, которые происходят там сейчас, приведут, по всей видимости, к тому, что управлять им станут из Москвы. Во всяком случае, многие люди, определявшие лицо телерадиокомпании «Петербург – Пятый канал», в спешке оставляют свои рабочие места.

Данная история вряд ли могла бы представлять международный интерес (тем более - в кризис, когда миллионы людей теряют рабочие места), если бы она не отражала некоторые важные политические и культурные процессы, происходившие в России за последние двадцать лет. Петербург, бывший некогда столицей российской империи, и по сей день формально считающийся культурной столицей страны, на самом деле превращается в рядовой провинциальный город. И сами петербуржцы все больше с этим смиряются.

Яркий взлет времен Перестройки

У Петербургского телевидения в российском медиапространстве – особая судьба. Вообще-то в такой сверхцентрализованной, тоталитарной стране, каким был Советский Союз, для региональной инициативы не оставлялось места. Ведь все идеи спускались на места из Кремля. Однако в Ленинграде (как в советское время назывался Петербург) всегда существовало представление о том, что это наиболее западный, наиболее свободолюбивый город страны, откуда могут приходить прогрессивные идеи. Именно в Ленинграде формировалось больше всего антисталинских оппозиций. Некоторые из них были реальными, другие – вымышленными. Но даже если некая оппозиция возникала лишь в умах и в папках следователей госбезопасности, это свидетельствовало о том, что страна готова была верить в особое место Ленинграда.

И вот во времена горбачевской Перестройки, когда Кремль постепенно стал отпускать вожжи и предоставлять обществу брести своим путем, ленинградское телевидение вдруг на короткий срок привлекло внимание всей страны. Пожалуй, именно в Ленинграде тогда было опробовано сразу несколько принципиально новых для советской идеологической системы форм построения программ.

Бэлла Куркова создала публицистическую программу «Пятое колесо», где совершенно открыто высказывались именно те мнения, которые желали слышать уставшие от многолетней цензуры телезрители. Тамара и Владимир Максимовы изобрели «Музыкальный ринг», на который приглашались молодые группы музыкантов из андеграунда. Александр Невзоров в хронике «600 секунд» сжато, четко и без всякой идеологии рассказывал о событиях городской жизни (увы, впоследствии он отошел от своего собственного стиля и стал одним из самых радикальных антидемократических идеологов страны).

Конечно, не меньшее значение для СССР имели такие пришедшие из Москвы новые телевизионные явления, как публицистическая программа «Взгляд» (Владислав Листьев, Владимир Мукусев, Александр Любимов) или телемосты «СССР – США», выстроенные Владимиром Познером совместно с Филом Донахью. Но всяко не вызывает сомнения тот факт, что Ленинград не уступал тогда Москве по смелости и новизне своих инициатив.

Чтобы понять, какое значение имело для Ленинграда свое собственное телевидение, привлекавшее внимание даже снобистской московской интеллектуальной элиты, надо учесть еще один момент. За время существования советской власти Ленинград быстро превращался из столичного города, каким он являлся до революции 1917 года, в обыкновенный областной центр СССР. И дело здесь было не только в переносе руководящих органов страны в Москву. Советская система тем или иным образом стягивала в столицу все перспективное. Поэтому с каждым годом в Ленинграде оставалось все меньше выдающихся ученых, артистов, художников, все менее напряженной становилась культурная жизнь, все более ограниченными оказывались возможности для выстраивания карьеры ярких индивидуальностей. Один из крупнейших российских писателей современности Даниил Гранин отразил печальную судьбу Ленинграда в газетной статье «Великий город с областной судьбой», имевшей в то время колоссальный резонанс и широко обсуждавшейся интеллигенцией всей страны.

На этом фоне перестроечный успех ленинградского телевидения имел чрезвычайно большое значение для города. В дальнейшем успех был закреплен блестящими карьерными достижениями нескольких ленинградцев в сфере политики. Как бы ни оценивали действия Анатолия Собчака, Анатолия Чубайса, Юрия Болдырева, Сергея Степашина, Галины Старовойтовой широкие слои населения, вряд ли можно оспорить тот факт, что эти ленинградцы во многом делали политику России начала 1990-х годов.

Чтобы достичь успеха, надо перестать быть петербуржцем

Однако в этих успехах уже просматривались будущие проблемы. Для того чтобы делать политику, петербуржцы переезжали в Москву и становились москвичами. По сути дела быстро восстановилась советская практика, при которой любому ленинградцу для успеха надо было перестать быть ленинградцем.

Наверное, телевидение теоретически могло бы поддерживать роль города в российском медиа-пространстве, конкурируя с вещающими из Москвы федеральными каналами. Однако как только все тележурналисты поняли, что цензура ушла в прошлое, сразу выявились серьезные конкурентные преимущества Москвы.

В федеральное телевидение вкладывалось гораздо больше денег, чем в петербургское. Поэтому именно в Москве появлялись интригующие шоу. Именно Москва закупала для показа лучшие голливудские фильмы. Именно московские продюсеры собирали наиболее популярных певцов для транслируемых по телевидению концертов. Именно из Москвы шли сериалы, собирающие у экранов миллионы зрителей (хотя снимались многие сериалы в Петербурге, где издержки производства фильмов значительно ниже, чем в очень дорогой столице).

Единственное, что не зависело от денег, – это смелость телевизионной публицистики и актуальность идущих с экрана дискуссий. Однако с появлением в Москве телекомпании НТВ (Независимое телевидение) смелость и актуальность столичных программ оказались не ниже петербургских. А степень информированности комментаторов, работавших в непосредственной близости к Кремлю, была заметно выше. В итоге телевизионный Петербург вновь оказался провинцией.

Фактическое подтверждение провинциальности города состоялось в 1997 г., когда сеть петербургского телевидения была передана каналу «Культура», для того, чтобы тот мог вещать по всей стране. А телерадиокомпания «Петербург» с тех пор стала работать лишь на регионального зрителя и потеряла всякое общероссийское значение.

Возможно, при мэре Анатолии Собчаке, имевшем достаточное влияние на федеральном уровне, такого события и не произошло бы. Однако избранный в 1996 г. губернатором Санкт-Петербурга Владимир Яковлев постепенно вступил в конфликт со многими влиятельными фигурами федерального центра. Неудивительно, что отстоять свое телевидение он не смог. Да в общем-то, ему этого и не требовалось. К концу 1990-х годов провинциальное петербургское телевидение в основном уже обслуживало интересы провинциальной власти. Оно не являлось ни «рупором демократии», как в Перестройку, ни коммерчески эффективным предприятием, как должно быть в рыночных условиях. Поддерживать канал «Культура» власть была готова с целью пропаганды российской культуры по всей стране, однако не имелось никакого резона поддерживать вещание провинциального телевидения в федеральных масштабах.

Парадоксы путинской эпохи

Эпоха Владимира Путина, как ни странно, дала петербургскому телевидению новый шанс. Явное цензурирование информации и комментариев на федеральных телеканалах, а особенно ликвидация независимости НТВ (перешедшего под контроль коммерческих структур, близких Кремлю) снова создало запрос зрителя на свободное телевидение. Никаких возможностей получить крупные денежные вливания у ТРК «Петербург» не имелось, но питерские тележурналисты могли бы в принципе вновь (как в конце 1980-х годов) взять смелостью и остротой постановки проблем. Проигрывая конкуренцию по развлекательным программам и фильмам, они имели теоретический шанс выиграть по информации и публицистике.

Какое-то время казалось, что этот шанс может быть реализован. Так, в частности, к концу пребывания Яковлева у власти на петербургском телевидении произошла некоторая либерализация. Например, в программах журналиста Даниила Коцюбинского можно было рассуждать на острые политические темы без всякой цензуры. Позволялось даже жестко критиковать самого Яковлева, что автор этих строк делал неоднократно (и после этого, как ни странно, вновь получал приглашение выступить в прямом эфире).

С очередной сменой власти в Петербурге (Владимира Яковлева, имевшего сложные отношения с Путиным, заменила Валентина Матвиенко – явная креатура российского лидера) либерализация телевидения оказалась на некоторое время заморожена. Зато вновь расширились масштабы вещания. В 2006 году ТРК «Петербург – Пятый канал» (как стали теперь называть ТРК «Петербург») вновь получила возможность вещать на большинство российских регионов. Совершенно очевидно, что при Яковлеве такой возможности канал не получил бы.

Правда, жесткий контроль городских властей времен Матвиенко поначалу заметно снизил степень свободы петербургского телевидения. Однако в рыночных условиях, когда телевидение требует крупных инвестиций, городские власти не могли долго сохранять свои позиции в ТРК «Петербург – Пятый канал». Контроль перешел в частные руки – к Национальной медиагруппе, ключевую роль в которой играют лица, чрезвычайно близкие к Путину.

Как ни странно, это означало некоторую либерализацию. У журналистов и экспертов вновь появилась возможность объективно анализировать политическую ситуацию. А в числе комментаторов оказались даже те лица, появление которых в эфире федеральных телеканалов невозможно себе представить.

Скорее всего, подобная либерализация объяснялась тем, что канал с низким рейтингом и с серьезными финансовыми проблемами должен был, наконец, хоть как-то привлечь внимание широкой зрительской аудитории (и, соответственно, рекламодателя). Однако в отличие от эпохи Перестройки, когда приветствовалась максимальная свобода, путинская эпоха допускает свободу лишь в той мере, в какой она не кажется опасной для сложившейся политической системы. Поэтому деятельность ТРК «Петербург – Пятый канал» напоминала не интеллектуальную революцию (как было в конце 1980-х гг.), а своеобразную интеллектуальную фронду.

В публицистических программах практически не ставились по-настоящему острые вопросы. Никогда не приглашались в эфир наиболее влиятельные оппоненты Путина из числа политиков и экспертов. А как только дискуссии в эфире переходили опасную границу, журналисты старались не активизировать полемику, а, наоборот, сглаживать острые углы и переводить разговор на иные темы.

В итоге коллеги по журналистскому цеху часто сходились во мнении, что «Петербург – Пятый канал» в плане общественно-политического вещания работает все же лучше откровенно пропагандистски настроенных федеральных каналов. Но фрондерство и половинчатость, увы, не смогли привлечь к петербургскому телевидению нового зрителя.

Для интеллектуалов телевизионная аналитика оказалась на порядок слабее того, что можно найти в Интернете. А широкие массы так и не разобрались в тонкостях «фрондерства». Они ждали ярких, дорогостоящих шоу, но не могли их обнаружить на «нищем» петербургском телевидении.

Что впереди?

Частный собственник не может бесконечно поддерживать петербургский канал, не способный конкурировать с каналами федеральными. Поэтому не удивительно, что сегодня ТРК «Петербург – Пятый канал» передается в ведение московских продюсеров, которые вроде бы умеют зарабатывать деньги. Заработают ли они их на деле, это еще не известно. Однако петербургские менеджеры и журналисты, увы, показали, что они ничего не могут противопоставить Москве, где крутятся все российские деньги и куда уезжают все те, кто хочет с этими деньгами работать.

Единственный шанс Петербурга сохранить свое место как культурного и интеллектуального центра, конкурирующего с Москвой, – это стать более свободным, более европейским, более смелым городом, чем ворочающая миллиардами долларов столица. Но этим шансом Петербург не воспользовался. Поэтому он все больше превращается в российский областной центр.

Для того чтобы смягчить обиду превращения в провинцию, городские власти все чаще льстят петербуржцам, к месту и не к месту называя их жителями культурной столицы России. А Путин перевел в Петербург Конституционный суд, что вообще никак не сказалось на городской жизни. При этом тысячи питерских интеллектуалов регулярно перебираются на жительство в Москву, в Европу, в Америку, поскольку прозябание на своей родине не сулит им никаких перспектив.

Автор научный руководитель Центра исследований модернизации Европейского университета в Санкт-Петербурге

Обсудите с коллегами

10:40

Арестованному и отстраненному от должности мэру Томска Ивану Кляйну сделали операцию в НИИ онкологии

09:38

Каждый десятый бизнес в России предупредил о закрытии в 2021 году

09:04

Жителя Якутии оштрафовали за публикацию фото Гитлера и надписей, оправдывающих нацизм

08:40

РБК: мэрия Москвы разработала на замену Telegram и Skype мессенджер с «беспрецедентным уровнем безопасности»

08:07

Жителя Кузбасса оштрафовали на 400 тыс. рублей за оправдание теракта в Новой Зеландии

07:42

Байден отменил указ Трампа и разрешил въезд в США некоторым иностранцам