Российская экономика: нормальные лекарства не сработают

В конце июля Владимир Путин сделал необычный ход в своей экономической политике. Он жестко раскритиковал российских банкиров за то, что они предоставляют слишком дорогие кредиты предприятиям, и даже указал конкретную величину процентной ставки, которую правительство России считает нормальной для современных условий.

Покладистые банкиры

Покладистые банкиры моментально откликнулись на критику. Два крупнейших финансовых института страны – «Сбербанк» и ВТБ – заявили о готовности снизить процентную ставку. По крайней мере для части заемщиков, которых они назвали стратегическими.

В экономическом смысле это решение весьма спорное. Банки держали высокую процентную ставку не только из жадности, но и потому, что в России из-за кризиса сегодня чрезвычайно трудно отделить хороших заемщиков от плохих, т.е. тех, которые способны вернуть деньги своим кредиторам, от тех, которые скоро потерпят банкротство. Поэтому за счет высоких ставок по кредитам кое-как покрываются неизбежные убытки от невозврата ссуд.

Теоретически, правда, эти убытки можно покрыть, реализовав на рынке заложенное имущество. Однако на практике здесь возникают серьезные проблемы. Скажем, на рынке недвижимости за время кризиса сильно упали цены, да и по нынешним ценам ничего продать невозможно, поскольку потенциальные покупатели ждут дальнейшего удешевления домов и квартир. Поэтому когда к банку от должника переходит какое-то недвижимое имущество, превратить его в деньги практически невозможно.

В общем, сегодня все чаще эксперты говорят о скором наступлении так называемой второй фазы кризиса, при которой начнет разваливаться банковская система из-за массового невозврата ссуд. А тут еще от банкиров требуют давать промышленности и строительству дешевые деньги. Не рухнут ли от этого те крупнейшие банки, которые решили порадовать Путина своей покладистостью?

Нет, они-то в отличие от малых как раз не рухнут. У российской экономики есть одна хитрость. Правительство всегда помогает избранным. В кредитной сфере оно поддерживает «Сбербанк», ВТБ, «Газпромбанк». В промышленности находит деньги для «Газпрома», «Роснефти», Волжского автозавода и некоторых других компаний. Поэтому когда банкиры откликаются на призыв Путина о снижении ставки по кредитам, они наверняка уже имеют информацию о готовности Центробанка в случае наступления второй фазы кризиса предоставить им необходимую ликвидность.

Ведь если вдруг лопнет «Сбербанк», где десятки миллионов россиян хранят свои трудовые сбережения, у Владимира Путина будет проблем с разгневанными вкладчиками гораздо больше, нежели у главы «Сбербанка» Германа Грефа. Поэтому «Сбербанк» не лопнет. В трудный момент его «подкормят» с помощью кредитов Центрального банка или бюджетных средств. А пока этот момент не наступил, от него требуют «подкармливать» заемщиков.

В общем, особых загадок в действиях ведущих банкиров нет. Их мотивы ясны, хотя, если не знать маленьких хитростей российской экономики, может показаться, что они действуют себе во вред.

История с давлением Путина на банки интересна другим. Она показывает, чего же сегодня больше всего боится российский лидер. Однако для того, чтобы понять логику действий Путина, надо бросить взгляд на общее состояние дел в российской экономике.

Конец эпохи процветания

Экономический кризис в России оказался намного глубже, чем ожидалось осенью прошлого года, когда обозначились первые признаки серьезного ухудшения дел. В тот момент официальные лица говорили лишь о замедлении темпов роста. Позднее они стали прогнозировать небольшой спад. Но в итоге ситуация оказывается поистине катастрофической. Согласно недавней оценке Министерства экономического развития, в первой половине 2009 г. ВВП сократился по отношению к первой половине 2008 г. на 10,1%.

Такого провала в России не было с начала 90-х гг., когда осуществлялись радикальные экономические реформы. Однако в то время имел место так называемый трансформационный спад. Он был неизбежен, поскольку страна вынужденно отказывалась от целого ряда товаров, которые раньше производились в соответствии с государственным планом, а при рынке оказались никому не нужны.

Сегодня России не нужно осуществлять столь глубокие преобразования, как в 90-х гг. Напротив, благоприятная конъюнктура нефтяного и газового рынков принесла за последние годы столько денег, что на них можно было существенным образом укрепить российскую экономику. Но, увы, масштабы спада показывают, что она по-прежнему слаба. Период так называемого путинского процветания сменился периодом все более глубокого вхождения в кризис.

Может ли российское правительство, возглавляемое Владимиром Путиным, проводить эффективную антикризисную политику? Среди экономистов на этот счет идут постоянные дискуссии, но, пожалуй, лишь сейчас четко определилась логика действия властей. Определилось, чего боится Путин, и что он готов делать для спасения экономики страны.

Рубль не слушается правительства

Многие российские эксперты и политические деятели советуют Путину энергичнее накачивать экономику деньгами. В частности, снижать учетную ставку Центробанка и расширять, таким образом, кредитование коммерческих банков. Логика такого рода предложений вполне ясна. Центробанк, раздающий деньги налево и направо, возместит экономике нехватку средств, вызванную резким сокращением нефтедолларовых доходов. Энергично прибегая к денежной эмиссии, российские власти будут создавать платежеспособный спрос на товары. Предложение неизбежно начнет откликаться на этот спрос. Предприятия станут расширять свернутое после начала кризиса производство. И в результате российская экономика начнет выходить из кризиса.

Сторонники данного подхода активно ссылаются на зарубежный опыт. Они говорят, что в Соединенных Штатах и в европейских странах государство расходует большие денежные суммы на поддержку экономики. Следовательно, и России надо идти этим путем.

Но Путин идти по нему не хочет. Хотя Центробанк медленно снижает учетную ставку, от резкого расширения денежной массы руководство страны воздерживается. Это у многих вызывает удивление. Ведь Путин известен как политик-популист. В период процветания он обеспечивал регулярное повышение доходов бюджетников и пенсионеров. Реальные доходы населения в 2000-х гг. росли быстрее, чем ВВП, и это при том, что увеличение ВВП было само по себе значительным (в среднем 6-8% в год). Почему же теперь премьер-министр России отказывается от политики закачивания в экономику дешевых денег?

Дело в том, что в России даже за десятилетие экономического роста не утвердилось доверие к своей национальной валюте – к рублю. Осенью прошлого года на волне нарастающего кризиса как банки, так и отдельные граждане стали активно избавляться от рублей и вкладывать средства в доллары и евро. Следствием этого стала медленная девальвация национальной валюты, к которой был вынужден прибегнуть Центробанк. Причем девальвация эта в свою очередь спровоцировала дальнейшее бегство от рубля.

К весне некоторый рост мировых цен на нефть стабилизировал российскую валюту. Однако в России все прекрасно понимают, что в любой момент под воздействием неблагоприятных обстоятельств банки и граждане могут вновь начать избавляться от рублей.

Каким может оказаться сигнал к новой панической скупке иностранной валюты? Думается, что россияне вновь станут вкладываться в доллары и евро в одном из двух случаев.

Во-первых, если начнется новое падение цен на нефть, поскольку это будет означать очередное уменьшение притока иностранной валюты в Россию. Ведь все прекрасно понимают, что не будь у нас нефти и газа, американский доллар был бы в России столь же редок, как австралийский кенгуру.

А во-вторых, скупка валюты начнется, если Центробанк станет активно накачивать экономику деньгами, поскольку в этом случае у привыкших к разного рода катаклизмам россиян возникнет страх девальвации. Проще говоря, каждый станет покупать валюту просто потому, что будет ожидать аналогичных действий от других. Он будет понимать, что когда все вложат свои средства в иностранную валюту, рубль упадет, а значит и ему, чтобы не остаться в дураках, следует поспешить с приобретением долларов или евро.

Таким образом, получается, что в современной России политика активного накачивания экономики деньгами приведет скорее всего к иным последствиям, чем в странах с твердой национальной валютой. Вместо того чтобы стимулировать работу экономики, эти деньги обрушатся на валютный рынок и подорвут позиции рубля. А при падающем рубле банки совсем перестанут кредитовать предприятия промышленности, строительства и торговли, поскольку им гораздо проще будет зарабатывать на валютных спекуляциях.

Путин очень боится такого развития событий. Непослушного рубля он боится гораздо больше, чем непослушной оппозиции. Политическая оппозиция в России пока не пользуется поддержкой народа, тогда как сбережения свои россияне очень любят и не станут держать в рублях, даже если этого очень бы хотелось российскому национальному лидеру Владимиру Путину.

Примерно так же обстоит дело и с возможностями оказания поддержки экономике из бюджетных средств. Последние месяцы показали, что правительство активно расходует деньги на проведение социальной политики, однако не стремится осуществлять крупные государственные инвестиции, которые, по мнению некоторых экспертов и политиков, могли бы создать спрос на товары и стимулировать развитие экономики.

Дело в том, что каждый рубль, потраченный на выплату зарплат работникам бюджетного сектора экономики или на выплату пенсий пожилым людям, скорее всего, действительно создаст спрос: на продукты, на одежду, на лекарства. А вот рубль, потраченный на государственные инвестиции, с большой степенью вероятности не дойдет до цели и отправится на валютный рынок, где его потратят на приобретение долларов или евро. Объясняется это высоким уровнем российской коррупции. Правительство не способно проконтролировать, как используются выделенные им деньги. Даже если через какое-то время они действительно будут потрачены на строительство дорог или поддержку промышленных предприятий, в краткосрочной перспективе банки, скорее всего, станут играть с ними на валютном рынке. И это станет серьезной угрозой стабильности рубля.

Таким образом, можно сказать, что у Владимира Путина объективно нет серьезных возможностей для проведения антикризисной политики. Он вынужден надеяться лишь на то, что выход мировой экономики из кризиса поднимет спрос на нефть, возобновит приток нефтедолларов в Россию и укрепит рубль. Если это произойдет, российская экономика постепенно станет подниматься. А пока Путину остается лишь одно: требовать в приказном порядке от банкиров кредитования экономики, а не игры на валютном рынке. Вдруг кредиты Сбербанка и ВТБ хоть чуть-чуть оживят производство.

Автор - научный руководитель Центра исследований модернизации Европейского университета в Санкт-Петербурге

См. также:

Обсудите с коллегами

21:33

Британский депутат вышел из Amnesty International после лишения Навального статуса узника совести

20:52

Собянин предложил оставить Лубянскую площадь без памятников

20:37

ОНК: Навального не доставят ни в одну из колоний Подмосковья

20:21

В Петербурге не стали возбуждать дело против силовика, который ударил женщину. Документов об отказе тоже пока нет

19:51

Памфилова выступила за отмену «дня тишины» перед выборами

19:24

Картина дня. 26 февраля