Надолго ли хватит России?

По мере разрастания текущего экономического кризиса все более остро встает вопрос о тех последствиях, которые он будет иметь для России. Имеющиеся оценки варьируют в довольно большом интервале, начиная с совершенно катастрофических, предрекающих гибель всего того, что было создано за время существования российской рыночной экономики, и заканчивая крайне оптимистическими, основывающимися на представлении, будто мудрая власть имеет мудрый же план действий на любой непредвиденный случай.

На самом деле вероятность развития крайних сценариев не слишком велика. Истина лежит где-то посредине. Однако самое сложное во всей этой истории с кризисом то, что мы по двум причинам не можем дать однозначный ответ на вопрос, как глубоко рухнет российская экономика. Во-первых, слишком велика у нас зависимость от такого почти не поддающегося воздействию властей фактора, как цены на нефть. Во-вторых, глубина проблем может оказаться различной в таких сферах, как динамика валового продукта, динамика реальных доходов населения и занятости, сбалансированность бюджета, обесценивание рублевых сбережений вследствие девальвации, устойчивость банковской системы, состояние фондового рынка, платежеспособность крупных российских заемщиков и т.д. В каких-то из этих сфер у России есть возможность долго отступать и собираться с силами для решительного рывка вперед (как поступают, например, русские армии, отходящие во время крупных войн от западных границ до Москвы или даже до Волги). В других же сферах возможности маневрирования жестко ограничены имеющимися ресурсами, а потому отступление быстро превращается в разгром.

Попробуем рассмотреть по отдельности проблемы, стоящие перед российской экономикой в условиях кризиса, определяя в каждом конкретном случае, надолго ли хватит России, или, точнее, каков в данной сфере у России запас прочности.

Динамика валового продукта

На первый взгляд может показаться, что у России запас прочности довольно велик, поскольку в последние годы рост ВВП составлял примерно 7-8%, что намного превышает показатели, имеющиеся в большинстве стран Европы и Северной Америки. Снижение темпов роста на два-три процентных пункта до 4-6% в год, бесспорно, не было бы катастрофичным. Сегодня некоторые российские официальные лица стремятся сделать упор на то, что даже с учетом очевидных кризисных явлений ВВП по итогам 2008 г. увеличится более чем на 6%.

Однако констатация данного факта уже мало что говорит о реальном состоянии дел в экономике, поскольку усредняет итоги благоприятной первой половины года и неблагоприятной второй. Последние три месяца (октябрь, ноябрь, декабрь) могут, как ожидают некоторые эксперты, продемонстрировать даже падение валового продукта. Фактически специалисты на второй неделе декабря 2008 г. начали говорить о рецессии в российской экономике, ожидая, что и в первом квартале 2009 г. положение дел будет весьма тяжелым (два квартала без роста ВВП считаются признаком рецессии).

Почему же образуется такой гигантский разрыв между тем, что было вчера, и тем, что можно ожидать завтра? Понятно, что Россия слишком зависима от динамики цен на нефть, но ведь нефть не составляет всей российской экономики.

Данный вывод, бесспорно, верен, но мы, тем не менее, должны учитывать, что именно приток нефтедолларов на российский рынок на протяжении ряда лет формировал платежеспособный спрос на многие товары. Падение цен на нефть не только сокращает темпы роста в топливно-энергетической сфере, но влияет также на всю остальную экономику, лишающуюся значительной доли спроса. При дешевой нефти спрос «лопается как мыльный пузырь», а потому снижение темпов роста ВВП в 2009 г. по сравнению с 2008 г. вполне может оказаться столь же резким, каким, скажем, было увеличение темпов в 2000 г. по сравнению с 1999 г.

Сбалансированность бюджета

Последние годы российский бюджет сводился с профицитом, что позволяло не только обеспечивать регулярный рост социальных расходов, но и формировать резервный фонд, который мог бы быть востребован при падении цен на нефть. Сейчас такой момент как раз наступает. Однако нет никакой уверенности в том, что накопленных резервов правительству действительно хватит для затыкания дыр, образующихся в государственных финансах. Все зависит от того, до какого уровня упадут цены на нефть, а также от того, сможет ли правительство оптимизировать свои расходы. Если динамику цен на нефть анализировать чрезвычайно трудно, то факторы, от которых зависит оптимизация расходов, указать можно.

Правительство должно будет резко сократить расходы на инвестиционные проекты и по возможности сохранить финансирование социальных направлений. Насколько это удастся, зависит от силы лоббистов, которые наверняка захотят противостоять сворачиванию государственных инвестиций.

За последние годы крупные суммы планировалось в России потратить на развитие железных дорог, которыми управляет чрезвычайно близкий Путину человек – Владимир Якунин. Амбициозным проектом стала зимняя олимпиада «Сочи-2014». Резко выросли планирующиеся расходы на строительство нефтепровода в направлении Дальнего Востока и Китая (ВСТО). Во многом издержки различных инвестиционных проектов определяются масштабами российской коррупции. Если правительству удастся преодолеть сопротивление лоббистов, связанных с коррупционерами, бюджет удастся сбалансировать.

Думается, что сегодня политические позиции Путина достаточно крепки, а потому вероятность составления грамотного (неподвластного давлению лоббистов) бюджета остается велика, даже несмотря на кризис. Тем не менее, социальные расходы уже не смогут расти так же, как раньше. И в этом кроется немалая опасность, поскольку общество привыкло к тому, что жизнь каждый год хоть немного улучшается. Если ожидания не совпадут с реалиями, авторитет Путина упадет, а это, в свою очередь, усилит позиции лоббистов, и бюджет может развалиться. А это будет означать возврат к бюджету с дефицитом, покрываемым за счет размещения государственного займа (как было в середине 90-х гг.). В итоге возрастет опасность ускорения инфляции. Ведь в условиях бегства капиталов из России правительство может не справиться с размещением займа на рынке и прибегнуть к «услугам» Центробанка, что иными словами означает просто «печатание денег».

Динамика занятости и реальных доходов населения

Как следует из сказанного выше, реальные доходы населения, зависящего от бюджета, могут не подвергнуться сильному сокращению, однако разрыв реалий с ожиданиями создаст серьезную проблему. Еще одна проблема – это занятость и реальные доходы людей, работающих в негосударственном секторе экономики.

Насколько широкие масштабы примет в России безработица, зависит от проанализированной выше динамики ВВП. Падение производства неизбежно приведет к сокращению занятости

Проблемы в этой сфере отмечаются уже сегодня, хотя по имеющимся данным осенью 2008 г. значительная часть людей, потерявших работу, находила новую достаточно быстро. Тем не менее, в перспективе положение дел на рынке труда наверняка усугубится. Это связано, во-первых, с тем, что потеряют работу люди, которые уже сегодня предупреждены об увольнении, во-вторых, с тем, что работодатели, которые пока еще настроены умеренно оптимистично и стремятся сохранить свои трудовые коллективы, вскоре ударятся в пессимизм и начнут сокращать персонал, а, в-третьих, с тем, что кризис, сегодня в основном бьющий по промышленности, затронет торговлю и сферу услуг, которые являются трудоемкими отраслями (т.е. исчезнет сразу много рабочих мест).

Президент Медведев на днях заявил о необходимости финансовой поддержки предприятий, испытывающих трудности в условиях кризиса, однако вероятность выделения на эти цели значительных средств не слишком велика. Такого рода средства, как правило, получают лишь сильные лоббисты, о необходимости противодействия которым сказано выше. Поэтому, скорее всего, подавляющее большинство предприятий останется с кризисом один на один. Здесь у России нет серьезных резервов, которые можно было бы пустить в ход.

Тем не менее, проблема занятости вряд ли сильно повлияет на общее состояние дел в России. До сих пор в крупных городах даже в кризисных условиях 90-х гг. нетрудно было найти работу, обеспечивающую сравнительно приемлемый заработок. Гораздо хуже обстоит дело в средних и малых городах (например, в Магнитогорске), где подавляющее большинство рабочих мест создается одним- двумя предприятиями. Если они закроются, безработица действительно вырастет. Однако при отсутствии реальной демократии голос бедствующей провинции вряд ли будет услышан в Москве. У людей из глубинки нет способа надавить на власть ни через депутатов, ни через масс-медиа, ни с помощью организации митингов и демонстраций. Таким образом, политического кризиса из-за проблем с занятостью в отдаленных от Москвы регионах ждать, скорее всего, не следует.

Девальвация

Центральный банк России (ЦБР) уже более месяца осуществляет медленную девальвацию рубля. Связано это с тем, что валютные резервы, которые он тратит на поддержание курса, расходуются очень быстро. Уже потеряно более 150 млрд. долларов. Девальвация позволяет на каждый потраченный доллар резервов приобретать больше рублей. Таким образом, весомость валютных интервенций становится с каждой неделей все большей. Тем не менее, последние данные о размерах резервов показывают, что они по-прежнему тратятся очень быстро. Таким образом, ЦБР вынужден будет, по всей видимости, ускорить девальвацию. Тем более, что свои валютные резервы он вынужден тратить еще и на кредитование некоторых государственных компаний (например, «Роснефти»), имеющих крупную задолженность перед зарубежными кредиторами.

На каком уровне валютный рынок достигнет равновесия (т.е. спрос на валюту будет покрыт предложением без помощи ЦБР), спрогнозировать сегодня невозможно, поскольку мы не знаем, в какой степени граждане ударятся в валютные спекуляции, играя на падении рубля, а в какой согласятся оставить свои средства на рублевых депозитах в банках. Неясность связана с тем, что, во-первых, это – вопрос не столько экономики, сколько психологии. Во-вторых, информация о глубине кризиса в неравной мере затрагивает различные слои населения. Однако с уверенностью можно сказать, что денежные власти не станут доводить дело до полной потери своих резервов, как это было в августе 1998 г.

Девальвация будет иметь для России двоякие последствия.

С одной стороны, она приведет к обесцениванию рубля не только по отношению к иностранной валюте, но и по отношению к товарной массе, поскольку удорожит импортные товары. В то же время мы не можем сказать, ускорится ли инфляция в целом. Ведь одновременно происходит снижение издержек по причине падения цен на нефть. Кроме того, темпы инфляции будет определять кредитно-денежная политика ЦБР. Она может оказаться в обозримой перспективе как жесткой, так и мягкой. Поэтому некоторые российские эксперты ждут ускорения инфляции в 2009 г., тогда как другие, скорее, говорят об ожидающейся дефляции.

С другой стороны, девальвация может, как и в 1998 г., стать важнейшим фактором постепенного выхода из кризиса, поскольку она повышает конкурентоспособность российских товаров на фоне дорожающего импорта. Правда, пока темпы девальвации медленны, эффекта, аналогичного тому, который имел место после августа 1998 г., ожидать не следует. Ведь десять лет назад рубль подешевел за несколько месяцев в пять с лишним раз.

Устойчивость банковской системы

Девальвация уже сейчас активно способствует оттоку средств с рублевых депозитов коммерческих банков. Частично они возвращаются на валютные депозиты, но другая их часть оседает в кошельках, в чулках и в тумбочках граждан, опасающихся падения банковской системы.

Сегодня для спасения падающих банков используется два способа. Либо их покупает какой-то из крупных государственных банков, пользующихся легкодоступными кредитами правительства и ЦБР, либо их берет под свое покровительство Агентство по страхованию вкладов (АСВ). Если кризис не затронет большое количество банков, этих мер хватит. Но если потребуется спасать сотни финансовых институтов одновременно, станут неизбежны массовые банкротства. Реальна ли подобная перспектива? Это зависит от масштабов разворачивающейся среди вкладчиков паники и от того, до какого уровня пойдет девальвации рубля.

Если дело дойдет до этого, вкладчики погибающих малых банков получат компенсацию из средств АСВ. Государство же постарается сохранить несколько десятков крупных финансовых институтов, через которые осуществляются многочисленные платежи компаний реального сектора экономики. Если же и это сделать будет трудно, то усилия властей окажутся сосредоточены на спасении ведущих государственных банков, в которых лежат сбережения основной массы населения. Их банкротство маловероятно, поскольку российские денежные власти осуществят их спасение даже ценой серьезных инфляционных последствий.

Иными словами в случае краха банковской системы у нас появляется еще один фактор, ускоряющий инфляцию. Он может стать для России определяющим. Однако на данный момент вероятность развития событий по такому сценарию нельзя считать высокой.

Обсудите с коллегами

10:40

Арестованному и отстраненному от должности мэру Томска Ивану Кляйну сделали операцию в НИИ онкологии

09:38

Каждый десятый бизнес в России предупредил о закрытии в 2021 году

09:04

Жителя Якутии оштрафовали за публикацию фото Гитлера и надписей, оправдывающих нацизм

08:40

РБК: мэрия Москвы разработала на замену Telegram и Skype мессенджер с «беспрецедентным уровнем безопасности»

08:07

Жителя Кузбасса оштрафовали на 400 тыс. рублей за оправдание теракта в Новой Зеландии

07:42

Байден отменил указ Трампа и разрешил въезд в США некоторым иностранцам