Российская экономика на фоне кавказской войны

День 16 сентября 2008 года в российской прессе моментально назвали черным вторником. И не случайно. Понятие «черный вторник» для многих в России чрезвычайно значимо. Впервые оно возникло в октябре 1994 года, когда за один день рубль упал по отношению к доллару примерно на треть. И хотя 16.09.2008 на российских финансовых рынках протекали совершенно иные процессы, аналогии явно напрашивались.

В нынешний черный вторник произошло резкое падение индексов на российских биржах. Индекс РТС упал на 11,47%, а индекс ММВБ – на 17,45%. Стремление избавиться от ценных бумаг было у игроков настолько сильным, что торги даже пришлось прекратить до конца рабочего дня. Впрочем, в среду падение вновь продолжилось, и торги опять приостановили.

16 сентября падение происходило и на ведущих биржах мира, но нигде оно не было настолько сильным, как в России. Происходящее в Москве стало для многих настоящим шоком. И особенно сильным оттого, что еще в середине лета ничто не предвещало подобных катаклизмов. Фондовые индексы стабильно росли, что вполне адекватно отражало стабильный и высокий рост российского ВВП, происходящий на протяжении уже почти десяти лет.

Поскольку экономические проблемы последовали практически сразу за военными действиями на Кавказе, возникает соблазн связать их напрямую с нарастающей международной изоляцией России. Однако, думается, характер нынешнего российского кризиса более сложный. Его возникновение определяется действием четырех ключевых факторов, среди которых есть как объективно возникшие, так и вызванные в основном недальновидными шагами российского руководства.

Серьезные проблемы на фондовом рынке начались еще в июле после того, как премьер-министр Владимир Путин обрушил жесткую критику на крупную металлургическую компанию «Мечел». Ее заподозрили в попытке уклониться от уплаты налогов при помощи махинаций с ценами, и Путин публично дал понять, что махинаторов могут ждать серьезные неприятности.

Вообще-то борьба с уклонением от уплаты налогов – дело правильное. Само по себе оно не должно пугать бизнес. Но в России всем памятна история с ЮКОСом – компанией Михаила Ходорковского, которая была уничтожена обрушившимися на нее налоговыми претензиями после того, как владелец вошел в серьезный конфликт с Путиным. Естественно, очередную жесткую критику со стороны премьер-министра многие восприняли как стремление уничтожить «Мечел» и, более того, как намерение властей продолжать кампанию по изъятию денег у тех бизнесменов, которые им не нравятся. В связи с возникновением таких настроений некоторые инвесторы стали выводить капиталы из России, и фондовый рынок продемонстрировал четкую тенденцию к падению.

Конечно, Путин не хотел таких последствий. Он надеялся на то, что в результате переговоров руководства «Мечела» с правительством конфликт будет урегулирован и фондовый рынок успокоится. Конфликт действительно удалось урегулировать, однако именно в этот момент на мировом рынке рост нефтяных цен сменился падением. Один негативный для России фактор соединился с другим.

Нефть имеет огромное значение для российской экономики. Если доходы от ее продажи значительно снизятся, платежеспособность населения упадет, и рынок перестанет быть столь привлекательным для продавцов многих товаров. Неудивительно, что падение цен на нефть воспринимается игроками на фондовом рынке в качестве сигнала о необходимости выводить капиталы из страны.

Сама по себе негативная ценовая динамика, сохраняющаяся и к моменту написания данной статьи, еще не означает кризиса в российской экономике. Страна имеет большой запас прочности благодаря бурному росту цен на нефть в предыдущие годы. Однако в сочетании с проблемой «Мечела», а также с проблемами, возникшими в августе, это привело к настоящей биржевой панике.

В августе Грузия и Россия вступили в военный конфликт на Кавказе. Это был, таким образом, лишь третий по очередности фактор, влияющий на развитие кризиса. Сам по себе он тоже (как и первые два) не имел для российской экономики катастрофических последствий. Международная изоляция могла бы серьезно ударить по ней лишь в том случае, если бы в результате принятия решения об эмбарго Европа перестала закупать в России нефть и газ. Однако очень быстро выяснилось, что негативное отношение Запада к действиям Кремля в Южной Осетии ни в коей мере не означает такого рода жестких последствий.

Перед вводом войск на территорию Грузии можно было прогнозировать, что Евросоюз не пойдет на радикальный разрыв отношений. Однако вряд ли российский лидер принял во внимание, что непредсказуемость его поведения на международной арене спровоцирует усиление оттока капитала. Возможно, он полагал, что паника возникнет, но через некоторое время утихнет, однако тут вступил в действие четвертый негативный для России фактор – падение фондовых индексов на Западе.

В данной связи следует заметить, что еще во время чрезвычайно памятного россиянам экономического кризиса 1998 года бегство капитала из России было спровоцировано проблемами, возникавшими на зарубежных рынках. Тогда это были рынки азиатских стран – Индонезии, Таиланда, Южной Кореи. Практика показала, что Россия воспринимается инвесторами и спекулянтами в качестве потенциальной зоны риска, откуда следует выводить свои средства при первом же сигнале об опасности. За минувшие 10 лет российская экономика, конечно, стала намного крепче, однако, сегодня сигнал о кризисном положении на фондовом рынке приходит не только с Востока, но и с Запада. А, кроме того, на возникшую среди биржевых игроков панику воздействовали три предыдущих фактора нестабильности.

Таким образом, бегство капитала из России шло на протяжении всей первой половины сентября. Некоторые официальные лица для того, чтобы успокоить бизнес и общество, заявляли об уходе всего лишь $ 5 млрд. Однако этому мало кто из специалистов поверил. Неофициально говорилось о $ 20-25 млрд. Косвенным образом это подтверждалось тем, что сразу после возникновения конфликта на Кавказе министр финансов Алексей Кудрин сообщил об уходе $ 7 млрд. И с тех пор ситуация не улучшалась, а ухудшалась.

Итак, краткосрочные негативные последствия событий, происходивших за последние два месяца, очевидны. Но возникает вопрос о том, насколько устойчива российская экономика в среднесрочной перспективе?

Падение фондового рынка может повлиять на нее с двух сторон.

Во-первых, оно приведет к потере денег россиянами, вкладывающими свои сбережения в ценные бумаги и в паевые инвестиционные фонды, являющиеся своеобразными посредниками между инвесторами и фондовым рынком. А это относительное ухудшение финансового положения людей негативно скажется на покупке товаров и, следовательно, на экономике в целом.

За последние годы некоторая часть российских граждан стремилась вложить свои средства в ценные бумаги, поскольку низкий процент по банковским депозитам не защищал даже от обесценивания сбережений, вызванного инфляцией. Однако таких россиян немного. Одни боялись риска подобныхвложений, а другиея вообще плохо представляли, что такое фондовый рынок. Поэтому вряд ли сегодня падение индексов напрямую затронет большое число россиян. Следовательно, воздействие кризиса на экономический рост в России с этой точки зрения окажется незначительным.

Во-вторых, проблемы фондового рынка могут повлиять на экономику в целом, создав инвестиционный кризис. Уже на следующий день после черного вторника появилась информация о том, что некоторые крупные компании, обеспокоенные падением курса своих ценных бумаг, прибегли к их выкупу. Понятно, что на это нужны средства. Деньги, потраченные на поддержание курса акций, уже не могут быть использованы для бурения новых нефтяных скважин или для разработки прогрессивных технологий.

Еще хуже то, что компании, стремящиеся привлекать инвестиции, в условиях падающего фондового рынка перестают быть интересны обладателям как отечественных, так и зарубежных свободных капиталов. Эти капиталы устремятся в иных направлениях, а, значит, Россия не получит денег, необходимых для развития экономики и создания новых рабочих мест.

Впрочем, нехватка инвестиций, скорее всего, будет сказываться на экономике лишь постепенно. В ближайшие годы она станет замедлять рост ВВП. Однако если на смену проанализированным выше негативным факторам придут позитивные, инвестиционный кризис можно будет преодолеть. С одной стороны, перспективы стабилизации зависят от таких объективных моментов, как цены на нефть и состояние фондового рынка в странах Запада, но с другой – российское руководство могло бы поспособствовать выходу из кризиса, перестав ссориться с Америкой и Евросоюзом, а также перестав угрожать отечественному бизнесу репрессиями типа тех, что в свое время обрушились на ЮКОС.

Возможно ли сегодня резкое снижение темпов роста ВВП в России? Это зависит уже не столько от состояния дел на фондовом рынке, сколько от цен на нефть и газ, которые составляют значительную долю производства страны. Если падение цен не остановится, то ситуация может стать просто угрожающей.

Как заявлял министр финансов Алексей Кудрин, при ценах меньше $ 70 за баррель придется пересматривать бюджетные расходы, поскольку доходов государства просто не хватит для всех запланированных правительством трат. Естественно, часть россиян на своих зарплатах, пенсиях и пособиях ощутит ухудшение финансового положения государства. Но еще важнее то, что остановится рост реальных доходов работников многих предприятий (в том числе частного сектора). Некоторые фирмы даже прекратят свое существование из-за нехватки платежеспособного спроса.

Еще один важный для России вопрос – произойдет ли падение рубля? В ходе кризиса 1998 года бегство капитала повлекло за собой кризис на валютном рынке, поскольку вывод средств из России предполагал обязательное конвертирование рублей в доллары. Именно пятикратное падение национальной валюты по отношению к доллару стало самой главной катастрофой для россиян, чьи сбережения просто обесценились. Однако за минувшие 10 лет ситуация коренным образом изменилась.

Сегодня бегство капитала тоже предполагает конвертирование рублей в доллары или евро. Однако Центральный банк России накопил огромные золотовалютные резервы. Они превышают $ 550 млрд. Таким образом, денежные власти страны имеют возможность продавать доллары из запасов и тем самым удерживать рубль от резкого падения. Скорее всего, Центробанк не станет злоупотреблять своими возможностями и в случае продолжения бегства капиталов из России позволит рублю «мягко опуститься». Но резкого падения он не допустит.

Впрочем, если цена на нефть снизится сильно и надолго, если сократятся определяемые этими ценами экспортные возможности России, то в среднесрочной перспективе рубль сильно ослабнет по отношению как к доллару, так и к евро. Но хочу еще раз подчеркнуть, что резкого одномоментного падения, как в августе 1998 года, произойти не должно ни при каких обстоятельствах.

И, наконец, проблема устойчивости российских банков. По некоторым из них кризис может ударить довольно сильно. На то есть две причины.

Во-первых, опять-таки может сказаться память о кризисе 1998 года, когда отток капитала привел не только к падению рубля, но и к падению некоторых крупных банков. У многих россиян сформировалось представление о том, что в случае возникновения серьезного экономического кризиса свои сбережения из банков следует поскорее забирать. Правда, сегодня в России существует система страхования банковских депозитов, а потому возможная потеря небольших вложений будет гражданам компенсирована. Однако вряд ли широкие массы россиян хорошо информированы об этом нововведении. Они могут опять удариться в панику, как уже было в 1998 году. Если такого рода настроения возникнут в ближайшее время и если они окажутся по-настоящему массовыми, некоторые банки могут не выдержать наплыва вкладчиков, желающих изъять свои деньги.

Во-вторых, проблемы у некоторых банков могут возникнуть в связи с тем, что в условиях кризиса возрастает недоверие друг к другу и уже сейчас трудно оказывается занять деньги под сравнительно низкий процент. В итоге те, кто рассчитывал для решения своих проблем прибегнуть к заимствованиям, могут столкнуться с серьезными трудностями. Правда, крупные банки, контролируемые государством (такие как Сбербанк и ВТБ), кризис вряд ли затронет всерьез, поскольку Центробанк и Минфин окажут им поддержку.

Таким образом, черный вторник 16 сентября 2008 года не означает развала российской экономики, однако это свидетельство достаточно серьезных проблем, накопившихся за годы кажущегося процветания. С большой вероятностью можно предположить, что бесследно для России сегодняшние события не пройдут. Ряд промышленных компаний, банков и отдельных граждан ощутят на себе удары кризиса.

См. также:

Обсудите с коллегами

10:40

Арестованному и отстраненному от должности мэру Томска Ивану Кляйну сделали операцию в НИИ онкологии

09:38

Каждый десятый бизнес в России предупредил о закрытии в 2021 году

09:04

Жителя Якутии оштрафовали за публикацию фото Гитлера и надписей, оправдывающих нацизм

08:40

РБК: мэрия Москвы разработала на замену Telegram и Skype мессенджер с «беспрецедентным уровнем безопасности»

08:07

Жителя Кузбасса оштрафовали на 400 тыс. рублей за оправдание теракта в Новой Зеландии

07:42

Байден отменил указ Трампа и разрешил въезд в США некоторым иностранцам