Владимир Путин в новом конфликте России с Западом

То, как быстро Россия двигалась в сторону международной изоляции в августе-сентябре 2008 года, во многом определяли объективные обстоятельства. Однако важную роль сыграл и субъективный фактор – черты характера Владимира Путина, который, несмотря на переход с президентского поста на должность премьер-министра, по-прежнему остается главной политической фигурой страны.

В числе объективных причин обострения отношений необходимо, во-первых, выделить основанный на нефти и газе экономический рост последнего десятилетия, поскольку он предоставляет Кремлю большое пространство для политического маневра. Экспорт энергоносителей в Европу дает возможность смягчать внешние последствия жестких военных шагов. Ведь потребители опасаются ссориться с продавцом без крайней нужды. С другой стороны, значительный рост реальных доходов российского населения отвлекает людей от политики, формирует иллюзию того, что всё у нас хорошо и никакое обострение отношений по кошельку не ударит.

Во-вторых, как показали последние годы, жесткий курс Путина неплохо воспринимается в России. У многих граждан создается впечатление, будто страна «встает с колен» после трудностей, пережитых в 90-х. Немалая часть населения полагает, что авторитет страны укрепляется способностью постоять за свои национальные интересы и время от времени наносить удар по какому-нибудь противнику. Неудивительно, что Кремль стремится для укрепления собственных позиций пользоваться общественной поддержкой. «Маленькая победоносная война» хорошо зарекомендовала себя в общественном мнении еще в конце 90-х, когда Путин стал восстанавливать российскую власть в Чечне. Неплохой результат был получен и в августе 2008 года благодаря вторжению в Грузию. Тем более, что и чеченский террорист Шамиль Басаев, и грузинский президент Михаил Саакашвили в глазах значительной массы россиян выглядят агрессорами.

В-третьих, политика США на Балканах и в районе Персидского залива во многом изменила представления россиян о добре и зле в международных отношениях. Если демократический Запад в конце 80-х – начале 90-х годов для многих граждан России был своеобразным моральным авторитетом, то теперь этот авторитет оказался утрачен. Вторжение на территорию Грузии ассоциируется с вторжением на территорию Ирака и с угрозами в адрес Ирана. А поддержка независимости Абхазии и Южной Осетии сравнивается с признанием независимости Косово многими странами Запада.

Автор статьи имеет немалый опыт работы со студентами, а также выступлений перед широкой аудиторией людей среднего и пожилого возраста. Должен констатировать, что даже в самом начале перестройки, начатой Михаилом Горбачевым, убеждать слушателей в необходимости конструктивного сотрудничества со странами Запада было гораздо легче, чем сегодня – после Косово и Ирака.

Таким образом, экономический, внутриполитический и внешнеполитический факторы объективно подталкивали к проявлению жесткости и к переходу во все большую международную изоляцию. Однако политика России была бы все же иной, если бы не некоторые формировавшиеся с детства личные особенности премьер-министра. В стране с реально существующим разделением властей, с системой политических сдержек и противовесов такие личные особенности не привели бы к столь масштабным последствием. Но в сегодняшней России, где авторитет Владимира Путина чрезвычайно высок и где авторитет правительства и ведущей политической партии определяются почти исключительно народной поддержкой так называемого национального лидера, личные качества оказываются важнейшим фактором, определяющим политический курс.

Все чаще можно видеть, как российский премьер, объясняя свою позицию в том или ином вопросе, выстраивает аргументы по принципу, который в России называют «сам такой». Например, сразу после конфликта с Грузией в интервью, данном Путиным телеканалу ARD, в ответ на упрек немецкого журналиста относительно бомбардировки жилого дома в грузинском городе Гори российский лидер сыронизировал над американцами, которые в Афганистане, подавляя талибов, уничтожили целую сотню мирных жителей. Что же касается, скажем, признания Россией Абхазии и Южной Осетии в качестве независимых государств, то ссылки на аналогичное поведение стран Запада в отношении Косово являются сегодня основным российским аргументом.

Конечно, события в Афганистане и на Балканах – это объективно существующие факторы международной политики. Но то, что Путин стремится в своих выступлениях не столько акцентировать отстаивание российских интересов, сколько то, что мы поступаем не хуже других, является его субъективной особенностью.

Итак, в чем же состоят эти особенности? О них мы можем судить по собственным путинским рассказам о своем детстве и по отзывам некоторых знавших его в то время людей.

Многих наблюдателей вводит в заблуждение тот факт, что Путин происходит из Петербурга, который часто принято называть культурной столицей России, а также то, что российский премьер окончил второй по рангу университет страны и свободно говорит на немецком языке. Учитывая все это, не стоит сбрасывать со счетов и другие важные моменты.

Путин – первый представитель интеллигенции в своем роду. Его отец был рабочим на одном из промышленных предприятий, дед – поваром, а прадед – крепостным крестьянином в российской глубинке. Детство свое Путин провел в Петербурге (тогда именовавшимся Ленинградом), но отнюдь не в элитной интеллектуальной среде. Он жил в так называемой «коммуналке». Этим словом обозначается весьма распространенная до сих пор петербургская система, при которой сразу несколько неродственных друг другу семей живут в одной квартире из-за нехватки средств для приобретения отдельного жилья. Свободное время, как и многие дети того времени, он проводил во дворе, общаясь с мальчишками, среди которых было широко распространено хулиганство.

Володя Путин рос парнем, которому, бесспорно, было не чуждо благородство. Практически все, кто знал его в детстве, вспоминают, как заступался он за слабых, как смело готов был вступить в схватку с противником, превосходящим невысокого щуплого мальчика по силе и весу. Но есть одна очевидная и очень важная вещь, которая упорно ускользает от внимания комментаторов. Не столько конфликт искал Путина, сколько Путин искал конфликта. У вас тут драка намечается? Можно я тоже поучаствую? А начав участвовать, он всегда бил первым.

Некоторые российские авторы, рисуя психологический портрет Путина, отмечают, что человеку подобного типа свойственна малая агрессивность. Но сохранилось столько описаний бытовых схваток юного Владимира, что кажется порой, будто это не свидетельства очевидцев, живших в реальном Ленинграде 60-х – 70-х гг., а пересказ сцен из голливудского триллера про банды Чикаго или Бронкса. Конечно, нет спору – Питер той эпохи был далек от идиллии. Но вряд ли кто-либо из питерских мальчишек 60-х – 70-х гг. (к числу которых относится и автор этих строк), станет уверять, что повод для серьезной драки встречался на каждом шагу.

Собственно говоря, сам Путин достаточно четко определяет, беседуя с журналистами, кем он был в Ленинграде 60-х:

- ... я же хулиган был, а не пионер.

- Кокетничаете?

- Обижаете. Я на самом деле был шпаной.

Эту самооценку исследователи, как правило, либо не замечают, либо все же считают кокетством. И совершенно напрасно. Мировоззрение юного Володи было абсолютно маргинальным. Многих ли мальчишек 60-х – 70-х гг. ограничивали в праве быть так называемым пионером, то есть принадлежать к массовой детской коммунистической организации имени Ленина? Пожалуй, не больше чем одного-двух на школьный класс. А многих ли вызывали соседи по дому на «товарищеский суд»? Это вообще была редкость.

Путина действительно «судили» и действительно не принимали в пионеры до 12 лет (нормальный возраст приема – 9 лет), при том, что пареньком он был умным и учился не так уж плохо: перебивался с четверки на тройку. Держали его подальше от рядов «юных ленинцев» исключительно по причине специфического образа жизни, то есть хулиганства.

«Жить во дворе и в нем воспитываться, – заметил как-то сам Путин – это все равно, что жить в джунглях. Очень похоже. Очень!» И жизнь Владимира скоро стала развиваться по законам джунглей. Какое уж там петербургское воспитание – театры, музеи, концертные залы? Не до того ему было.

Чтоб доминировать во дворе, надо было бить противника по лицу и «мочить в сортире» (такое выражение Путин употребил однажды по отношению к террористам). Более того, надо было биться отчаянно, «до последней капли крови», без права на отступление. Много сохранилось рассказов о том, как он дрался. И все оценки единодушны, несмотря на разницу в терминах. Кто-то говорит, что Володя доходил до остервенения, кто-то сравнивает его с тигренком, кто-то – с барсом. Суть одна – для мальчишки это была форма самовыражения, форма становления его человеческой индивидуальности.

Впоследствии, когда он учился в разведывательной школе КГБ, ему зафиксировали в характеристике: такое личное свойство, как «пониженное чувство опасности». Возможно, это свойство у Путина врожденное, но, скорее всего, оно является следствием того образа жизни, который сформировался в дворовых драках, где сначала бьешь противника, а потом думаешь. Не это ли свойство проявилось у Путина позднее, когда российские власти начинали вторую чеченскую войну? Не это ли свойство отличает его действия сегодня?

Личность Путина, его своеобразное представление о нравственности лежит в основе характера российского премьера. Стремление наказать негодяев, не слишком задумываясь о политических последствиях. Стремление драться бескомпромиссно, поскольку негодяй понимает только силу. Стремление доводить дело до конца, так как в дворовой мальчишеской жизни добрая ссора – это норма, а худой мир – не более чем временное отступление, случайное исключение из правил.

Увлечение единоборствами – сначала боксом, а после перелома носа самбо и, позднее, дзюдо – тоже пришло к Путину из той жизни, которая развивалась по законам джунглей. Из той же жизни выросло искреннее стремление служить в КГБ. Еще школьником пришел он в ленинградский офис этой организации на Литейном проспекте, чтобы спросить, как попадают в сотрудники госбезопасности?

А работа в КГБ научила его еще одной важной вещи. Говоря о том, в какой конкретно области он стал специалистом, Путин сам отмечал, что в КГБ его сделали специалистом по общению с людьми. И он на самом деле чрезвычайно профессионально общается как с массами, так и с отдельными людьми, которым хочет понравиться. Почти все, с кем он общается, отмечают, что, выходя от Путина, пребывают в полной уверенности, будто смогли его убедить. Но никто из самых высокопоставленных лиц в России не может сказать сегодня, будто действительно убедил Путина следовать его линии в принципиальных вопросах.

Возможно, таким же образом обстояло дело и с президентом Бушем, который после одной из первых встреч с Путиным сказал, что увидел в его глазах душу. Однако, несмотря на это, наладить нормальные деловые отношения с российским лидером Буш так и не сумел.

Сегодня Путин действует на международной арене примерно так же, как действовал в дворовых стычках с мальчишками. Действует с азартом, стремясь не столько к получению рационального позитивного результата, сколько к личному самоутверждению. Но при этом он чрезвычайно умело маскирует свои цели, находя индивидуальный подход к каждому, с кем имеет дело. Данной стратегии, по всей видимости, не сумели понять лидеры стран Запада - и в итоге проиграли Россию.

Обсудите с коллегами

21:33

Британский депутат вышел из Amnesty International после лишения Навального статуса узника совести

20:52

Собянин предложил оставить Лубянскую площадь без памятников

20:37

ОНК: Навального не доставят ни в одну из колоний Подмосковья

20:21

В Петербурге не стали возбуждать дело против силовика, который ударил женщину. Документов об отказе тоже пока нет

19:51

Памфилова выступила за отмену «дня тишины» перед выборами

19:24

Картина дня. 26 февраля