Украинские уроки формирования государственности

1 декабря в Киеве открылся форум "Содружество демократического выбора". В нем принимают участие президенты восьми стран Черноморского, Каспийского и Балтийского региона. Сегодня организаторы форму говорят о формировании нового блока, своеобразного анти-СНГ, союза демократий "Черноморско-Балтийско-Каспийского региона". И хотя в реальности никаких результатов форум не принес, сам по себе замысел достоин комментария.

Открытие данного форума украинской столице именно в первый зимний день - символическое событие. 14 лет назад, 1 декабря 1991 г., более 80% населения Украины проголосовало за выход своей республики из состава Союза ССР. Что бы ни говорили о современной украинской государственности, как бы справедливо ни критиковали ее политическую и деловую элиту, появление на карте Европы нового государства было вполне легитимно.

Идея самостоятельного политического развития получила в декабре 1991 г. всенародную поддержку. За бытие Украины как суверенного государства голосовали и члены украинской Компартии, и члены националистического “Руха”, жители Львовщины и Волыни, и русское население Криворожья и Донбасса. Проголосовав за независимость, население Украины предрешило беловежскую встречу. Именно украинский плебисцит, а не “совет в Вискулях” предопределил судьбу Союза. В 1991 году Украина стала могильщиком СССР. Без этой республики, самой старшей среди 14-ти "младших сестер", сам смысл СССР как геополитической единицы утрачивался.

Именно Украина во многом символизировала геополитическую преемственность Российской империи и СССР, была воплощением советского "собирания земель". В состав Российской империи не входили Галиция и Буковина, считавшиеся историческим наследием "Древней Руси", на которое российская система (под разными знаменами выступавшая) всегда имела виды. Обоснованные или нет - другой вопрос. Поэтому в составе СССР Украина была "чуть равнее" других. Собственное представительство в ООН, большое количество партвыдвиженцев из Украины в ЦК КПСС (от Никиты Хрущева до Леонида Брежнева). Выход Украины из СССР был последним гвоздем в крышке гроба Советской империи. Без Украины СССР был бы уже чем-то другим, но только не "Союзом нерушимым".

Сегодня Украина идет в первых рядах могильщиков СНГ. После "оранжевой революции" важнейшим приоритетом украинской внешней политики стало превращение страны в альтернативный центр силы на постсоветском пространстве. Возрождение ГУУАМ в несколько усеченном виде (без "контрреволюционного" Узбекистана), стратегический альянс с Грузией (встреча Виктора Ющенко и Михаила Саакашвили в Боржоми и декларация о "новой эре демократии, безопасности, стабильности и мира во всей Европе вплоть до Каспийского моря"), вовлечение в этнополитические процессы на Кавказе, пакет предложений по реформированию СНГ (с постоянной критикой этой недееспособной структуры), "дорожная карта" приднестровского урегулирования, интенсификация процессов североатлантической и европейской интеграции. Вот далеко не полный перечень внешнеполитических инициатив постреволюционной Украины.

В 2004-2005 годах Украина целенаправленно формировала имидж страны, наиболее последовательной в проведении демократических преобразований и формировании транспарентной экономики. Другой вопрос - насколько имидж соответствовал действительности. На сей счет есть много противоречивых мнений. В конце концов, рост рейтинга главного оппонента Виктора Ющенко- Виктора Януковича, казавшегося год назад абсолютно подавленным и деморализованным, - свидетельство того, что не все ладно в государстве после триумфального шествия революции. Однако трудно спорить с тем, что из всех стран СНГ (кроме, разумеется, России) Украина предпринимает больше усилий по интеграции с государствами, не входящими в постсоветское пространство. Здесь и попытки выстроить особые отношения с Болгарией и Румынией в рамках "черноморского сотрудничества". Здесь и политика по взаимодействию со странами Балтии, считающими себя уже составной частью европейского мира.

Но самое главное - то, что Украина за последний год стала важнейшим фактором российской внутренней политики. Эта наиболее близкая нашей стране (я этнокультурном и социокультурном плане) держава рассматривается одними как носитель "оранжевой чумы", от которой нужно всячески защищаться, а другими - как идеал демократии, свободы и либерализма, к которому нужно стремиться.

Таким образом, можно констатировать, что Украина как самостоятельная политическая сущность состоялась. И в 1991 году, и в 2004 в ходе "оранжевой революции". И этот факт требует окончательного признания со стороны российской элиты. Можно сколь угодно говорить о том, что соседняя страна – это конгломератное и искусственное по природе образование. Донбасс, Закарпатье, Галичина, Буковина и Полтавщина - действительно разные историко-культурные области.

Но разве Чечня, Дагестан, Башкирия и Магаданская область - это единый этнокультурный пласт? Придется напомнить, что в 1860-е гг. собиратель единой Италии Камило Кавур сказал, что "Италию мы создали, осталось создать итальянцев". Так что у Украины в этом смысле все впереди. Тем паче, что, в отличие от России, лидеры Украины работают над формированием новой идентичности, а не эксплуатируют советскую ностальгию как единственный способ политической мобилизации.

Год назад раскол Украины впервые произошел не исключительно по географическому принципу, что говорит о предпосылках для создания единой политической (не этнической!) нации. И представители этой нации стремятся к поиску своей геополитической ниши. И здесь дело не только и не столько в НАТО. Сегодня на Украине можно увидеть манифестантов с лозунгами "НАТО хуже гестапо". Идея североатлантической интеграции не имеет на Украине консенсуса.

Но очевидно другое. Кто бы ни был у власти в Киеве (Ющенко, Янукович, Тимошенко или имярек), он будет стремиться избавиться от российской опеки (весьма ненадежной, как в случае с Януковичем в прошлом году), добиваться самостоятельной геополитической роли. Это может быть Союз демократов от Каспия до черноморского побережья, может быть ГУАМ, может что-то еще, неведомое на постсоветских просторах. Отсутствие внятной политики со стороны России, обессмысливание СНГ превращают Украину в "Россию-2" - самостоятельный патронат, вокруг которого собираются свои клиенты.

Сумеет ли новый патрон быть надежнее российского - покажет время. А пока можно сказать одно. В активе у Украины новый политический проект, который может оказаться утопией, а может воплотиться в жизнь. По крайней мере, такой проект у Киева есть. В отличие от Москвы, продолжающей ностальгировать по СССР, который мы потеряли.

См. также:

Обсудите с коллегами

18:01

Олег Куваев превратил одного из главных героев «Масяни» в токсичного интернет-тролля

17:22

Полмиллиона граждан России из ДНР и ЛНР смогут проголосовать на выборах 2021 года

17:08

РФПИ: «Спутник V» помог Сан-Марино стать первой страной в Европе, победившей коронавирус

16:42

В Свердловской области подожгли частный приют для собак. Более 30 животных погибло, хозяева уцелели чудом

16:24

Путин заявил, что от коронавируса привились 21,5 млн россиян — в три раза больше, чем сообщала Голикова две недели назад

15:14

Северокорейские рабочие в СССР и России. Бесправные рабы или рабочая аристократия?