Чет и нечет - одно и то же

«Человек-гора», по универсальности знаний и беспредельности эрудиции ученый эпохи Возрождения, академик Вячеслав Всеволодович Иванов рассказывал вчера вечером о дуальных моделях в обществе, которым посвящал свои штудии еще в те годы, когда слова «бинарная оппозиция» вызывали у идеологических кормчих науки продолжительный шок.  

Вячеслав Всеволодович напомнил слушателям, среди которых, конечно, не все читали его «Чет и нечет. Ассиметрия мозга и знаковых систем» (книгу, остававшуюся интеллектуальным хитом, начиная с конце 1970-х), о близнечном культе в древних культурных традициях, о египетской цивилизации, в которой принцип дуальности просматривается особенно ясно, о двоичности, лежащей в основе китайской культуры. Все сведения сопровождались подробными библиографическими ссылками, названиями работ и именами авторов, которые следовало бы прочитать, чтобы понять предмет глубже.

Вообще более всего лекция напоминала нанесение на вполне первобытное (по сравнению с лекторским) сознание аудитории неких точек информации. Свобода прочертить между ними линии, обращаться (или тут же забыть) к названным источникам и, следовательно, выстроить либо объемную, либо плоскую картину представлений о предмете предоставлялась самим слушателям. В конце выступления Вячеслав Всеволодович выразил надежду на то, что современный мир сумеет выработать новое отношение к заложенной в устройстве сотворенного мира бинарной оппозиции и увидит в противоположностях элементы единого пространства. Так что не окажется в этом пространстве, по словам процитированного лектором апостола Павла, "ни эллина, ни иудея".

В дискуссионной части аудитория, по справедливому наблюдению ведущего Виталия Лейбина, четко разделилась на две половины: одни пытались осмыслить сам принцип дуальности, обнаружить его онтологические истоки и найти способы его практического применения в общественно-политической жизни. Другие с радостью делились культурными ассоциациями, вспоминали о многочисленных близнецах, населяющих художественную литературу, и даже о башнях-близнецах, разрушенных в Нью-Йорке. Лектор реагировал на все вопросы с равным доброжелательным вниманием, рассказал о том, что в одном из недавно организованных парадов нести знамя доверили близнецам, а затем процитировал стихи Велимира Хлебникова, которые, по наблюдению старейшего исследователя творчества Председателя Земого шара Виктора Григорьева, предсказали катастрофу 11 сентября…

Как ни любопытно было все произносившееся вслух, не покидало ощущение еще и иной, дополнительной значимости происходящего. Возможно, потому что академик, в прошлом году отметивший 75-летний юбилей, переживший не одну операцию и явно не нуждающийся ни в какой публичности, как и прежде, как и в перестроечные годы (когда Иванов, не жалея времени, выступал с лекциями всегда и повсюду, кто бы ни звал), вновь продемонстрировал свою очаровывающую доступность. А возможно, дело было еще и в том, что во вчерашнем выступлении рядом с рассказом о блистательных открытиях этнографа Золотарева, например, соседствовал и рассказ о его трагической судьбе.

Это вообще одно из самых притягательных свойств ивановских лекций – сообщаемые научные сведения никогда не бывают сухи, оттого что озаряются или какой-то всем близкой деталью (как было сказано вчера, "церковь Флора и Лавра стояла на месте нынешнего Почтамта"), или жизненной историей и реальным диалогом - что-нибудь вроде «как рассказывала мне Анна Андреевна Ахматова»… 

Ощущение связанности всего со всем, всех со всеми, глубинная сплетенность научного знания, человеческих судеб, неба и земли, чета и нечета, усиливалось еще и от того, что здесь же, в клубе, продавалась и новая книга Вячеслава Иванова, и вовсе не акдемических статей, а стихов. Книга, только что выпущенная издательством «Радуга», объединила стихотворения, написанные Ивановым в разные годы, начиная с детства. Сборник оформлен фотоанаграммами супруги автора Светланы Ивановой и сопровожден замечательным предисловием самого Вячеслава Всеволодовича. Степень интимности, душевного напряжения и страсти этих стихов прожигает с первых же строк, и тут уже впечатление, что созерцаешь тайну предельной воплощенности отпущенных дарований, а значит, и гармонического воплощения божественного замысла о человеке, возникает такое, что «дай мне боже сил навзрыд не зарыдать».


 СПРАВКА: Вячеслав Всеволодович Иванов - один из самых крупных ученых-гуманитариев, действительный член Российской Академии Наук, член Американской Академии наук и искусств, Британской Академии, Академии Наук Латвии, директор "Русской антропологической школы" при РГГУ и Института мировой культуры МГУ. Лауреат Ленинской премии (1988 г., за книгу «Индоевропейский язык и индоевропейцы» в соавторстве с акад. Т.В.Гамкрелидзе), Государственной премии (1991 г., за двухтомник «Мифы народов мира» вместе с другими авторами), премии Пастернака (2002 г.).

Вячеслав Всеволодович Иванов родился в 1929 году, в Москве. Сын писателя Всеволода Иванова. Закончил филологический факультет МГУ, был оставлен при аспирантуре по сравнительно-историческому языкознанию, затем стал преподавателем, читал лекции.

В 1955 г. был удостоен Ученым Советом факультета степени доктора филологических наук за кандидатскую диссертацию об отношении клинописного хеттского языка к другим индоевропейским; решение не было утверждено ВАКом, потерявшим впоследствии диссертацию (новая докторская диссертация о балтийском и славянском глаголе была защищена в Вильнюсском университете в 1978 г.).

В 1958 г. был уволен из профессуры Московского университета за несогласие с официальной оценкой романа Пастернака «Доктор Живаго» и за поддержку на научных конгрессах взглядов Романа Якобсона (решение официально было отменено руководством Московского Университета как ошибочное 30 лет спустя, в 1988г.). В 1956-1958 гг. стал одним из создателей и руководителей семинара по математической лингвистике МГУ. В 1959-1961 гг. работал заведующим группой машинного перевода Института точной механики и вычислительной техники АН СССР и был председателем Лингвистической Секции академического Научного Совета по кибернетике. В 1962 г. организовал в Москве вместе с другими основателями московско-тартуской школы семиотики первый симпозиум по структурному изучению знаковых систем, вызвавший резкую критику официальных идеологов; по политическим причинам дальнейшие семиотические конференции и публикации, ставшие затруднительными в Москве, были перенесены в Тарту и Кяэрику (близ Тарту). С 1961 г. по 1989 г. был заведующим Сектором структурной типологии академического Института славяноведения, с 1989 г. до 1993 года был директором Всесоюзной Библиотеки Иностранной Литературы, с 1989 до 1994 г. заведовал вновь созданной Кафедрой теории и истории мировой культуры МГУ. Одновременно с этого времени и до настоящего состоит директором нового научно-исследовательского Института мировой культуры МГУ. В 1989-1991 гг. являлся народным депутатом СССР (от институтов Академии Наук), осенью 1991 г. – депутатом Верховного Совета СССР последнего созыва (от России). В 1989 г. до 2001 г. был профессором Стэнфордского университета на Кафедре славянских языков и литератур, с 1992 г. до настоящего времени - профессор Кафедры славянских языков и литератур и Программы индоевропейских исследований Университета Калифорнии в Лос-Анджелесе (UCLA).

Напечатал более 15 книг и около 1200 статей по проблемам лингвистики, литературоведения, семиотики и других смежных наук на русском и разных западных и восточных языках. Среди наиболее известных книг: "Чет и нечет", "Очерки истории семиотики в СССР", "Индоевропейский язык и индоевропейцы" (в соавторстве с Т.В. Гамкрелидзе), "Славянские языковые моделирующие семиотические системы: (Древний период)", "Исследования в области славянских древностей", "Исследования в области балто-славянской духовной культуры" (последние три в соавторстве с В.Н. Топоровым).

Обсудите с коллегами

15:23

Перспективы денацификации

14:45

Игра без правил

14:31

Прелести тоталитаризма

14:00

Мюонный атом и новая физика

PRO SCIENCE
13:54

Активист и бесстыдство галерейщиков

13:12

Скандальные россияне