Мемория. Владислав Иллич-Свитыч

 

12 сентября 1934 года родился Владислав Иллич-Свитыч, лингвист-компаративист, автор работ по славянским и балтийским языкам, создатель реконструкции ностратического праязыка.

 

Личное дело

Владислав Маркович Иллич-Свитыч (1934 – 1966) родился в Киеве, в 1941 году его семья была эвакуирована в Чкалов (с 1957 года городу возвращено название Оренбург), где отец стал работать бухгалтером-ревизором в облпромсовете, а мать – режиссером городского кукольного театра. В 1952 году Владислав окончил школу с золотой медалью и поступил на филологический факультет Московского университета.

Иллич-Свитыч учился в болгарской группе славянского отделения, возглавлявшегося тогда профессором Самуилом Бернштейном, который стал его научным руководителем. С первого курса занимался по индивидуальному плану, изучая, кроме обязательных предметов, хеттский, древнегреческий, турецкий и другие языками. Получил основательную подготовку в области сравнительно-исторического языкознания, уже в студенческие годы опубликовал первые научные работы. В 1957 году женился на свой однокурснице Майе Никулиной. С 1960 года семья жила в поселке Загорянка Щелковского района Московской области.

После окончания университета Иллич-Свитыч был рекомендован в аспирантуру. Два вступительных экзамена (по болгарскому языку и сравнительной грамматике славянских языков и по немецкому языку) он сдал на отлично, а по истории КПСС получил оценку удовлетворительно, поэтому аспирантом не стал.

Поскольку диплом об окончании университета с отличием давал право свободного распределения, Владислав Иллич-Свитыч выбрал работу в славянском отделе государственного издательства иностранных и национальных словарей. Спустя примерно год он перешел на должность младшего научного сотрудника в Институт славяноведения АН СССР, где продолжил работу под руководством Бернштейна. Основной сферой его деятельности стала историческая акцентология. В 1963 году он завершил работу над книгой «Именная акцентуация в балтийском и славянском. Судьба акцентуационных парадигм», которую защитил в качестве кандидатской диссертации. В том же году вышел в свет подготовленный им в соавторстве с Д. Толовски первый в истории македонско-русский словарь.

В последующие годы основные интересы Владислава Иллич-Свитыча постепенно сместились от славянского и индоевропейского языкознания к проблеме родственных связей индоевропейских языков с другими языковыми семьями. Он опубликовал ряд статей на эту тему и готовил большую работу, посвященную доказательству родства шести больших языковых семей Старого Света. Для общего названия этих языков он выбрал термин «ностратические», предложенный ранее датским ученым Хольгером Педерсеном.

Владислав Иллич-Свитыч погиб, не дожив пары недель до своего 32-летия.  Жизнь ученого оборвалась из-за трагической случайности: 21 августа 1966 года он, возвращаясь домой, был сбит машиной, и в ночь на 22 августа умер в больнице города Щелкова. Похоронен на Образцовском кладбище в Щелковском районе Московской области.

 

Владислав Иллич-Свитыч

Чем знаменит

Иллич-Свитыч стал признанным основателем современной ностратической теории. О возможном родстве различных языковых семей Евразии говорили и раньше, но обычно эти предположения основывались лишь на внешнем сходстве слов или морфем в разных (пра)языках. В работе Иллич-Свитыча впервые были сформулированы правила регулярных фонетических соответствий между праязыками шести семей: семито-хамитской, картвельской, индоевропейской, уральской, дравидийской и алтайской. На основе этих правил Иллич-Свитыч реконструировал несколько сотен слов ностратического праязыка.

Благодаря ностратической реконструкции удалось объяснить ряд фактов исторической фонетики индоевропейских, алтайских и афразийских языков, которые не находили объяснения внутри этих семей. Поэтому ностратическое языкознание не только использует достижения индоевропеистики, уралистики и других отраслей сравнительно-исторического языкознания, но и способствует их развитию, подобно тому, как индоевропеистика способствует развитию германистики, славистики, иранистики и т. п.

Главный труд Иллич-Свитыча «Опыт сравнения ностратических языков» был издан после его смерти благодаря его коллегам Владимиру Дыбо и Аарону Долгопольскому (первый том – в 1971 году, второй – в 1976, третий – в 1984). С начала 1970-х годов действует Ностратический семинар, где рассматриваются исследования ностратических языков, а также другие проблемы дальнего языкового родства.

Современные варианты ностратической реконструкции и состава макросемьи ностратических языков несколько отличаются от предложенных Иллич-Свитычем. Например, семито-хамитские языки рассматриваются в составе афразийской семьи, которую часто считают родственной всем остальным ностратическим языкам на более глубоком уровне. Выдвинуты гипотезы о вхождение в ностратическую семью ряда других языков, например, чукотско-камчатских и эскимосско-алеутских.

 

О чем надо знать

Помимо работ по ностратической теории Владислав Иллич-Свитыч внес значительный вклад в историческую акцентологию, подтвердив в своей монографии связь акцентных парадигм балтийских и славянских языков, проследив историю их развития и родство с акцентными парадигмами других индоевропейских языков.

Именем Иллич-Свитыча и его коллеги по акцентологическим исследованиям Владимира Дыбо называют фонетический закон, объясняющий сдвиг ударения к концу слова у некоторых разрядов слов в праславянском языке. Ему принадлежат также работы по этимологии и ларингальной теории.

 

Прямая речь

Отсутствие достаточной координации между отдельными отраслями компаративистики долгое время препятствовало осознанию того факта, что многие из частных сходств, обнаруживаемых при сравнении двух языковых семей, являются в действительности лишь проявлением сходств более широких, охватывающих несколько языковых семей. <…> Подобная ситуация предполагает существование не двух родственных языков, но достаточно обширной языковой семьи, сравнительную работу по исследованию которой, естественно, следовало бы вести с привлечением данных максимального количества языков, входящих в эту семью.
В. М. Иллич-Свитыч «Опыт сравнения ностратических языков»

K̥elHä wet̥ei ʕaK̥un kähla
k̥aλai palhʌ-k̥ʌ na wetä
śa da ʔa-k̥ʌ ʔeja ʔälä
ja-k̥o pele t̥uba wete

Язык – это брод через реку времени,
он ведёт нас к жилищу умерших;
но туда не сможет дойти тот,
кто боится глубокой воды.

Стихотворение В. М. Иллич-Свитыча на реконструированном им ностратическом праязыке и его перевод на русский

Вчера весь день у меня на даче провел Слава Иллич-Свитыч. Много гуляли, наслаждались природой, но одновременно много говорили по специальным вопросам. Он всесторонне одарен. Прекрасно разбирается в самых сложных вопросах сравнительной грамматики. Знает много языков. Боюсь, что мне не удастся удержать его в славянском и балтийском языкознании. Постепенно у него созревает потребность выйти за пределы не только славянского, но и индоевропейского языкознания. Последнее время его начали беспокоить общие элементы в различных языках Старого Света. Путь опасный. Сколько талантливых людей сломало себе шею на этом! Сделаю все, чтобы удержать его в славянском языкознании. Хватит ли сил!!!

Запись в дневнике профессора Самуила Бернштейна (1954)

Заслугой… В.М. Иллич-Свитыча было отнесение хронологических границ возможной реконструкции далеко назад – больше, чем на 10 тысяч лет.. По мере того, как обнаруживаются наиболее древние семьи языков, подобные ностратической (включающей индоевропейскую, алтайскую, картвельскую и ряд других ветвей) и северокавказско-енисейско-тибетокитайской, увеличивается число доводов, говорящих в пользу единого происхождения этих макросемей.

Вячеслав Иванов «Машина времени»

В последние годы с таким же проникновением и с такой же доказательной силой он  обнаруживал глубочайше замаскированные и многократно переслоенные связи между самыми различными языками трех континентов Восточного полушария. Эти филигранные исследования, обнаружившие великий научный оптимизм и глубокий профессионализм автора в сравнительно-исторической фонетике не только индоевропейских, но и уральских, алтайских, семито-хамитских языков и языков Кавказа, также станут надежнейшими из камней в фундаменте «ностратического» языкознания. Когда же будут воздвигнуты первые этажи этого здания, наши представления о далеком прошлом человечества приобретут новый, далеко идущий смысл. <…> Можно ли не мучиться от горчайшего сознания невозможности передать во всей очевидности тем, кто не встречался с Владиславом Марковичем, его облик и движения, его улыбку, звук его голоса, силу ума, чистоту совести – его обаяние? Нам же, встретившимся с ним в жизни, как на перекрестке, и узнавшим его, лучшего из лучших, остается скорбная память о нем. И жизнь, которую он своей жизнью сделал еще осмысленнее и дороже.

Владимир Топоров «Памяти В. М. Иллича-Свитыча»

Я пришла к ним 1.09.1952 года, как начинающий преподаватель, вести практические занятия по болгарскому языку. Их было 9 человек – 8 девочек и один мальчик, Слава Иллич-Свитыч. На первом же занятии выяснилось, что все милые девочки пришли на славянское отделение более или менее случайно, …А Слава, как оказалось, выбрал славянскую филологию вполне осознанно: он удивил меня тем, что (необычный факт!) еще до поступления в университет уже прочитал (изучил!) учебник по болгарскому языку С.Б.Бернштейна (единственный тогда учебник болгарского языка, напоминание о котором сам Самуил Борисович не очень любил). И дальше, в курсе обучения, работать с ним было легко, информация по болгаристике, объяснения преподавателя находили в нем отклик, не уходили в «пространство», как нередко бывало с другими студентами. Сразу замечались его интерес к лингвистике как науке и та искра таланта, которые отличали его от всех в группе – не очень-то увлеченных славистикой девочек. И я без каких-либо колебаний разрешила ему свободное посещение занятий – я была уверена, что он самостоятельно, по своему индивидуальному плану, отыщет и усвоит то, что ему будет необходимо в его научной подготовке. Естественно, были консультации, разговоры; искал он научную среду и в организованном тогда Научном студенческом обществе славянского отделения.
Из воспоминаний Надежды Котовой

Имя этого ученого по крайней мере в течение ряда десятилетий будет в центре внимания работ по компаративистике нескольких больших языковых семей Старого Света.
В В. М. Иллич-Свитыче сочетался колоссальный талант исследователя с огромной работоспособностью, поразительная по частоте переключаемость со столь же стремительным овладением научной информацией и глубочайшим проникновением в материал все новых и новых языковых групп. И все это объединялось изумительной целеустремленностью, единством творческой мысли, неукротимой и всеразрешающей, которую направляет сама Воля Науки. Такой синтез качеств невозможно назвать иначе, чем гениальностью.
Владимир Дыбо «Памяти В. М. Иллич-Свитыча»

 

Три факта о Владиславе Иллич-Свитыче

  • Дедом Владислава Иллич-Свитыча был польский революционер-народник Владислав-Игнатий Свитыч (взявший псевдоним Иллич-Свитыч).
  • Имя Иллич-Свитыча упоминается в повести братьев Стругацких «Хромая судьба»: «Мальчик-вундеркинд, почитывает «Кубические формы» Ю. Манина, очкарик; когда моет посуду, любит петь Высоцкого. Двенадцать лет в восьмеричной системе исчисления. Цитирует труды Иллича-Святыча».
  • На защите кандидатской диссертации Иллич-Свитыча официальный оппонент Владимир Топоров закончил выступление словами: «Настоящая защита – это фарс. Диссертация Иллич-Свитыча достойна присуждения ей ученой степени доктора наук».

Материалы о Владиславе Иллич-Свитыче

Статья о Владиславе Иллич-Свитыче в русской Википедии

Из семейного архива

Статья о Владиславе Иллич-Свитыче в Большой Российской энциклопедии

Воспоминания Самуила Бернштейна

Обсудите с коллегами

19:39

Наместник Киево-Печерской лавры сообщил об угрозах захвата

19:22

СМИ узнали о намерении Тарасенко уйти с поста врио губернатора Приморья

19:14

Вокруг Солсбери туманно

19:05

Конструкторы разрешили дырявому «Союзу» продолжить полет

18:46

В новых выборах в Приморье смогут участвовать не только Ищенко и Тарасенко

18:28

Собянин назначил сенатором Владимира Кожина

Мемория. Макс Фасмер Мемория. Макс Фасмер Мемория. Юрий Апресян Мемория. Юрий Апресян
Мемория. Макс Фасмер