Количественная гуманизация

ФСИН объявила о снижении количества заключенных в российских колониях и СИЗО до исторического минимума. Правозащитники Кирилл Титаев и Наталья Таубина рассказали корреспондентке «Полит.ру» Ане Гольдман, как это случилось.

Наталья Таубина, директор фонда «Общественный вердикт»:

Наталья Таубина

Сокращение населения российских тюрем наблюдается уже несколько лет. Это происходит благодаря декриминализации ряда статей, так называемой гуманизации уголовного кодекса.

Я не думаю, что эта тенденция связана с декриминализацией одной конкретной статьи, скорее это комплексная ситуация, которая связана не только с декриминализацией, но и с сокращением сроков по ряду статей, а также с сужением применения такой меры пресечения, как арест. На этапе расследования арест должен быть крайней мерой пресечения.

Я полагаю, что сокращению числа заключенных среди прочего способствовало пилотное постановление Европейского суда по правам человека по делу Ананьев и другие против Российской Федерации (по жалобам на бесчеловечные и унижающие достоинство условия содержания под стражей). В постановлении ЕСПЧ отмечается, что основной причиной перенаселенности следственных изоляторов является чрезмерно частое использование заключения под стражу в качестве меры пресечения и чрезмерная длительность содержания под стражей. Пилотное постановление было вынесено в мае 2016 года, и с тех пор практика в плане применения ареста в качестве меры пресечения на стадии следствия начала понемногу меняться.

К сожалению, все это не касается политических дел, в частности Московского дела, где совершенно очевидно нет никаких оснований содержать подозреваемых в СИЗО, но суд не учитывает никакие правовые аргументы, применяя арест в качестве меры пресечения.

Кирилл Титаев, ассоциированный профессор социологии права им. С.А. Муромцева Европейского университета в Санкт-Петербурге:

Кирилл Титаев

Это довольно устойчивый тренд, который связан с несколькими вещами. Во-первых, судьи действительно стараются применять более мягкие наказания (в пределах УК, разумеется) и по возможности назначают наказания, не связанные с лишением свободы. Это давний и устойчивый тренд, в России тюремное население более-менее непрерывно снижается с конца 90-х годов.

Во-вторых, это связано с демографией. Существует довольно сильная связь между количеством преступлений, особенно — тяжких, и числом молодых мужчин в возрасте от 16 до 25 лет. Сейчас возраста 25 лет достигают люди, родившиеся в середине 1990-х годов, когда в силу неровности российской социо-демографической пирамиды на свет появлялось мало детей. На преступников, совершивших тяжкие насильственные преступления, приходится около трети населения наших тюрем. Сейчас таких преступлений совершается меньше просто потому, что в стране меньше людей, которым по статистике положено совершать тяжкие преступления.

В целом же, глядя на статистику ФСИН, в первую очередь нужно обращать внимание не на «рекордное» снижение числа заключенных (на несколько тысяч), а на то, что в России по-прежнему больше всего заключенных на душу населения в Европе. И учитывая то, что изрядная часть заключенных — это наркопотребители, у нас есть перспективы для дальнейшей гуманизации Уголовного кодекса.

Обсудите с коллегами

12:22

В Италии тренера молодежной футбольной команды уволили после победы со счетом 27:0

11:42

В продолжении «Ну, погоди!» появятся новые персонажи

11:39

Дедолларизация совершилась?

10:37

ООН: главная причина смертности на дорогах в России – телефон за рулем

09:27

В Приморье рухнула стена жилого дома. Он признан аварийным еще в 2012 году

08:00

Священномученик Сергий Лебедев

Игорь Сечин на верфи «Звезда» встретился с индийской делегацией