Символические санкции

Минфин США расширил санкционные списки по Украине и Крыму, добавив трех физических и девять юридических лиц. В их числе оказались КрымТЭЦ и ряд санаторно-курортных объектов Крыма. 

Как писала газета «Ведомости», в санкционный список вошли Александр Басов, бывший сотрудник Службы безопасности Украины (СБУ) Андрей Сушко и учредитель ООО «УКИП» Владимир Зарицкий, а среди компаний оказался курорт «Мрия», санатории «Ай-Петри», «Дюльбер», «Мисхор», АО «Крымтеплоэлектроцентраль», компания «Гарант-СВ», Управляющая компания инфраструктурных проектов (ООО «УКИП»), ООО «Южный проект» и министерство государственной безопасности ЛНР.

Крымская ТЭЦ /testing.rjevsky.com

Опрошенные газетой «Коммерсантъ» эксперты сошлись в том, что так как Крым весь уже находился под санкциями, ничего принципиально для этих компаний не изменилось.

О том, являются ли эти санкции символическими, обозначающими, что США по-прежнему недовольны политикой России, или же они действительно способны оказать давление на Москву, с «Полит.ру» поговорил Георгий Чижов, вице-президент, руководитель украинского бюро фонда «Центр политических технологий».

Георгий Чижов

«Думаю, что в данном случае это жест символический, потому что санкционный список расширен не сильно и в основном за счет тех организаций, которые и раньше за счет санкционных ограничений не могли активно действовать на западном рынке. Но тут, скорее, работает система почти автоматического внесения в санкционные списки новых фигурантов после того, как Соединенным Штатам становится известно о каких-то событиях – скажем, об отчуждении какого-то заметного имущества в Крыму или о чем-то подобном.

В списках появилось и несколько физических лиц; не совсем понятно, кто это такие – это, видимо, не очень известные люди. Я читал, что двое из них – граждане Украины, однако, судя по действиям, которые им приписываются, они физически находятся вне юрисдикции Украины и, скорее всего, уже имеют российское гражданство. Это сотрудники силовых структур Крыма – они, вероятно, уже не являются украинскими гражданами.

Тут действует общая логика постепенного, пусть и очень медленного, нарастания санкционного давления. А за серьезностью тех или иных санкций можно следить по тому, что происходит на валютной бирже: если санкции имеют хоть какое-то буквальное значение, обычно после того, как о них становится известно, заметно проседает рубль, даже при отсутствии другой негативной информации.

Думаю, на этот раз с рублем ничего особенного не произойдет. Потому что, с одной стороны, Америка подтвердила свой курс и свою позицию, но те и так были известны; с другой стороны, сколько-то заметного увеличения нагрузки на российскую экономику конкретно это расширение санкций не принесло. Тем не менее, как мы знаем из философии, количественное накопление чаще всего приводит к некоторым качественным скачкам. Пусть даже на сей раз изменение, как мне кажется, является мелким.

Демонстрация большевиков в прибалтике  / YouTube.com

Мы уже как-то говорили о том, что в Советском союзе в свое время смеялись над Западом (в первую очередь над Америкой), который не признавал присоединение к СССР балтийских стран в 1940 году. Тем не менее, хотя это непризнание длилось с полвека и не было зрительно эффективным, эта позиция Запада обеспечила, когда сложились соответствующие условия, практически мгновенное обретение балтийскими государствами независимости и их дальнейшие перспективы, включая евроинтеграцию.

Поэтому принципиальная позиция Запада не означает, что Крым в течение ближайших нескольких лет вернется в Украину или произойдут какие-то еще изменения в его статусе, но сохранение такой позиции будет серьезно давить на геополитическую ситуацию и на Россию. И в этом аспекте постоянная демонстрация такой позиции не лишена смысла.

Крымский мост  / pixabay.com

Если говорить о давлении на Россию с целью выполнения ею минских соглашений, то и в этом вопросе давление в результате новых санкций нарастает незначительно. Какие-то меры Запада в отношении службы безопасности ЛНР выглядят странно, потому что мне кажется, что такую категорию Запад вообще не должен признавать. Если уж не признают сами республики, то их силовые структуры, по такой логике, получаются незаконными вооруженными формированиями. Можно ли вводить экономические санкции против незаконного вооруженного формирования, сложно сказать. Ну, какой-то логикой американцы в данном случае пользовались.

Вот второй пакет санкций в связи с «делом Скрипаля» может быть и более существенным. Хотя, скорее всего, в первую очередь эти санкции будут персональными и коснутся ряда руководителей российской военной разведки. Но думаю, в последние годы в силу международной обстановки руководители российской военной разведки и так не выезжают на территорию потенциально недружественных стран, так что вряд ли это по ним сильно ударит. Будут ли в пакете какие-то экономические санкции против заметных российских предприятий или отраслей экономики, пока вопрос. Если да, то это может казаться наиболее серьезной составляющей.

Но если говорить о попытках с помощью санкций добиться изменения политики России в отношении Украины, то сторонники усиления санкционного режима считают, что, помимо секторальных санкций, можно потихоньку повышать для России «цену» на сохранение ситуации, которая сейчас сложилась. И таким образом на нее влиять. Существенного усиления секторальных санкций не было уже давно. Но тут есть куда двигаться.

Бетонные матрасы для Nordstream-2 грузятся на судно Oceanic в порту Монтроуз, Шотландия / nord-stream2.com

С другой стороны, мы знаем, что европейский бизнес часто против этого возражает и говорит, что не хотел бы в результате нести убытки или упускать какую-то прибыль из-за невозможности сотрудничества с Россией. Так что это процесс неоднозначный. В частности, как мы знаем, постепенно снимаются все препятствия для строительства газопровода «Северный поток-2», и никакие санкции этому не помеха.

Украина очень возражает против этого проекта, потому что он впрямую задевает ее экономические интересы. Но законных оснований не строить этот газопровод в нормальной ситуации просто не было бы, а санкции эти моменты как-то обходят. Европейские компании вполне сотрудничают с Россией в этом строительстве. Так что думаю, что единой политической воли «придушить» Россию санкциями все же нет. По крайней мере, такая воля недостаточно сильна и наталкивается на сопротивление многих на Западе.

Если помните, мы когда-то уже обсуждали вопрос, что санкции против больших стран обычно не слишком эффективны. Санкции – это орудие против малых стран. В свое время против Сербии Милошевича были введены экономические санкции, они очень серьезно повлияли на положение в стране, и в итоге Милошевич вынужден был отказаться от военной поддержки боснийских сербов. Но это была малая страна, и потому на нее удалось так сильно повлиять. И страдало при этом, в принципе, главным образом мирное население, потому что жизненный уровень очень сильно упал.

Демонстранты поддерживающие Слободана Милошевича / YouTube.com

Проделать нечто подобное с Россией вряд ли кому-то по силам, по крайней мере – без большого ущерба для себя. Но думаю, что символические санкции будут сохраняться до тех пор, пока крымская проблема не разрешится каким-то взаимоприемлемым образом. Не знаю, каким, к сожалению. Понятно, что в ближайшее время это невозможно. И понятно, что санкции будут – вопрос в том, как долго сохранятся те санкции, которые реально давят на экономику России. А уж символические будут точно», – сказал Георгий Чижов.

Обсудите с коллегами

20:13

Бюджет уходит сенаторам

19:53

В Воронежской области обрушился автомобильный мост

19:44

Цены на нефть: падение ненадолго

19:38

Порошенко предложил переименовать Днепропетровскую область

19:17

Госдума одобрила ввод советских войск в Афганистан

19:02

Законопроект о страховых взносах с неработающих внесут в Госдуму в 2019 году

Странная история с азовским нефтегазом Странная история с азовским нефтегазом В Сенате США не одобрили взаимную отмену санкций для парламентариев РФ В Сенате США не одобрили взаимную отмену санкций для парламентариев РФ
Странная история с азовским нефтегазом