Согласие на мирный договор как форма отказа

Россия могла бы заключить мирный договор с Японией без всяких условий, а уже потом на его основе решать все спорные вопросы, заявил 12 сентября президент РФ Владимир Путин в ответ на очередное предложение о заключении договора со стороны Японии.

Как сообщает информационное агентство РБК, на заседании Восточного экономического форума глава российского государства напомнил, что страны уже 70 лет пытаются выйти на заключение мирного договора. «Так вот, 70 лет мы ведем переговоры. Синдзо сказал: давайте поменяем подход. Давайте. Давайте заключим мирный договор, ну не сейчас, но до конца года. Без всяких предварительных условий. А потом на основе мирного договора, как друзья, продолжим решать все спорные вопросы. Это облегчило бы нам решение всех проблем», – приводит информагентство слова Путина.

О том, что на деле означают слова российского лидера, и о том, почему эта позиция была обнародована именно сейчас, с «Полит.ру» поговорил Алексей Макаркин, ведущий эксперт Центра политических технологий.

Алексей Макаркин

«Мне кажется, это форма вежливого отказа. У японцев позиция всегда была такова: заключение мирного договора связано с передачей островов. Вначале Россия должна передать два острова, потом заключается мирный договор, а потом передают еще два острова. Но что касается сегодняшнего выступления российского президента, то он исходит из того, что Россия никому ничего не должна. А раз так, то давайте мирный договор заключим – и будем реализовывать совместные проекты на островах под российским флагом.

Насколько Абэ захочется идти на такой вариант? По крайней мере, ни один японский премьер-министр на такое пойти не мог. Конечно, Абэ не будет прекращать диалога с Россией, и в России тоже прекрасно понимают, почему. Потому что если ты сейчас обидишься и прекратишь диалог, то Россия в Азии будет замкнута только на Китай. Ни одно японское правительство не хотело бы и такого расклада. Так что японцы с нами будут продолжать общаться, но заключение мирного договора до конца года – это весьма маловероятно.

Подписание совместной Декларации СССР и Японии в Москве. 19 октября 1956 года / wikipedia.org

Известно, что передача двух островов была записана в советско-японской декларации 1956 года, во время визита японского премьера Хатоямы в СССР. Но Хатояма ушел с поста в 19567 голу, а следующее правительство подписало военное соглашение американцами. После чего Советский Союз дал понять, что декларация более не актуальна. В современной России к этой декларации вернулись. Но острова эти с 1992 года уже стали символом для российского населения.

Как раз тогда только что распался СССР. И люди в большинстве своем, как ни странно, восприняли распад его довольно спокойно, исходя из того, что эти мелкие государства «никуда не денутся, вернутся». Почему не было каких-то больших волнений? Потому что люди полагали, что кому может быть нужна та же Украина или Прибалтика? Да никому! В конце концов все они сами снова побегут к нам – нужно только подождать. А потом мы всех примем (мы же хорошие), но на наших условиях. Чтобы побольше денег оставлять родному Нечерноземью и поменьше отправлять в национальные республики.

Завод "Радиотехника" в Риге / YouTube.com

Таким образом общество себя успокаивало. А вот с островами ситуация была иной. Здесь понимали, что отдашь – уже не вернешь. Поэтому отношение к независимости Украины и к передаче островов Японии (несмотря на то, что они несопоставимы по всем позициям – по экономическому потенциалу, стратегической роли, по населению и т.д.) оказалось разным. Общество, даже будучи в плену иллюзии, что «свои к нам вернутся», тут уловило, что острова мы не вернем. Поэтому и пошла реакция, которая не позволила тогдашнему российскому правительству решить этот вопрос. Возник внутренний конфликт даже в самой российской власти.

Кроме того, с ощущением, что «если нашу отдать, ее не вернешь», соседствует второй момент – страх цепной реакции. Мол, отдадим сейчас острова – потом немцы потребуют с нас Калининград. Это тоже значимый для внутренней аудитории аргумент – что нельзя создавать прецедент. Конечно, есть еще целый ряд аргументов (свои аргументы выдвигают военные, свои аргументы – рыбаки, например), но все это является производным от этих двух аргументов. Поэтому я не вижу, как здесь можно договориться.

Туристы в музее Калининграда / Фото: Сергея Бровко

В Японии, насколько я понимаю, время от времени возникают представления о том, что в вопросе вот-вот будет прогресс. Обычно эти ожидания связываются с приходом какого-то нового руководителя или возвращением старого, у которого высок кредит доверия и который сейчас может пойти на этот шаг. Может быть, были такие представления и перед президентскими выборами в России.

Но тут есть два фактора. Первый: совершенно непонятно, зачем любому российскому президенту отдавать Японии острова. Дело в том, что Япония взамен предлагает поддержку в сфере модернизации российской экономики, предлагает инвестиции. Но сейчас – особенно сейчас – для российской власти эта тема не очень интереса. Наоборот, сейчас иностранное присутствие в российских регионах воспринимается как риск. Время от времени в России смотрят на дело так; вот сейчас именно такой период, в активности Японии видят риск.

Поэтому отдавать хотя бы два острова (остров и одну островную гряду, строго говоря) в обмен на нечто рискованное – зачем? Чтобы улучшить там коммунальную сферу? А надо ли? Если надо, сами как-нибудь вопрос решим. А то вдруг еще какие-нибудь шпионы появятся в наших регионах! То есть ценность того, что японцы предлагают взамен, для российской власти сейчас неочевидна.

И второй момент – что, как мы видим, российская власть после выборов иногда идет на непопулярные шаги. Это происходит не всегда, но иногда бывает, когда встают вопросы, которые, с точки зрения власти, нужно решать для экономики, внутри страны. Например, в 2004 году это была монетизация льгот, а сейчас это – пенсионная реформа. Но идти на непопулярные шаги вне страны никто не собирается.

Поэтому думаю, что японцы примут это заявление российского президента насчет мирного договора в короткие сроки и без условий вежливо. Но не более того.

А почему тема возникла сейчас? Может быть, захотелось как-то закрыть ее. Потому что она тянется достаточно долго; Абэ сделал на нее достаточно большую ставку (хотя тема мирного договора, конечно, не главная в его политике). Видимо, захотелось, что называется, обозначить свою позицию.

Но обозначить позицию «не отдадим острова» можно разными способами. Можно сказать: «Острова мы вам никогда не отдадим». Это такой афронт, в том числе для Абэ. А можно сказать: «Давайте заключим мирный договор без всяких условий и будем сотрудничать». Это то же самое, но в более мягкой форме. Которая сохраняет возможность для диалога, даже для реализации совместных проектов», – сказал Алексей Макаркин.

По последним данным, Япония уже оказалась заключать мирный договор так, как это предложил российский президент. Токио не будет заключать мирный договор до тех пор, пока не будет урегулирован территориальный спор, передает информационное агентство «Интерфакс» заявление генерального секретаря кабинета министров Японии Йосихидэ Суга.

Обсудите с коллегами

19:05

Конструкторы разрешили дырявому «Союзу» продолжить полет

18:46

В новых выборах в Приморье смогут участвовать не только Ищенко и Тарасенко

18:28

Собянин назначил сенатором Владимира Кожина

18:11

ЦИК определил сроки нового тура выборов губернатора Приморья

18:00

Топ новостей 19 сентября

17:40

В Нижегородской области разбился МиГ-31

Путин согласился на мирный договор с Японией Путин согласился на мирный договор с Японией МИД предлагает красивые идеи МИД предлагает красивые идеи
Путин согласился на мирный договор с Японией