«Диссернет» занялся «мусорными» журналами

Под конец года «Диссернет» презентовал свой новый проект «Диссеропедия российских журналов», работа над которым началась почти год назад. К настоящему моменту было проанализировано 30 тыс текстов журнальных статей из журналов, входящих в «список ВАК». В них выявлено 1400 случаев некорректных заимствований, но в открытый доступ, для просмотра посетителям сайта «Диссернета», представлена лишь первая порция – 40 самых «выдающихся» изданий.

Среди самых-самых оказались журналы: «Экономические науки», «Вестник московского университета МВД России», «Вестник Тамбовского университета. Серия Гуманитарные науки», «Ученые труды Российской академии адвокатуры и нотариата», «Публичное и частное право» и «Человеческий капитал». 27 из 40 журналов издаются в Москве.

«Журналы растут как грибы. В научном сообществе созрел запрос на каталогизацию слабых, с научной точки зрения, журналов», – отметил в своем выступлении на презентации проекта один из его инициаторов, лингвист, старший научный сотрудник Института языкознания РАН Алексей Касьян.

Он подчеркнул, что «проблема слабых журналов – проблема всего мира. Есть положительный западный опыт по борьбе с этим явлением – списки подозрительных журналов». В этой связи Касьян привлек внимание к деятельности канадского эксперта Джеффри Билла (Jeffrey Beall), ведущего свой блог «Критический анализ академических журналов открытого доступа». «Билл пользуется весьма изощренными по нашим меркам критериями: [в список подозрительных попадает] журнал, который называет себя международным, а реально все члены редколлегии сосредоточены в одной стране и др.»

По мнению Алексея, в нашей стране, где среднее качество научных журналов хуже общемирового, «требуются более действенные признаки для выделения журналов, нарушающих этические нормы». При этом надо быть готовым к ответной реакции издателей «мусора».

Он напомнил об опыте Высшей школы экономики, где в попытке разделить плохие и хорошие журналы был создан «черный список журналов» ВШЭ. Он был подготовлен для использования лишь внутри университета, для принятия решений о премировании сотрудников за публикации в научных журналах и нужно было отделить журнальные «зерна от плевел». «Список висел в открытом доступе, поднялся скандал и теперь этот список доступен только профессуре ВШЭ», – отметил Алексей Касьян.

Первые итоги работы по проекту вызвали неоднозначную реакцию. Так, доцент Российского нового университета Наталья Алимова опубликовала статью «Нужен ли нам наш российский Джеффри Билл?», в которой заметила, что деятельность Джеффри Билла и «Диссернета» – это небо и земля:

«Дж. Биллу в голову не приходит размахивать своим списком как дубинкой. Составители же нашего, отечественного «черного списка» с упоением бросились обличать и обвинять всех, кто попытался не то что бы покритиковать их подходы к составлению подобных документов, а просто порассуждать на эту тему. Крайне агрессивная личная позиция составителей вызывает вопрос о сути их намерений. Зачем они в принципе занялись подготовкой своего «черного списка», с благой целью улучшить состояние научной периодики в нашей стране, или это поиск виноватых только ради самого поиска?».

Критик, видимо, сразу сделала для себя вывод, что благих целей у создателей «Дисссернета» нет. Она считает, что раз институт российской научной периодики находится в зачаточном состоянии, «пока нет институциализации, то и нет четких правил, по которым сообщество может сориентироваться, вот так делать правильно, а так нет». Она пишет, что: «Институт отечественного издания научных журналов в современной России только формируется, переживает все «болезни» роста, и любая попытка составления «черных списков», основанных на критериях, не прошедших обсуждение и подвергнутых критике, публикация подобных списков, без их предварительного обсуждения научным сообществом в легитимных источниках, только еще больше усугубляет болезненность первоначального этапа развития, расшатывает и без того крайне нестабильную систему».

Интересно, в каких руках Наталья Алимова увидела «дубинку» и неужели никто в редсоветах слабых журналов не подозревает, что «плагиат – это ай-яй-яй?» и что публиковать одну и ту же статью несколько раз, меняя имена авторов, – это нехорошо.

На слайде: Авторов этой статьи и редакцию журнала "Образование и право", наверное, никто еще не пригласил на семинар по научному цитированию, иначе они бы не стали публиковать статью практически без изменений дважды в №1 и затем в №2.

 

Критика нового проекта «Диссернета» можно понять в том смысле, что давайте сначала организуем центры переподготовки, создадим специальные семинары, защитим диссертации и напишем монографии по этике науки, «сформируем понятийный аппарат научных коммуникаций» и вот тогда уже можно задуматься о том, как применить наследие Джеффри Билла на российской почве.

Наталья Алимова сама признается, что на это нужны годы, но ведь «авгиевы конюшни» надо чистить уже сейчас, и про постоянно растующее число научных статей она пишет в начале своей критической публикации. На мой взгляд, критерии выбранные «Диссернетом» достаточно наглядны – среди них и количество статей с неоформленными заимствованиями, и просьба к авторам присылать рецензии на свои статьи (что противоречит представлению о независимой экспертизе), и количество «героев» «Диссернета» в редакциях.

Сведения об одном из наиболее "выдающихся" журналов, попавших в фокус "Диссернета" - "Вестник Курской ГСХА"

В течение года «Диссернет» накопил базу порядка 500 подозрительных журналов из «списка ВАК» и к концу года было решено начать публикацию результатов работы, продемонстрировав самые яркие случаи. «Я начинал этот список как список подозрительных журналов по филологии, но стало ясно, что филология – это семечки, а цветочки – это экономика, политология и педагогика», – подчеркнул Алексей Касьян.

По мнению авторов проекта, плохие журналы можно условно разделить на три типа: 1) «хищные» или всеядные, для которых издание статей низкого качества – «ничего личного, просто бизнес»; 2) «мусорные», среди которых много разного рода «вузовских вестников» со слабыми редакциями и 3) «диссеродельные» журналы, обслуживающие фабрики диссертаций.

Координатор нового проекта Лариса Мелихова, аналитик в IT, канд. физ.-мат. наук, представила новую рубрику «Диссеропедия российских журналов» на сайте «Диссернета», которая сделана в том же формате, что «Диссеропедия вузов» (база данных высших учебных заведений, в которых работают те, кто имеет отношение к фальшивым диссертациям и фальшивым защитам). Каждый теперь сможет увидеть те журналы, которые попали в сферу внимания «Диссернета».

После короткой презентации авторов проекта выступила Ольга Кириллова, президент Ассоциации научных редакторов и издателей (АНРИ), эксперт БД Scopus. Через ее руки и глаза проходят российские журналы, которые хотят попасть в эту международную базу данных, и о проблемах российских изданий она знает не понаслышке.

На фото: Ольга Кириллова: «Наша точка зрения совершенно совпадает с вашей, но все-таки задача АНРИ разъяснять и воспитывать».

Ольга Владимировна привела пример, когда в щекотливую ситуацию с фальшивой статьей могут попасть и редакции неплохих журналов. Так, недобросовестные авторы отправляют «веерной рассылкой» свою статью по редакциям, изменив слегка название и пр., а у журналов не всегда есть возможность поставить этому заслон. Журнал, который рецензирует статьи, в результате публикует эту «веерную» статью позже, чем журнал, который публикует статьи «с колес» без рецензирования и редактирования. В итоге, когда это обнаруживается, отзывать статью (ретрактировать ее, от англ. retract, см., например, блог Retraction Watch) приходится хорошему журналу.

По ее словам, не стоит ставить крест на журналах, попавших в «герои» «Диссернета», среди них есть и те, которые стремятся изменить свою работу к лучшему. И создателям «Диссеропедии» нужно продумать, как они будут убирать журнал из своего «черного списка».

На это Лариса Мелихова заметила, что в «Диссернете» такая возможность уже предусмотрена. Отозванная статья будет отмечена в базе данных как retracted (что, по-видимому, уменьшит негативные показатели журнала). Но пока известно лишь об одном случае отозванной статьи, хотя «Диссеропедией» найдено уже 1400 случаев некорректных заимствований.

На фото: авторы проекта Лариса Мелихова, Алексей Касьян и Андрей Ростовцев (по Скайпу) вовсе не держат в руках дубинку, в их руках – лишь факты о некорректных заимствованиях

По мнению Андрея Ростовцева, который присутствовал на презентации проекта виртуально, через Skype, «веерные рассылки» осуществляют вовсе не авторы-новички. «Это одни и те же авторы, они делают это из года в год. Они делают это постоянно, и они должны быть известны журналам. Если журнал заботится о своей репутации, то стоит лучше знать, кого он публикует». Он рассказал о том, что стандартным ответом редакций плохих журналов на упреки в низком качестве является такой: «А что вы от нас хотите, мы не можем следить за тем, что приносит автор». Редакции «мусорных» журналов уверены, что главную ответственность за свои статьи несет автор, что автор должен приносить готовую рецензию, так что научность таких изданий – под большим вопросом.

Анна Кулешова, председатель Совета по этике научных публикаций АНРИ, поблагодарила «Диссернет» за проведенную работу. «Вы сделали то, что во многом не удалось сделать ВАК и другим организациям, которые пытаются внимательно отнестись к тому, что происходит в сфере научных публикаций».

«На сегодняшний день действительно вошли в норму девиантные практики. Ненормальное стало нормальным, и один из механизмов исправить ситуацию – это то, что делает “Диссернет”», – согласна она. К сожалению, ряд журналов думает не о том, как двигаться к лучшим образцам, а как мимикрировать, чтобы не попасть в фокус внимания «Диссернета».

На фото: Анна Кулешова (слева), Лариса Мелихова и Алексей Касьян

Поэтому научному сообществу нужен не только «кнут», но и «пряник». «Нужно создать среду, в которой этическое публикационное поведение будет целесообразным»», – уверена Анна. Она считает, что сейчас многим авторам не выгодно добросовестное поведение при публикации статей, когда на их месте работы зарплата и надбавки часто зависят от количества, а не качества статей.

Анна Кулешова считает, что нужно больше рассказывать исследователям и издателям, какое поведение является этичным, а какое является противоестественным для хорошей науки. Репутация ученого должна быть сопряжена с качеством текстом, который он опубликовал.

 «Единственная задача у нас всех изменить профессиональное сообщество, сделать этичное поведение целесообразным и научить тех, кто способен учиться, что делать и как выходить в мировое научное пространство, чтобы не было мучительно больно и стыдно за свои публикации», – подчеркнула представитель АНРИ. По ее мнению, на сайте «Диссернета» и других изданий нужно отражать просветительскую деятельность Ассоциации научных редакторов и издателей.

Лариса Мелихова заметила, что представление хороших образцов – всё же задача не «Диссернета». Министр Ливанов как-то заметил, что если зайти на сайт этого проекта, то может показаться, что всё научное сообщество – воры и жулики. «Что делать, мы выявляем недобросовестных авторов. Тем не менее, мы всячески готовы рассказывать о случаях отзыва статей, когда такие случаи будут», – сказала Лариса.  По мнению Алексея Касьяна, «если авторы будут знать, что такой-то журнал регулярно ретрактирует выявленный плагиат, то плохой автор в такой журнал не пойдет».

Президент Ассоциации научных редакторов и издателей Ольга Кириллова отметила, что список плохих журналов «Диссернета» был опробован в издательском сообществе в мае в РАНХиГС на конференции «Научное издание международного уровня – 2016: решение проблем издательской этики, рецензирования и подготовки публикаций».

«Список получил большой резонанс, война была еще та, мы были вынуждены с сайта [АНРИ] снять этот список…», – грустно сказала она. «А сам доклад оставить», – тут же добавил Алексей Касьян. «Да, доклад и комментарии к докладу [на сайте] остались», – согласилась Ольга Владимировна. – «Наша точка зрения совершенно совпадает с вашей, но все-таки наша [Ассоциации] задача разъяснять и воспитывать. Не все журналы такие плохие. Журналы тоже начали создавать черные списки авторов. Там применяют меры… Одного товарища, который увлекался дублированием публикаций, хотели уволить, и спрашивали меня, увольнять или нет. Я сказала: зачем же увольнять? Может дальше он этого делать не будет. А если повторит, тогда можно и увольнять…»

Президент АНРИ почувствовала иронию со стороны коллег и признала, что в этом она и ее коллеги напоминают сами себе «воспитателей детского сада».

Ольга Кириллова согласилась с Анной Кулешовой, что одной из причин дублирования публикаций или «салями-слайсинга» (нарезки малых статей из большой) является требование количества публикаций, а не качества. И возникшие на рынке научных публикаций сомнительные фирмы-«брокеры», готовые за деньги опубликовать статьи в «мусорных» журналах за рубежом, и фирмы, которые готовы за деньги якобы помочь журналу вступить в Scopus или Web of Science, являются частью большой и сложной проблемы.

Андрей Ростовцев, в свою очередь, заметил, что помимо просветительской и экспертной задач необходимо установить планку научности в научной периодике. «Научные и ненаучные журналы должны быть разделены. В ненаучных журналах не должны публиковаться статьи для защиты диссертаций». Получается, что он выступает за самый-самый настоящий «список ВАК»?

«Пузырь российской “научности” надулся, по моим оценкам, в 10 раз. 90% журналов в РИНЦ (Российском индексе научного цитирования) не могут быть отнесены к сфере научного знания. Здесь надо провести разделение. Это важно для аттестации научных сотрудников, для ВАК и защиты диссертации», – уверен профессор Ростовцев.

Автор «Диссерорубки» еще раз повторил, что считает, что 90% журналов из РИНЦ ниже необходимой планки научности. Вместе с тем, он не стал формулировать критерии «научности», лишь заметив, что «не стоит записывать в научные журналы всякий мусор». Участники презентации сошлись на том, что одним из главных критериев научности журнала может служишь наличие серьезного рецензирования (хотя все журналы в списке ВАК говорят, что такое рецензирование у них есть). «Но мы видим, что такое рецензирование только на словах. Нет ни корректоров, ни рецензентов. Они просто собирают рукописи в стопки и подают их как новый номер», – бросил реплику Андрей Ростовцев.

«Собирают рукописи и деньги с авторов», – подчеркнул Алексей Касьян. Он сообщил, что проверены еще не все журналы из «списка ВАК», а из тех, что проверены, где-то треть является подозрительной. Проверялись статьи за 2014-2016 годы. «Редакция может подать апелляцию, если не согласна с результатами нашей работы», – отметил он. – «В моей практике за этот год были случаи (когда я видел, что журнал хороший, но у них на сайте остались старые правила с требованием авторецензий (рецензий от самих авторов) или у них в редколлегии затесался какой-нибудь фигурант «Диссернета»), то я с ними связывался и говорил: "Пожалуйста, исправьте или прислушайтесь". Кто-то это сделал, кто-то нет».

Лариса Мелихова также уточнила, что проверялись пока лишь журналы открытого доступа, но Андрей Ростовцев надеется, что, когда «Диссернет» выйдет на более высокий уровень, журналы платного доступа будут сами обращаться к проекту с просьбой проверить публикации на плагиат.

«Наша практика показывает, что чем больше закрыта информация о диссертации или о журнале, тем больше там “гуляют по буфету”. Проблем с закрытыми журналами будет на порядок больше, чем с открытыми», – добавил Ростовцев. По его мнению, даже если статьи, требующиеся для защиты диссертации, публикуются в журналах закрытого доступа, они сами по себе должны быть открытыми, точно также, как должны быть открыты тексты диссертаций. Нередки случаи, когда диссертанты представляют сведения о фантомных, несуществующих публикациях.

«Диссернет» продолжит работу над журналами из существующего «списка ВАК», и без сомнения нас ждет много открытий чудных, созданных вовсе не духом просвещения, а халтуры.

«После открытой первой порции мы хотим обсудить с профессионалами издательского бизнеса результаты нашего проекта. Затем мы будем ждать реакции Минобрнауки и ВАК. Было бы хорошо, если бы на эту тему высказалась и Российская академия наук. В зависимости от этих реакций мы сформируем второй транш журналов. Это произойдет уже после январских праздников», – сообщил «Полит.ру» Андрей Ростовцев.

P.S. Между тем, первая реакция на новый проект уже появилась. Как сообщил ТАСС, в своем комментарии от 16 декабря глава ВАК Владимир Филиппов заметил, что новый проект «Диссернета» может стать основой для экспертной проверки журналов из «списка ВАК». По его словам, 30 экспертных советов ВАК должны в течение полугода проанализировать качество журналов по их тематике. Филиппов назвал требование некоторых журналов к авторам присылать статьи с готовыми рецензиями недопустимым, но вместе с тем весьма осторожно отнесся к информации о многочисленных некорректных заимствованиях в текстах статей. Приводятся его слова, что в публикациях могут быть «общепринятые, известные истины, которые совершенно тривиальны, и не надо на которые ссылаться, где и когда доказаны».

Видеозапись презентации проекта, состоявшейся 13 декабря 2016 года

 

Обсудите с коллегами

19:55

США сертифицируют российский самолет по договору об открытом небе

19:39

Наместник Киево-Печерской лавры сообщил об угрозах захвата

19:22

СМИ узнали о намерении Тарасенко уйти с поста врио губернатора Приморья

19:14

Вокруг Солсбери туманно

19:05

Конструкторы разрешили дырявому «Союзу» продолжить полет

18:46

В новых выборах в Приморье смогут участвовать не только Ищенко и Тарасенко

Пряник для научного сообщества Пряник для научного сообщества Диссертация Сергея Нарышкина поставлена под сомнение Диссертация Сергея Нарышкина поставлена под сомнение
Пряник для научного сообщества