Непубликабельное письмо

Этот ответ А.Д.Некипелову был отправлен в обе газеты, опубликовавшие его письмо. «Поиск» отказался сразу с официальной мотивировкой «мы не заинтересованы в продолжении этой дискуссии» и неофициальной «ну, Вы же сами понимаете». «Новая газета» долго не отвечала, а после напоминания также отказала, ответив: «Напечатать его (ответ – МГ) в газете не представляется возможным по двум причинам. Во-первых, большой размер (превышает размер целой полосы), а во-вторых – это получается уже третий шаг в дискуссии, т.е. ответ на ответ Некипелова Сонину. Материал академика Некипелова был напечатан на страницах газеты потому, что Некипелов является членом наблюдательного совета газеты, и это его право закреплено редакционным уставом. Участвовать в этой дискуссии “Новая газета” не считает для себя возможным, а быть просто площадкой для выяснения отношений – считает нецелесообразным». Приведенный ниже текст – это точно то, что было отправлено в «Поиск» и «Новую газету», и потому отражает ситуацию примерно месячной давности. Про новости см. в послесловии.

В своем недавнем письме академик А.Д.Некипелов обвинил газету «Троицкой вариант» в организации травли, провокациях и других неблаговидных деяниях. Поскольку я, как заместитель главного редактора, курировал подготовку подборки материалов о состоянии публикаций в области гуманитарных наук [1], я считаю необходимым ответить на эти обвинения.

Но сначала пара слов о занятной несоразмерности повода и реакции на него. Скромно подписав свое письмо именем и фамилией, Александр Дмитриевич счел излишним указать, что он является вице-президентом Российской академии наук. Свой ответ он опубликовал сразу в двух газетах – в «Новой» (членом наблюдательного совета которой он является) и в «Поиске» (учредителем которого является РАН). А «травлю», по его словам, организовала газета, издаваемая раз в две недели небольшой группой ученых и научных журналистов и не имеющая ни одного постоянного сотрудника. Впрочем, публикуемые в «Троицком варианте» материалы часто идут поперек генеральной линии: недавно один из номеров  было запрещено распространять на сессии РАН. Мы так не знаем, что послужило причиной: заметка об одобрении некоторыми высокопоставленными академиками деятельности небезызвестного изобретателя Петрика [2] (о котором недавно писала и «Новая газета») или статья о странностях при закупках научного оборудования в РАН [3].

А теперь детали. Заметка о монографии А.Д.Некипелова – вовсе не единственный материал подборки; там обсуждались и другие книги и случаи. Публикация была специально задержана, чтобы дать Александру Дмитриевичу достаточно времени для ответа на критику. Кроме того, мы попросили прокомментировать первый вариант этой заметки ряд ведущих российских экономистов. Большинство из них отказалось (хотя потом некоторые приняли участие в последовавшей дискуссии), однако нам удалось получить интервью у члена-корреспондента РАН Р.С.Гринберга, весьма положительно оценившего монографию. Таким образом, как и должно, читателям были представлены различные точки зрения.

Вопрос о несовпадении первоначального и опубликованного текста мне кажется надуманным: после того, как Александр Дмитриевич написал, что будет отвечать уже после публикации, мы не считали себя связанными обязательством опубликовать ровно тот текст, который был ему послан, тем более, что радикальных изменений в тексте не произошло. Александр Дмитриевич пишет также, что наша газета «спровоцировала публикацию клеветнического характера в журнале “Форбс” до того, как сделала достоянием гласности собственные измышления». Видимо, провокация состояла в том, что мы разослали просьбу о комментарии уважаемым коллегам А.Д.Некипелова и ему самому, а также ответили на последовавший через некоторое время запрос редакции «Форбс» об этом тексте. Ожидая ответов, мы запоздали с публикацией нашего материала, в результате чего заметка в «Форбс» вышла практически одновременно с нашей подборкой.

Наконец, Александр Дмитриевич упрекает «Троицкий вариант» в том, что текст К.И.Сонина был прислан ему без указания имени автора. Это было мое решение. Я не считаю его некорректным – содержательный ответ на содержательную критику не зависит от личности рецензента. К тому же, как мне кажется, дальнейшие события показали, что это решение было правильным. Я имею в виду не только крайне личностный характер письма А.Д.Некипелова (в качестве лишь одного примера приведу употребленное там слово «Сонины»), но и хронику на сайте Московской школы экономики, которую он возглавляет [4]. В частности, на этом сайте К.И.Сонин был обвинен в приписывании себе несуществующих званий в статье в Википедии [5] (поскольку Википедия ведет полный лог поправок, легко убедиться в безосновательности этого обвинения). Столь же неаккуратно анонимный автор сайта высказывался по адресу как наших журналистов, так и ряда ученых, чьи выступления в полемике ему не понравились. Вот именно такого стиля и хотелось избежать. Впрочем, следует сказать, что наиболее одиозная часть этих текстов (скажем, обвинения в «огульных, непрофессиональных и невежественных нападках») была через некоторое время отредактирована.

Александр Дмитриевич «ответственно заявляет», что в его книге нет «никаких незакавыченных переводов». Это заявление основывается на тонких определениях понятия «незакавыченный», оставляющих в стороне как буквальное воспроизведение некоторых графиков (как утверждается, общеизвестных, и потому не нуждающихся в ссылке), так и пересказ вроде бы цитируемой статьи по изложению в другой книге – с полным сохранением обозначений вторичного источника, но вовсе не оригинала [6].

Более существенно как раз другое: каково качество «закавыченных» переводов. После того, как наша публикация и реакция на нее стали обсуждаться в Интернете, несколько человек  сравнили монографию А.Д.Некипелова и первоисточники. Наиболее подробный анализ был проведен на форуме scientific.ru Д.И.Дьяконовым, одним из сильнейших российских физиков-теоретиков (предупреждая естественные вопросы, упомяну, что на форуме он сказал, что давно интересуется математическими моделями в экономике и смотрел работы в этой области). Оказалось, что «закавыченный» перевод существенно хуже оригинала: в нем пропущены постановки задач, отсутствуют некоторые определения, не сформулированы условия применимости математических преобразований. Получается, что формулы переписаны, но необходимые пояснения воспроизведены так, что понять эти формулы трудно.

А.Д.Некипелов приводит список экономистов, выступивших в его поддержку. Этот список выглядит внушительно, если упустить одну деталь: все они являются профессорами уже упомянутой Московской школы экономики. Среди этих открытых писем и комментариев мне показалась важной только реакция академика В.М.Полтеровича – и потому, что мнение человека с хорошей репутацией существенно само по себе, и потому, что он касается куда более глубоких тем. Как и другие авторы писем в поддержку А.Д.Некипелова, Виктор Меерович не одобряет то, как готовился и публиковался наш материал. Я надеюсь, что ответил на основные претензии; при необходимости можно обсудить и детали. Но, кроме того, в «Советах рецензенту» [7] он пишет: «Если у Вас возникло желание потаскать за бороду почтенного профессора, вспомните о печальной судьбе хунвэйбинов. Обеспечив победу одному из враждовавших чиновничьих кланов, они остались наедине с беспощадным «союзником», так что во второй битве у них уже не было шансов. Возможно, в относительно мягких  российских условиях молодым и быстроногим удастся избежать принудительной «трудовой закалки». Однако останутся после них руины российского исследовательского пространства…». И вот этот, последний по счету, совет мне кажется заслуживающим специального обсуждения. Потому что эта проблема куда важнее, чем расстановка кавычек в монографии пусть даже и вице-президента РАН.

Виктор Меерович не сказал, кого он имеет в виду под «беспощадным союзником» из числа «враждующих чиновных кланов». У нашей газеты таковых нет: мы ни от кого не зависим и пишем о том, что нам самим представляется важным. Наша цель – прозрачная, справедливая и эффективная система организации науки в России. Мы писали и о происходящем в РАН, и о несообразностях при проведении конкурсов Минобрнауки, и о маразме применения Закона о госзакупках к финансированию научных исследований, и о ничтожной – особенно с учетом уровня финансирования – научной результативности Курчатовского института.

Я позволю себе предположить, что В.М.Полтерович имеет в виду именно последний. Это предположение основывается на сопоставлении недавних событий: бесцеремонной передачи в создаваемый на основе Курчатовского института центр ряда институтов, в том числе, и академических; существенных денежных вливаниях в него на фоне сокращения финансирования РАН; идущих из «Курчатника» слухах о дальнейшем потрошении физического и биологического отделения РАН. Все это действительно вызывает глубокую тревогу, и «Троицкий вариант», кажется, единственная газета, которая об этом говорит.

Да, руководство Курчатовского института, надувая мыльный пузырь из пустых обещаний, пытается подгрести под себя всю российскую науку. Но значит ли это, что любая критика руководства РАН – это аргумент в пользу Курчатовского института? Я думаю, что нет, по двум причинам.

Во-первых, нет никакой «вражды кланов». Создание «наноотделения» РАН; эмоциональная реакция руководителей РАН на провал директора Курчатовского центра М.В.Ковальчука на последних выборах академиков; последовавшая за этим и также неудавшаяся попытка изменить Устав РАН так, чтобы обеспечить ему успех при следующем заходе [8] – все это показывает, что руководство РАН давно сдалось, и только лишь теплится глухое, упрямое сопротивление меньшинства «рядовых» академиков.

Во-вторых – и это даже более серьезно – руководству РАН удалось навязать научному сообществу психологию осажденной крепости. Являясь одним из «чиновных кланов», они смогли представить свои властные разборки как борьбу за науку. И потому каждый проигрыш Президиума РАН в очередном раунде этих разборок воспринимается как общее поражение. Это заблуждение.

Последствием отказа от разумного реформирования, консервации непрозрачной системы принятия решений и распределения финансирования, непрекращающегося конфликта интересов стало то, что РАН уже не воспринимается как независимый, авторитетный экспертный орган. Ни один критик не смог бы скомпрометировать Академию сильнее, чем это сделали другой ее вице-президент, С.М.Алдошин, и директора крупных институтов, которые публично восхваляли печально известного изобретателя Петрика, а потом заявили, что пошутили [9]. Что теперь можно ответить на прожекты по разгону Академии?

Проблемы Академии нельзя бесконечно заметать под ковер. Их надо обсуждать честно и открыто, высказывая разные точки зрения, формируя программу реформы и Академии, и вообще организации науки. Многие говорят, что уже поздно: система окаменела и надо строить новую, постепенно откалывая от Академии жизнеспособные части. При этом, как показывает тот же пример с Курчатовским центром, пока нет здоровой среды, способной эти части воспринять, все проблемы воспроизводятся, только на еще более низком уровне. Но руководство Академии, растратившее тот моральный авторитет, который у нее был, не может этому противостоять.

Поэтому я не принимаю тот действительно серьезный упрек, который высказал В.М.Полтерович. Врач, который ставит тяжелый диагноз и прописывает горькое лекарство – не враг. Враг тот, кто отказывает в лечении.

Послесловие

В тот месяц, когда проходили переговоры с уважаемыми редакциями, случилось еще несколько забавных событий. Я написал профессорам Сапиру, Гэлбрейту и Интрилигейтору, открытые письма которых в поддержку А.Д.Некипелова были опубликованы на сайте МШЭ [4]. Каждый из троих ответил, что не отказывается от своей точки зрения, однако отказался пояснить, какие именно места из публикации в «Троицком варианте», с его точки зрения, содержат обвинения в плагиате, и что из написанного кажется ему клеветническими измышлениями. Двое последних также не ответили, читают ли они по-русски (профессор Сапир знает русский язык). Из письма профессора Интрилигейтора я узнал, что инцидент стал предметом рассмотрения комиссии, образованной Президиумом РАН.

И действительно, через некоторое время было опубликовано Постановление ПРАН № 25 [10], в котором отмечалось, что «обвинения в масштабном заимствовании и плагиате, отсутствии в работе оригинального содержания не имеют под собой никаких оснований», а «подрыв складывавшихся столетиями правил ведения научных дискуссий чреват не только нанесением без всяких оснований ущерба репутации заслуженных ученых и научных организаций, но и дезинтеграцией самого научного сообщества». Вот так.

В приложенном экспертном заключении, подписанном пятью академиками (включая В.М.Полтеровича) и одним членом-корреспондентом было указано, что:

·         «дискуссия велась с нарушением общепринятых цивилизованных норм полемики, не говоря уже об академических нормах научного рецензирования»,

·         «публикацию вопроса (можно ли считать изложенный в книге А.Д.Некипелова материал научным плагиатом – МГ) следует считать в высшей степени некорректной, ибо содержащаяся в вопросе гипотеза является одновременно оскорбительной и заведомо ложной»,

·         «газета фактически признавалась (в первоначальном варианте текста – МГ) в том, что очернение академика Некипелова являлось средством давления на него как администратора»,

·         «“рецензент” идет на прямой подлог, утверждая, например, что сорок одна страница текста монографии является буквальным переводом одиннадцати страниц английского текста (см. строку таблицы, где речь идет о главе 7 книги А.Д. Некипелова)».

По поводу последнего наблюдения, которое впервые сделал еще В.М.Полтерович [7], следует разъяснить, что уважаемые члены комиссии не разобрались в формате таблицы, в которой ссылка на страницы монографии, соответствующие страницам источника, приводится не в первой колонке, а во второй [11]. Там указано, что стр. 258-266 (9 страниц) монографии являются переводом стр. 164-174 (11 страниц) книги Крепса. Если бы комиссия сочла нужным пригласить к участию в своей работе представителей «Троицкого варианта», этого недоразумения легко можно было бы избежать. Мне кажется, что остальные утверждения никаких комментариев, кроме уже сделанных, не требуют.

За несколько дней до появления постановления еще один член комиссии, академик В.В.Ивантер, опубликовал письмо в журнал «Эксперт», в котором, в частности, написал: «один из сотрудников РЭШ г-н Сонин принял активное участие в малоинтеллигентной кампании по дискредитации вице-президента РАН академика Некипелова. Внезапно заинтересовавшись монографией академика по отделению экономики Некипелова, изданной уже более трех лет назад, кандидат физико-математических наук Сонин сразу через несколько средств массовой информации начал распространять рецензии крайне негативного толка. Эти рецензии содержали утверждения об отсутствии у монографии какой-либо научной ценности, о многочисленных случаях плагиата и прочих нехороших чертах вице-президента РАН. По странному совпадению именно того вице-президента, который от имени РАН весьма эффективно ведет переговоры по финансовым и имущественным вопросам» [12]. Таким образом, видно, что работа комиссии носила истинно коллективный характер, и каждый ее член внес свой глубокий вклад в окончательный результат.

С другой стороны, в борьбе с недостойными поползновениями «Троицкого варианта» руководство РАН получило влиятельного союзника. Выступая на форуме «5+5», председатель Государственной думы Б.В.Грызлов сказал: «К сожалению, многие инициативы встречают преграды на своем пути в виде Академии наук и бюрократии. Я знаю, что в Академии наук даже есть отдел по лженауке. Меня этот факт очень удивляет – как они могут брать на себя ответственность и говорить, что является лженаукой, а что – нет? Это – мракобесие какое-то» [13]. К сожалению, на сайте «Единой России» это высказывание было фактически дезавуировано: ссылка [14] приводит к сообщению «an error occurred while processing this directive», что можно даже считать некоторым каламбуром. Однако оно успело распространиться в Интернете (в частности, скриншот оригинальной страницы опубликован в «Троицком варианте» № 2(46) от 2 февраля) и произвело сильное впечатление. В ситуации таких разногласий между соавтором Петрика Б.В.Грызловым и РАН, все – и я в том числе – будут на стороне последней. Для закрепления вызванного этим казусом PR-успеха президиуму РАН остается только принять такое же резкое постановление о деятельности Петрика, о связанном с этим недопустимом давлении на РАН со стороны Б.В.Грызлова [15], и о недостойном поведении некоторых академиков, поддавшихся этому давлению [2]. Говорят, что решение комиссии по работам Петрика ожидалось в конце февраля; видимо, можно надеяться, что скоро выйдет и постановление.

Примечания

1. http://trv-science.ru/2009/12/08/

2. http://trv-science.ru/2009/12/08/petrik-nadelal-kuchu-pered-akademikami/

3. http://trv-science.ru/2009/12/08/prozrachnyj-omut-akademintorga/

4. http://www.mse-msu.ru/controversy.php

5. http://ru.wikipedia.org, статья «Сонин, Константин Исаакович»

6. http://www.stanford.edu/~jlazarev/other%20stuff/Syndicate_theory_Nekipelov_Kreps.pdf

7. http://www.econorus.org/sub.phtml?id=69

8. http://trv-science.ru/2009/06/09/popravochka-ne-vyshla/

9. http://www.polit.ru/science/2009/12/22/aldoshin.html

10. http://www.ras.ru/presidium/documents/directions.aspx?ID=75f71a66-ddd3-425b-8947-30e9f1ae9585

11. http://trv-science.ru/2009/12/22/sonin-tabl/

12. http://www.expert.ru/printissues/expert/2010/04/news_pismo_v_redakciyu/

13. http://www.regions.ru/news/2267379/

14. http://edinros.ru/er/text.shtml?11/9416

15. http://innotechexpo.ru/images/usr/protokol_sovechaniya.pdf

Обсудите с коллегами

00:01

Владимир Сапрыкин

23.08

Три сотрудника «Крестов-2» в Петербурге лишились работы. ФСИН подтвердила факт пыток в СИЗО

23.08

Disney взял бездомного пса на главную роль в экранизации «Леди и Бродяги»

23.08

Топ новостей 23 августа

23.08

Умер миллиардер Дэвид Кох

23.08

Чиновники и полиция угрожают жителям Кузбасса штрафами за плакаты «Мы любим Россию за красоту и природу»